"ДА БУДУТ ВСЕ ЕДИНО" Р. Гинц

 
 
 
«Не о них же только молю (…которых Ты дал мне от мира, стих 6), но и о верующих в Меня по слову их: Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня» (Иоанн 17:20-21).
Дорогие сестры и братья!
Когда я несколько недель тому назад принимал участие в заседании Комитета Всемирной Лютеранской Федерации в Экуменическом Центре в Женеве, то сидел за столом переговоров так, что видел прямо перед собой на стене огромный ковер.
В центре ковра воскресший Иисус, а внизу надпись по-гречески заглавными буквами: «Да будут все едино». Я должен признаться, что во время заседания не очень внимательно слушал, я был потащен изображением Христа. Сколько людей уже сидело здесь, за этим столом и задумывалось над словами Библии и изображением Христа. Люди из разных церквей, из многих стран, с очень разными традициями и культурами.
«Да будут все едино».
Это молитва самого Иисуса Христа, слова Его молитвы. Она стоит в Евангелии от Иоанна и предшествует истории страданий, смерти и воскресения Иисуса. Иисус просит об единодушии, согласии всех Своих учеников и всех тех, кто, «совершая молитву, верит Ему». Следовательно, и всех нас. Из других историй Нового Завета известно, что Иисус не без основания беспокоился о единстве, единении своих последователей и последовательниц. И, быть может, в этой молитве уже отражен опыт первобытной общины, которой, очевидно, в самом начале возникновения грозили раскол и отделение. Поэтому это не только молитва земного Христа и история Его земных страданий, это вечная молитва Христа за Его Церковь во всем мире.
Удивительно, как тесно в этой молитве увязаны единение последовательниц и последователей Иисуса с единением Иисуса с Отцом. «Как Ты, Отче во Мне, и Я в Тебе, так и они будут в Нас едино». Единение - это не только вопрос доброй гармонии. Единение - это предпосылка того, что мы едины с Богом, с Христом. Читать и слышать это следует со всей серьезностью.
Как христиане на Земле могли забыть это? Завершается тысячелетие раздоров. Кто занимается историей христианства поверхностно, может прийти лишь к следующему выводу: христианство раскалывается на более или менее крупные и множество мелких частей. Казалось, что процесс дробления в последние столетия уже не преодолим. И лишь в этом столетии началось встречное движение. Мы можем поблагодарить последнее столетие второго тысячелетия после Рождества Христова за то, что мы снова объединяемся. Вы все знаете, что это столетие одновременно стало и веком тяжелейших испытаний для Церквей мира, да, может быть, можно сказать, очищением для Церкви Иисуса Христа на Земле. Это был век, когда в первую очередь две большие войны и тяжелые социальные перевороты напомнили прежде всего Церквям Европы о том, что они слишком идентифицировали себя с нацией и шли со своим народом неправильным путем. Именно после окончания второй мировой войны они вновь научились быть вместе, поняли, что единение необходимо.
Замечательно и, по-видимому, знаменательно, что объединили нас нужда и страдания, царящие в мире. Мы научились рассчитывать, опираться друг на друга, помогать друг другу встать на ноги. Мы поняли, что если хотим сохранить верность Богу, то должны поступать именно так.
Он сам объединил нас, Он сам, Господь в Иисусе Христе, Воскресшем, Его Дух привел нас к единству.
Мы встречаемся как члены различных семей, в которых мы родились. Лишь немногие из нас выбрали для себя вероисповедание уже будучи взрослыми. Большинство из нас уже крепко связано с нашими традициями. Еще будучи молодыми людьми, мы во всем разобрались и нашли собственное место. Потом мы сами взяли на себя ответственность и при этом открыли для себя членов других христианских традиций. В беседах и дискуссиях с ними мы ясно увидели, каким сокровищем является наша собственная традиция, однако мы увидели и всю красоту и богатство других традиций.
Мы увидели, что не одиноки, что есть и другие, что дело Господа творится и далеко за пределами границ нашей собственной Церкви.
Матери и отцы экуменического движения этого века ставили перед собой большие цели: они хотели собрать разрозненных сестер и братьев, привести их к «видимому единству». Эта модель единства - процесс, общий путь, ведущий в будущее. Этот вывод очень важен, так как обратного пути к бывшему единству нет. Полагать, что единства можно достичь будучи только католиками или только православными исторически нереальное желание.
Но на пути друг к другу мы должны измениться: мы все должны стать более православными, более католическими, более евангелическими. Более православными в смысле возврата в лоно Веры, более католическими в процессе восприятия мира в целом, чтобы лучше его понимать, более евангелическими, чтобы серьезнее и усерднее толковать Святое Писание.
Многие жалуются, что экуменическое движение этого столетия ослабевает, что затух огонь первой любви. Я так не думаю. Хотя правда то, что путь к единству становится более трудным и более каменистым, чем это было в начале. Все, что нам нужно, так это подбадривающие указатели на этом пути.
Важной подбадривающей вехой служит совместное экуменическое богослужение здесь в этой церкви, где все мы присутствуем. Другой - взаимопомощь, которую мы оказываем друг другу. Быть может, нам следует подумать о том, чтобы об том было известно общественности. Ведь единение служит не только нам самим, это отчасти свидетельство того, что мы ответственны за мир, «чтобы мир уверовал, что Ты послал Меня».
Только в этом случае, если мы наметим такие вехи единения, которые нельзя не заметить, мы подхватим молитву Иисуса, которую Он совершает для всех нас.
Аминь.
Проповедь  прочитана на экуменическом богослужении в церкви Св. Марии в Санкт-Петербурге

Гости

Сейчас 105 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Библейские цитаты

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…