Скачать шаблон Joomla с JooMix.org
Anastasia

Шел как-то по славному городу Константинополю известный мудрец... Он был окружен толпой учеников и почитателей. Но вот, внезапно появился торговец рыбой, славившийся грубым нравом и острым языком.


- Ах, что за макаку вы приветствуете? - издевался он.


Но ни мудрец, ни ученики не обратили внимания на его крик, обсуждая величие Всевышнего.


- Этот ваш попугай не только глуп, но и глух? - не унимался купец.


Но мудрец продолжал улыбаться ученикам и воссел у врат города, исцеляя больных....
А купец изощрялся то так, то эдак, выкрикивал оскорбления, а в конце концов, встал на четвереньки, передразнивая мудреца. Но очередь больных завершилась... и он остался один....


И вот тут-то мудрец и обратил на него внимание:

- Бедное создание! Давно ли бесы так мучают тебя?? Позволь мне вернуть тебе здравый ум и способность стоять на конечностях?
Все засмеялись.
Купец побагровел от ярости и превзошел самого себя в гнусной брани.


Однако внезапно мудрец взмахнул руками, обратился ко Господу и - исцелил грубияна.
И наступила тишина.

- О, добрый человек, прости меня! - произнес пораженный купец,
сколько злобы носил в себе и как был несчастен! Обиженные люди уходили - но я-то все время жил с гнусным, грязным, грубым животным - с самим собой!


Но... может, ты простишь - ведь столь часто бранят тех - на кого сами хотят быть похожими ?....


- Мне нечего прощать: я был увлечен беседами о Боге, чтоб слышать тебя первую часть дня....

и слишком жалел тебя, исцеляя - всю вторую...
А к тому же, мне просто безразлично  - и когда меня бранят, и когда меня хвалят, - улыбнулся мудрец.

 

А. Арсеньева

Всем нам предстоит умереть. Никто не сможет умереть вместо другого, но каждый будет вынужден сам предстать пред лицом своей смерти и бороться с ней самостоятельно. Проповедуя, мы можем кричать вам душеспасительные истины и слова в уши, но каждый должен сам быть достаточно искусным в час своей смерти. Я не смогу быть с тобой, а ты не сможешь быть со мной. Здесь уж каждый должен сам хорошо знать всё самое главное и важное для христианина и вооружиться им. Об этом самом важном вы, возлюбленные, уже некогда слышали от меня.

Во-первых, нам следует знать и помнить то, насколько же все мы чада гнева, и все наши дела, чувства и помыслы суть ничто и прах. В подтверждение этому нам необходимо вооружиться ясным и крепким изречением Священного Писания. Вот оно, и запомни его хорошенько. И хотя подобных мест в Писании множество, я не хочу сыпать всеми ими, как только лишь этим одним. Итак, «Мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов, и были по природе чадами гнева, как и прочие» (к Ефесянам 2, 3). Поэтому даже не пытайся говорить себе, что ты добр, много жертвовал и совершал благие дела, которыми, якобы, и спасёшься.Во-вторых, нам необходимо знать, что Бог послал нам Своего Единородного Сына для того, чтобы мы уверовали в Него; и кто верует Ему и доверяет, тот верой освободиться от греха и будет чадом Божиим, как и говорит святой Иоанн в первой главе своего Евангелия: «Верующим во имя Его дал власть быть чадами Божиими» (от Иоанна 1, 12).

Здесь уж всем нам следует быть искусными в Писании и вооружиться его словами и изречениями, чтобы противостоять диаволу (от Матфея 4, 4.7.10). В этих двух истинах, изложенных сейчас мною, нет ни ошибки, ни какого-нибудь недостатка. Все они именно так проповедовались и возвещались всем вам. И мне было бы откровенно жаль, если бы всё было иначе. Да, я ясно вижу и думаю, что могу смело утверждать, что вы куда образованнее и ученее меня самого. И не только один из вас, два или три, а целых десять или даже более десяти, просвещены этим познанием.

В-третьих, же, необходима нам ещё и любовь, чтобы в любви поступать нам так, как Сам Бог поступил через веру с нами и в нас самих. Нет веры без любви. Так говорит святой Павел: «Если я говорю…языками ангельскими, … и имею всякое познание и всю веру, …а не имею любви, - то я ничто» (1-е Коринфянам 13, 1.2).Вот в этом, возлюбленные, не было ли у вас недостатка???

Ни в ком из вас я не ощущаю той любви и вижу, что вы не возблагодарили Бога за Его неизреченное сокровище и дар.Смотрите же, чтобы Виттенберг не стал для нас Капернаумом (от Матфея 11, 23). Я вижу, что вы очень хорошо можете рассуждать об учении, которое вам проповедовалось, о вере и о любви. Не удивительно, ведь теперь даже осёл может спеть слова из Писания, так часто и так обильно они проповедуются всем вам. Как же после этого не научиться и вам самим искусно говорить и судить об учении??? Ах, друзья мои, Царствие Божие, которое внутрь нас есть, не в речах и словах, но в действии, т.е. в поступках, делах и навыках. Бог ищет и желает Себе не просто слушателей и пересмешников, которые только повторяют за Ним Его слова, но последователей и исполнителей в вере и любви. Ибо, веры без любви недостаточно. Более того, это даже не вера, а призрак и мираж, подобно как лицо в зеркале не настоящее лицо, а только лишь простое изображение (Иакова 1, 23).

В-четвёртых, терпение нужно нам. Ибо, если кто верует в Бога и имеет любовь к ближнему, в которой он ежедневно упражняется, то не избежать такому человеку гонений, так как диавол не спит, но будет изо дня в день досаждать ему. Терпение же зачинает и порождает надежду, которая непринуждённо смиряется и воспаряет к Богу. Так соблазнами и преткновениями умножается и закаляется наша вера изо дня в день. То сердце, которое благодатно одарено этой благодетелю, никак не может почивать и быть безучастным, но вновь и вновь изливается благом на пользу своему брату, подобно как и Сам Бог поступил прежде с нами. При этом, возлюбленные друзья мои, каждому должно поступать и делать не то, на что у него есть право, но смотреть и заботится прежде всего о том, что полезно и служит во благо ближнему. Как и говорит святой Павел: «Всё мне позволительно, но не всё полезно»(1-е Коринфянам 6, 12). Ведь не все мы одинаково сильны в вере. Некоторые из вас обладают верою даже более сильной, чем моя собственная. Посему не должно нам смотреть только на себя и свою силу, но прежде всего на силы и возможности нашего ближнего. Ибо Бог сказал через Моисея: «Господь, Бог твой, носил тебя, как человек носит своего сына» (Второзаконие 1, 31). А как человек носит свое дитя???

Мать кормит его сперва молоком, после кашей, затем яйцами и лёгкой пищей, чтобы оно могло привыкнуть. Если же она сразу даст ему твёрдую пищу, то не будет ребёнку от того никакого добра. Точно так же следует поступать и нам с нашим ближним и братом, а именно, долготерпеть его, претерпевать и помогать носить его немощи; кормить его молоком, как это было и с нами, пока он не станет духовно крепок и силён. Не только нам одним должно прийти в небеса, но принести и привести с собой наших братьев, которые сегодня еще, может быть, наши недруги. Если бы все матери оставляли своих младенцев, то что было бы тогда с нами, и где бы мы были сейчас??? Дорогой брат, если ты уже насытился от сосцев, то не спеши перекрывать их, но дай насытиться и брату твоему, как и сам ты прежде насытился и окреп. Я сам, будь я здесь, не заходил бы так далеко, как это произошло. Само предприятие хорошее, но вредит поспешность, с которой приступили к делу. Ибо и по ту сторону есть ещё наши братья и сёстры, которым следует прийти к нам.Заметь себе такую притчу и сравнение. У солнца есть две вещи, а именно, свет и тепло. Нет на земле такого царя, который смог бы своей властью подчинить себе солнечный свет, а именно запретить ему светить. Свет постоянен и непреклонен. Но вот теплом и солнечным жаром, которые везде вокруг солнца, можно управлять, править, руководить и заставить служить себе. Подобно сему и вера должна быть непреклонна и крепка в сердце, как свет. От неё нам никак нельзя отступить или отречься. А вот любовь по вере может и должна быть покладиста, как тепло света, служить и следовать за нашим ближним, чтобы объять и приобрести его. Есть люди, которые могут быстро мчаться. Есть те, которые просто быстро бегают. Но есть и такие, которым и ползти то чрезвычайно трудно. Поэтому не на нашу собственную силу следует нам смотреть, а на силу нашего брата, чтобы немощный в вере, когда последует за сильным, не отстал и не был бы растерзан диаволом. Посему, братия, последуйте мне. Я ещё никого из вас не погубил. Я был первым, кого Бог призвал на эту битву. Мне некуда деться и я должен оставаться так долго, как это позволит мне Бог. Я был первым, кому Бог первому открыл такую проповедь для вас. И я уверен, что имею чистое слово Божие.

Итак, будем же поступать со страхом, смирением и кротостью. Будем же лежать друг у друга в ногах, протянем же друг другу руку и поможем. Я буду исполнять свой долг. Я люблю вас, как свою собственную душу. И битва наша не против папы или его епископов, а против диавола. Не думаете ли вы, что он спит и почивает??? Не спит и не дремлет враг, который видит, что восходит свет истины. Он не желает допустить, чтобы свет сей светил ему в глаза. Поэтому он и стремиться подобраться к нему со стороны. И это ему удастся, если мы не будем внимательны и перестанем бодрствовать. Я знаю его и надеюсь, что Бог позволит мне восторжествовать над ним. Если же мы уступим ему хотя бы одну пять, то не будем после знать, как от него избавиться.

При этом знайте все, кто без веры и любви положили начало всем этим беспорядкам и разбою, что нет в вас Духа, хотя вы и хвалитесь высоким знанием Писания. Запомните две важные истины, а именно, «необходимость» и «свобода». Необходимость должна во всём оставаться непреклонна, как сама вера. Её, веру, я не позволю отнять у меня, но сохраню её во всякое время в моём сердце и вольно исповедаю пред людьми. В этом необходимость. Свобода же учит, что я волен поступать свободно и пользоваться ею непринуждённо, НО всегда и только так, чтобы это было полезно не мне, а моему ближнему и не навредило бы ему. Только не смейте мне делать из своей свободы необходимость, как вы, собственно, уже и сделали, чтобы вам не понести ответа за тех и перед теми, кого вы вашей свободой без любви совратили с истинного пути. Если ты в своей безответственной свободе подвиг кого-то есть, к примеру, мясо в пятницу и не поститься, и он в свой последний час скажет себе: «Горе мне, я погиб и не устою на суде, потому что ел скоромное в пятницу», то с кого, ты думаешь, спросит Бог за эту неокрепшую душу?

Поэтому, будем же давать молоко неокрепшим до тех пор, пока они не укрепятся в вере. Проявим же любовь к ближнему нашему. А иначе не устоит наше дело. Терпение необходимо нам к тем, которые ещё слабы в вере, чтобы нам не отвергнуть и не потерять их. Будем поступать по любви и делать то, что не вредит нашей вере. Если же мы не будем усердно и усиленно молить и просить Бога, и со всяким прилежанием посвящать нас начатому делу, то, я думаю, всё то, что происходит сейчас между нами и папистами, одолеет нас. По этой самой причине я не мог более оставаться в дали, но прибыл к вам, чтобы всё это и сказать.

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

 1)"Армагеддон" последняя битва добра и зла в человеческих душах или реальное событие? 

2) соответствует ли домашнее насилие ценностям христианства?

3) "молчание перед лицом зла есть зло само по себе", писал Д. Бонхеффер Согласны ли Вы с этим утверждением?

ФилиппРуджДжонс

П. Рудж-Джонс, пастор ELCA; автор ряда публикаций и книг, посвященных теологии;

профессор теологии (Лютеранский Университет Техаса)

 

1) у меня нет своего видения касательно Армагеддона.

2) Господь объявил во Христе, что нет ни мужчины, ни женщины во Христе. И это тот Господь, Кто призвал быть наши семьи местом мира, не насилия.
Когда имеет место насилие, это один из тех случаев, где христиане не должны молчать, но всячески защищать и помогать жертвам насилия, оставаться с ними, чтоб они получили достойную жизнь и приобрели в избытке.

3) Я верю, что Бонхеффер имел веские основания для вывода. Когда зло происходит среди нас, а мы пассивно сидим и позволяем ему происходить, мы выбираем поддержку зла. Нейтралитет в подобные времена невозможен.

 

ОтецОлегКЦ

отец Олег Кривобочек, Spiritual Director, Орден иезуитов, Римская Католическая Церковь


1) является ли описание Армагеддона символом окончательной победы добра над злом в душах людей.. или это буквальное описание событий?


Со всей уверенностью – не буквальное описание. Символ имеет много значений, часто противоречивых, и каждое значение что-то приоткрывает в  понимании. А христианские символы – непостижимая таина. Каждое следующее поколение будет прочитывать Библию немножко по-другому, предлагать свое понимание символа, и так без конца, таина всегда останется таиной – выше полного понимания.

2) Домашнее насилие - это когда муж бьет жену? И допустимо ли это по его религиозным мотивам - т.е. он таким способом обращает иноверную жену в свою веру?
Недопустимо.


3) известна цитата Д. Бонхеффера - "отсутствие сопротивления злу есть зло само по себе" - верна ли эта мысль, на Ваш взгляд?

Не верна в своей категоричной форме как абсолютная истина. Она верна, если понятия добра и зла рассматривать только на уровне этики и морали – нарушение конкретных заповедей, норм, запретов.

Тогда можно дать конкретные определения добра и зла. Но есть более глубокий уровень – Божье провидение и Божья воля, а понимание этого уровня приходить со временем, с молитвой, с долгими размышлениями над своим прошлым и историей. И Библия это показывает – со временем израильский народ переосмысливает прошлое, то, что считали злом, с чем боролись, было Божьей волей, наказанием, воспитанием, вразумлением и т.д. То же самое и с конкретными персонажами. Братья Иосифа незаконно посажены в тюрьму, они ничего не своровали, и только через несколько дней осмысление – это наказание за проданного брата, т.е. не несправедливость, а справедливость, т.е. не зло, а добро. А сам Иосиф, который хотел их наказать, открывает более глубокий смысл своих прошлых бед – это Господь привел мене сюда, чтобы я спас свой народ, т.е. зло трансформируется в добро.

 

ГлебПивоваров

Глеб Пивоваров, пастор ЕЛЦ УСДВ

 

1) Нет, не символ. Другой вопрос, что большинство событий так и остаются видимы "гадательно, как бы сквозь тусклое стекло". Но, как говорил Иисус, настанет день, который ни с чем уже не перепутать.Наша же задача в том, что бы ни для нас, ни для наших детей это не было бы сюрпризом.

2) А что такое домашнее насилие? И что такое христианские ценности? Если речь идет о воспитании "розгой" - это одно, и в этом нет ничего худого, если по другому никак. Этот вопрос стоило бы уточнить, ибо он подобен спокойной реке с большим количеством камней, скрытых на дне.

3) Хорошее отношение. Это удивительный дар человечества: молчать там, где нужно говорить, и пустословить там, где нужна тишина.Как говорил Павел: "у вас да не будет так".

 

ИгорьЖуравлеввв

Игорь Журавлев, магистр теологии, пастор ЕЛЦ ЕР

 

3) Как вы полагаете, Армагеддон - это символическое изображение последней борьбы добра и зла в
человеческих душах или описание реального события ?
Лично я в этом вопросе сразу зацепился за слово «реального». Что есть реальность?

Мы знаем, что реальность бывает разная. Есть несколько ее видов: физическая, социальная, виртуальная , консенсуальная , а также - медиареальность Кроме того различают реальность актуальную и потенциальную, объективную и субъективную.
В трактовке реальности есть два главных направления: реализм и феноменализм. С точки зрения последнего, например, страшный «айка » для малыша является такой же реальностью, как какой-нибудь бозон Хигса для современного физика.
Но с христианской точки зрения есть еще одна реальность - духовная, которая на самом деле одна лишь и есть истинная, поскольку представляет собой чистую актуальность без какой-либо потенциальности. Такова реальность Бога и духовного мира. Существование Бога с этой точки зрения есть абсолютная необходимость, а существование мира и человека - лишь возможность, потенциальность.
И с точки зрения вышесказанного, лично я не вижу никакой разницы в том, будет ли Армагеддон неким событием внешней истории, либо это будет духовная война, происходящая в душе отдельно взятого человека. Поскольку для этого отдельно взятого человека все будет абсолютно реально.

2) Соответствует ли домашнее насилие ценностям христианства?
Давайте подумаем, а что такое христианские ценности? Во-первых, само это выражение появляется лишь в XX веке с формированием в философии теории ценностей или - аксиологии. Мы можем определить ценность как значимость некоего объекта в отношении к целям и потребностям человека.
Для Канта, например, суть нравственной ценности поступка заключалась в мотивированности воли человека нравственным законом. Христианство, если сказать в общем, понимает ценности как абсолютное благо для человека во всех отношениях. Например, непреходящей ценностью является Откровение Бога людям, проявляемое различными способами в истории мира. Пик этого Откровения в воплощении Сына, что является несомненным благом, то есть - ценностью для каждого человека, христианской ценностью. А целью и смыслом существования человека (христианской ценностью ) является достижение Царства Небесного.
К другим ценностям христианства можно отнести нравственный Закон, данный Богом, заповеди любви Христа и таинства Церкви.


Домашнее насилие, таким образом, не только к христианским ценностям, но и вообще к христианству никакого отношения не имеет. Это следствие грехопадения и развращения природы человека.

 

3) Ваше отношение к известной цитате Бонхеффера : «Молчание перед злом само по себе зло».


Полностью эта цитата звучит так: «Молчание перед лицом зла - само по себе зло, Бог не сочтет нас невинными. Ничего не сказать - значит что-то сказать. Не совершить поступка - значит совершить его».
Собственно, к этим словам трудно что-то добавить. Часто в христианской литературе можно увидеть выражение «грех неделания». Это, возможно, как раз то, о чем говорит Бонхеффер. Правда, следует сказать, что здесь сразу возникает много проблем с определением зла.

В том числе, с точки зрения Священного Писания. Напрашивающийся пример: распятие Христа это зло? -
Безусловно! Безусловно? Нет, это высшее добро, проявленное Богом к людям!

Апостол Петр, как мы помним, попытался помешать планам Христа. Он хотел предотвратить зло. С его точки зрения. И помним, что ответил ему Христос: «Отойди от меня, сатана».
Мы должны понимать , что Царство Христа не от мира сего. Это не я придумал, так Он сказал.

С моей точки зрения, борьба за социальную справедливость - дело благое и достойное всякого уважения. Но для этого вовсе не обязательно быть христианином. Надо просто быть ответственным человеком и гражданином. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам » (Мф.6:33)

 

СвященникДенисКостомаров

отец Денис Костомаров, настоятель храма, Русская Православная Церковь

 

1) Как Вы полагаете, Армагеддон это символическое изображение последней борьбы добра и зла в человеческих душах - или описание реального события?

На мой взгляд, самое главное не забывать, что, говоря о последних временах, мы говорим о том «веке», что уже наступил с пришествием Иисуса Христа. Потому что вместе с Ним для человека открывается та возможность, которой не было никогда, - жить жизнью будущего века уже сейчас, открывая Царство Небесное как общение с Иисусом из Назарета внутри себя и посреди окружающих людей.

Поэтому и выбор между добром и злом, - и я говорю о смысле глобальном, - тоже совершается уже сейчас, внутри каждого из нас. Каждый свободен в этом выборе и Бог желает каждому совершить его верно.


2) Соответствует ли домашнее насилие ценностям христианства?

На мой взгляд, бесспорно, нет.

Но, к сожалению, говоря эти слова, я осознаю, что есть и другое мнение и оно весьма популярно. История знает разные примеры отношения к домашнему насилию: рекомендации к воспитанию с «разумным» применением физических наказаний можно найти во многих памятниках христианской культуры, например, в известном «Домострое».
В дискуссиях вокруг этого вопроса часто используются доводы о том, что ребенка надо приучать к ответственности и справедливости, что без физического наказания маленькому человеку сложно понять свои ошибки.

На мой взгляд, подобный подход говорит о педагогической катастрофе и тупике: воспитание это не дрессировка животного, но научение совершать правильный выбор на разветвлении дороги. Да, в ребенка можно вбить страх перед «плохим поступком» или «грехом». Но надо помнить, что вместе с этим в него войдет боязнь принимать решения и действовать. Что когда-то такой страх приведет к тому, что в важной ситуации человек просто опустит руки, в боязни застывая перед ураганом жизни.


3) Ваше отношение к известной цитате Бонхеффера: "Молчание перед злом само по себе зло"?

Вспоминается момент суда над Христом: вот крики возбужденной толпы, вот призывы «распни! Распни Его». И вот выбор несчастного и уставшего Понтия Пилата. Выбор, который, в конечном итоге, и есть «молчание перед злом», умывание рук.

Кто из нас дерзнет осудить прокуратора, испытывавшего если не симпатию, то сочувствие к Иисусу? И даже пытавшегося отпустить Его.
 В том-то и сложность жизни, что подчас перед настоящим злом сжимаешься в страхе и нерешимости, стремишься снять с себя ответственность, убежать от нее. Потому что альтернатива подчас безрадостна: умыть руки или пойти на Крест.

Легко, очень легко призвать всех и каждого выбирать Крест. Но на это имеешь право только тогда, когда сам идешь на Голгофу. Так делал богочеловек Иисус Христос. На это имел право и Дитрих Бонхеффер, не пожалевший жизни ради ближних и сопротивления злу.

 

 

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

 

1) Следует ли буквально воспринимать библейское описание грехопадения?
2) Противоположны ли христианская вера и любовь к свободе? Ваше отношение к теологии освобождения?
2) Чем опасно тщеславие?

 

МанфредБрокман

Манфред Брокманн, пропст ЕЛЦ УСДВ

 

1) Это хорошо, что грехопадение - тоже тема проповеди  воскресения Invocavit, 5.3. 17. Там сказано, как актуально действия Грехопадения в нашем м иире. Кстати: мы всегда разделяем истрию человечества так " до грехопадения - после грехопадения"... Проповедь к Incovti Манфред Брокманн


2) Любовь к свободе и христианская не противоположны, но тоска к свободе найдет свое исполнение и осуществление в христианской вере и в покое в Боге. см. Августин :" Ты создал нас для Тебя, и сердце наше беспокойно, пока не наидет покой в Тебе" ("Исповедь" Августин Блаженный) или наша литургия

"Во тьме идем мы в поисках источники наших сил, и светом для нас лишь ЖАЖДА СЕРДЕЦ"...

Вопросам свободы, в том числе, христианскому ее пониманию - посвящен доклад Теология свободы. Манфред Брокманн

2)  Тщеславие опасно тем: Ты думаешь только о себе.

Но хорошо и полезно: думать о Боге и о ближнем ( " Воздюби Господа Бога твоего всем сердцем ...и ближнего твоего, как самого себя" от Луки 10,27)

 

ВэслиХауэл

Уэсли Хауел, пастор Trinity Lutheran Church

 

1) Я не расматриваю грехопадение как аллегорию, я вижу это как изумительную историю  с правдивой идеей в ней о том, кто мы: как люди и как дети Бога. Большая Истина скрыта в этой истории, подобная тем, что Иисус показывал нам в Своих притчах.

Концентрация на том, РЕАЛЬНО ли происходили эти события упускает более глубокую суть. Динамика истории грехопадения  (Адам и Ева являют непослушание, Каин и Авель...ит.д.)   - каждый ее эпизод - дает нам откровение: как мы можем вести себя на своем неверном пути - с Богом, с ближним и с творением. История эта означает нашу способность выбирать между Добром и Злом.


2) Мартин Лютер однажды сказал так:
"Христианин является совершенно свободным господином всего сущего, и не подвластен никому;
Христианин является покорнейшим слугой всего сущего, и подвластен всем".
Уловить это нам поможет понимание Слова как Закона и Евангелия (по М. Лютеру) так же, как и его понимание, что люди единовременно являются и святыми, и грешниками ("simil iustis et piccator ") Поскольку мы в подобном двойном состоянии, Закон нужен, временами, чтоб удержать нас от причинения вреда себе, другим и творению. Десять заповедей могут быть легко поняты как базовые нужды для людей в их существовании среди других.


Мы не следует Закону, чтоб получить Божью любовь или спасение, но скорее для того, чтоб пребывать в гармонии. Если бы мы были свободны от "старого Адама", как Лютер называл зов негативных импульсов человечества - мы могли бы просто жить вне Закона в свободной ответственности и естественной радости. Это Лютер порою называл третьим использованием Закона.


Польза Закона:
1) он обуздывает,
2) он приводит нас в объятия Христа, потому что мы не можем быть совершенны без Него,
3) он указывает, что мы свободны делать в соответствии с Божьей любовью.

3) Еврейское слово, которые мы переводим как "тщеславие" - слово "хеб". Оно означает ничто.  "Суета сует... всяческая суета".
Тщеславие также означает одержимость нашими собственными совершенствами, красотой или нежеланием допустить, что мы ошибаемся.  Лютер как-то сказал, что грех растет из того, что он называл "Обращенность на себя" (incurvatus in se)
Это не просто означает тщеславие, но также: представление, что все - для моего удовольствия, моей власти, моего успеха, моей выгоды. Все - для меня.

ПавловаАлина
Алина Павлова, лиценциат теологии (Папский факультет теологии, Collegium Bobolanum, Варшава)

Католическая Церковь

1) Библия состоит из текстов, созданных в разные эпохи и  в разных жанрах. История гехопадения написана в жанре мифа. Важно понимать, что миф - это документальная хроника.

При помощи художественных, фольклорных, часто волшебных образов в мифе передается некая глубокая истина о мире, людях, о божественном. Поэтому их, как и многие другие жанры (например - притчи) не стоит воспринимать буквально, так как буквальное прочтение искажает смысл.

2) Как может любовь к свободе быть противоположной христианской вере, если "освобождение" - это один из ключевых аспектов жертвы Христа и всей истории спасения? Бог освобождает Свой народ из рабства и на этом основан Завет. И в книге Исхода, и в книге Второзакония Декалог начинается со слов "Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства". Это - преамбула, это то, на основании чего заключается договор, а Завет на Синае имеет все основные признаки юридического акта, договора. Освобождение было также общим знаменателем мессианских знаков как у пророков (например, Исайи 61,1), так и в Новом Завете, когда пророчества исполнились. Особенно ярко это видно в Лк 4 : в начале своего общественного служения Иисус читает именно тот отрывок из книги Исайи, в котором описывается цель мессианского служения, и говорит: " Ныне это исполнилось!". Конечно, прежде всего речь идет не о политической свободе, а о духовной, об освобожлении человека от зла, греха, для того, чтобы он, чтобы мы могли стать детьми Божиими.
Свобода воли - необходимое условие для веры, для любви, для того, чтобы человек мог вступить в отношения с Богом и другим человеком, для совершения настоящих человеческих актов. Не случайно принуждение, ограничение свободы снижает моральную ответственность.
Но с другой стороны, история показывает нам, что свобода воли может подвергнуться значительному ограничению, если у человека отсутствуют иные формы свободы: физическая, политическая, гражданская, свобода слова, свобода совести, даже финансовая свобода - в общем, то, что сегодня нам известно как основные демократические свободы и права. Таким образом,  духовное измерение свободы необходимо связано со всеми иными, и даже требует их. Именно об этом напомнили Церкви теологи освобождения. К сожалению, теология освобождения очень мало известна как в России, так и на всем постсоветском пространстве. Большинство знает лишь о ее связях с марксизмом. Но во-первых, марксизм еще не равен коммунизсу, а во-вторых, лишь отдельные авторы и направления в теологии освобождения злоупотребили марксистским методом анализа, хотя и их можно понять. Мы тут в Европе, даже в посткоммунистических странах просто слабо представляем себе тот исторический и общественный контекст, в котором возникла теология освобождения. Кроме того, теология освобождения - это не только содержание. Это - новый метод богословствования и жизни христианских общин, который она для себя разработала и который позже стал применяться и в других областях и странах. Это не только контекстуальный подход, и социальный аспект, но и акцент на необходимость делания. Ортодоксия не имеет значения, если нет ортопраксии. Недостаточно уповать на Бога, освобождающего от угнетения и славить Его за дар свободы, нужно самому не быть угнетателем и способствовать изменению обшества, чтобы в нем не было места угнетению и дискриминации.


Как я отношусь к теологии освобождения? С огромным интересом и почтением. Мне жаль, что пока у меня не было возможности познакомиться с ней глубже, и я надеюсь, что когда-нибудь смогу это сдеоать.

3) Чем опасно тщеславие? Тщеславие, то есть стремление быть популярным, стремление вызывать восхищение у окружающих, при чем нередко  не за реальные заслуги, а за нечто внешнее, преходящее, считалось и считается пороком не только в христианской среде. Античные авторы и философы тоже осуждали тщеславных людей. Если говорить в терминах традиционной духовности, то тщеславие глубоко связано с другими порочными страстями, например - с гордыней, и ради его удовлетворения люди совершают иногда серьезные проступки - унижают других, лгут и т.д. Как и любой порок, тщеславие искажает суждение нашей совести (стремясь восхитить окружающих, мы уговариваем себя, что наши действия не столь уж и дурны, а может и вовсе похвальны), ограничивает наши свободу и способность разумно мыслить, препятствует добродетелям.  Но прежде всего - тщеславный человек живет в плену иллюзий и самообмана, он обманывает не только окружающих но и самого себя в наиболее ввжных вещах. Он поланает свою значимость, свое достоинство зависимым не от любви Бога, а от мнения толпы о нем. Рано или поздно, это приводит к краху.

 

ФилиппСтюартт
Филипп Стюарт, декан и профессор теологии "International Martin Luther Seminary"

 

1) Возможно, вы спросите: история грехопадения лишь рассказ для того, чтоб научить нас чему-либо или это произошло реально?
Чтоб ответить, я должен напомнить - и то, и другое. Мы верим, что Господь, Который сотворил все, Кто всемогущ - нет причин, почему нечто, что реально произошло не могло бы также произойти для того, чтоб учить нас чему-то очень важному о реальности и о человечестве, как аллегория.
Лично я полагаю, что, возможно, происходило нечто подобное тому, что сказано в Св. Писании.

Тяжело объяснить грех без чего-то наподобие этого происшествия. То, как это произоошло, однако, учит нас о том, кто мы и о путях, которыми мы идем неверно...

Посмотрите на историю о Еве и Змее: Змей спрашивает Еву "Верно ли сказал Господь?.." и  Ева не просто отвечает, она прибавляет к тому, что сказал Господь. Бог сказал не есть плод, но Ева создает сверх-правила - "не касаться".  Как люди, мы всегда думаем, что создали достаточно правил, чтоб удовлетворить Бога и если мы будем следовать правилам, то мы поступим верно, но как у Евы: правила, созданные нами самими - приводят нас к бедам.

Так каким же вещам учит нас история? Быть может, грех - змей, ждущий, чтоб напасть на нас, а мы все также вовлекаем себя в проблемы, стараясь делать верные вещи?

Однозначно  -  но есть обещание в финале истории, что придет Спаситель освободить нас, и это столь же реально как и весь рассказ. Весь христианский опыт здесь - грех, реализованный грех, постыжение и слова о том, что будет Некто, Кто оплатит этот грех. (Бытие 3:15, Исаия 7:14, Ин. 1:12-14)

 

2) Эти два вопроса выглядят как подобные. Либеральная теология может быть посвящена свободе и демократии, правам человека? Ну, и да, и нет.
Христианство определенно говорит об освобождении, свободе от греха, свободе от подавления, свободе от тирании.  То, что обычно называют "теологией освобождения" идентифицируется с бедными и угнетенными, и передает призыв надежды, предложенный нам Христом. Это верно.

Однако, иногда теология освобождения имеет тенденцию преувеличивать экономическую или материальную свободу, забывая о надежде, которая во Христе более, чем просто хороший уровень жизни. Экономическое освобождения не стоит ничего, если "освобожденные" люди - далеки сердцем от Бога и остаются грешниками, нетронутыми благодатью. Наша Любовь к ближним и наше желание улучшить их материальное или экономическое положение основана на нашем обращении, реальном преображении, которое творит Дух Святой в нас.
Но иногда, также. люди думают о христианстве как о религии правил, что мы должны и чего мы не должны делать. Все эти правила иногда как бы против свободы, человеческих прав? Это не так.

Сейчас мы думаем о свобода как о "свободе делать" что-либо, без всяких ограничений. Это позволение дать путь полной свободе осмыслялось всю историю человечества.  Свобода традиционно означала "свобода от" чего-либо (как подавление, эксплуатация, тирания или грех) Так христианство понимало свободу (и вы можете найти эти размышления в теологии освобождения, когда мы хотим освободить людей от различных вариантов угнетения) Христианская доктрина учит, что мир в рабстве - в рабстве греху. Мы - рабы, прежде чем Христос освободит нас. Мы были не свободны делать добро, прежде чем не освободимся от зла - теперь, потому что мы освобождены Христом, мы свободны творить добро и поступать верно.  Это подлинная свобода!

Некто может быть рабом своих желаний, своих страстей и похотей или рабом чужих ожиданий, но это не подлинная свобода.

Подлинная свобода: "для чего?"- для праведных поступков.

Отнюдь нет противопоставления свободы и христианства, единственное место, где может быть обретена подлинная свобода: как раз христианство (Иоанн 8:23-36)

3) Прежде всего, проведем различие между тщеславием и заботой о внешности. Замечательно заботиться о внешности, и желать выглядеть лучше - важная часть заботы о теле, которое Господь дарует нам. Но если мы впадаем в одержимость этим, ставим это выше заботы о других людях: это грех. Также мы можем тщеславиться своими способностями, дарованиями и впасть в высокомерие. Корень этого греха все тот же: поглощенность собою, эгоизм и отсутствие  открытости отношениям с ближними и Богом. 

Тщеславие, любого вида, большое самомнение  - заменяет собою благодарность за все то, что Господь дал нам и причастность нашим ближним.

Мы становимся сами для себя - важнейшей вещью в жизни и закрываемся от ближних и Бога - мы совершаем грех.

 

СашаКонев
Александр Конев, лиценциат Pontificia Università Gregoriana, священник Католической Церкви


1) Прежде всего надо прояснить, что именно означает термин «буквально». Некоторым кажется, что ответ очевиден: буквальный смысл — это самый простой смысл текста, который первым приходит в голову читающему. Но вопрос в том, что наиболее очевидный для читателя смысл далеко не обязательно является именно тем смыслом, который имел в виду и хотел передать автор. Это расхождение неизбежно, особенно если читателя и автора разделяют тысячелетия, за которые сменились многие культуры, каждая из которых по-своему актуализировала смысл библейского текста. Если мы осознаем, что о буквальном смысле можно говорить, только исходя из замысла самого автора, то тогда выяснение буквального смысла текста становится сложной задачей, требующей профессиональной работы экзегетов. Они исследуют язык, культуру, литературные жанры той эпохи, сравнивают текст с другими литературными памятниками, принадлежащими к той культуре, изучают данные археологии и литературную историю редакции текста — ради того, чтобы установить, что именно имел в виду автор.
Так называемое «фундаменталистское» прочтение первых глав книги Бытия, настаивающее на исторически-хроникальном характере этих глав, появилось лишь в Новое Время, вместе с распространением научно-технического подхода к текстам. Конечно, даже и в древние времена по библейским текстам рассчитывалось летоисчисление, но тогда это не имело характера противостояния с научными датировками, и все понимали, что важность этих данных второстепенна в сравнении с богословскими и моральными учениями библейских текстов. Те исторические или географические сведения, которые не были известны древней культуре, соответственно, не сталкивались с данными, упомянутыми в библейских текстах, — они не вызывали ни споров, ни такого большого интереса, как богословское и моральное содержание Библии.
Именно сообщение нам той истины, что необходима для нашего спасения, является целью библейского Откровения, что подчеркнула Догматическая Конституция Dei Verbum Второго Ватиканского Собора. И ещё до Собора энциклика Льва XIII Providentissimus Deus указала на различие предметной области естественных наук и богословия, а Divino Afflante Spiritu Пия XII — на наличие разных библейских жанров, которые необходимо учитывать при определении буквального смысла текста и авторского намерения. Чтобы понять авторское намерение, надо осознать, что принципиально важного хотел сообщить читателям богодухновенный автор. Тот культурный и научный фон, в котором находился он вместе со своими читателями, не мог быть содержанием библейского сообщения, поскольку ретрансляция культурных или жанровых особенностей, и без того типичных для того времени, не может быть необходимой для спасения.
А что касается самого богословского и нравственного содержания первых глав книги Бытия, то оно нисколько не утратило своего значения и в наши дни, хотя его литературная форма и может показаться трудной для восприятия неподготовленному читателю, привыкшему к иным жанрам повествования. Поэтому, говоря о буквальном смысле третьей главы Бытия, я бы определил его как утверждение фундаментальной зависимости сотворённого человека от Бога, необходимости доверия к Богу, человеческой верности в этих отношениях, опасности иллюзии «автономии», бесплодности попыток самоспасения, а также необходимости критического отношения к атакующим веру искушениям, структура которых удивительным образом остаётся практически неизменной во все времена. Не претендую на то, что затронул здесь все важнейшие смыслы богодухновенного текста, но думаю, что мысль свою уже выразил. Именно это содержание я и считаю буквальным смыслом рассказа о грехопадении; а то, вокруг чего идут споры фундаменталистов с атеистами, полагаю особенностями жанра и отражением «естественнонаучного горизонта» той конкретной эпохи.

2) Противопоставлять христианскую веру и любовь к свободе — значит не понимать очень большой пласт библейского Откровения. Вся книга Исхода, основополагающая для истории спасения, говорит об освобождении народа из рабства. И в дальнейшем Библия предостерегает нас от того, чтобы делаться «рабами человеков». Иногда приводят некоторые отрывки из апостола Павла, чтобы подвергнуть сомнению важность человеческой свободы. Но надо понимать историческую и культурную обусловленность его текстов: рабовладение в то время было единственной социальной системой, и принципиальной альтернативы ещё не существовало. При этом тот же апостол говорит: «если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся». То есть сомнения в том, что рабство хуже свободы, у него не возникало. Откуда же тогда могут быть сомнения у христианина в том, что стремление к свободе от угнетения полностью соответствует христианской вере?
Вопрос о Теологии Освобождения сложен и объёмен. Не вдаваясь излишне в детали, скажу, что есть разные авторы, принадлежащие к этому богословскому направлению. Некоторые из них по отдельным пунктам критиковались Конгрегацией Вероучения, а некоторые — нет. В таких ситуациях я всегда напоминаю принцип Бернарда Лонергана: «развивай позиции, опровергай контрпозиции» (что значит: правильное включай в своё понимание проблемы, неправильное отвергай и критикуй). Нет ни одного самостоятельно мыслящего богослова, у которого всё всегда было бы безупречно и правильно; но даже и у того, кого можно отнести к «формальным еретикам», можно нередко найти интересные и ценные мысли. Всё хорошее нужно отбирать и оставлять, всё плохое отбрасывать. Если автор ошибся в чём-то, это не значит, что у него нельзя найти что-то ценное и полезное. Поэтому оценивать Теологию Освобождения «в целом» я считаю неразумным.
В основном теологам освобождения ставят в вину использование ими марксистских подходов. Но было бы, наверное, странно утверждать, что у теоретиков марксизма, начиная от авторов XIX века, и заканчивая современными его редакциями или производными от марксизма вроде философов франкфуртской школы, нет совсем ничего верного и заслуживающего внимания. Однако, главное, что чаще всего отличает авторов Теологии Освобождения, это забота о самых обездоленных и угнетённых, а также акцент на практику. Теоретическое обоснование в их работах обычно занимает подчинённое положение, поскольку они чаще исходят из того, что концептуальное осмысление не может предшествовать христианской практике: оно всегда запаздывает. Этот акцент на то, что практика может искать свои пути раньше, чем теория их объяснит, а также выделение важности социального действия христианина кажутся достойными внимания. Политическая теология конца 60-х, инициировавшая Теологию Освобождения, обратила внимание на то, что богословы часто «приватизировали» христианскую веру, лишали её полноты общинного и коллективного измерения, представляли её слишком индивидуализированной, чем-то напоминающей гегелевскую философскую систему. Исключение важных сфер жизни христианина из богословского рассмотрения трудно считать оптимальным решением, и Теология Освобождения стремится восполнить этот пробел. Тут вряд ли продуктивно будет выносить слишком общие оценки: надо смотреть конкретные труды конкретных богословов и определять, что верно, а что проблематично в каждом конкретном случае.

 

2) Тщеславие — это одно из выражений перевёрнутой иерархии ценностей. Человек ценит мнение людей выше, чем свои отношения с Богом, и больше, чем объективную оценку, основанную на чётких нравственных критериях. Иисус в пятой главе Евангелия Иоанна говорит: «не принимаю славы от человеков». Не потому, что люди недостойны внимания, но потому, что часто человеческие оценки слишком повреждены ложными системами ценностей, базирующихся на эгоизме и подавлении других. В этих системах высшую оценку нередко получают за то, чего скорее следует стыдиться. Как пишет апостол Павел в послании Филимону, «слава их — в сраме, они мыслят о земном». Конечно, так делают не все и не всегда, но если ценить именно количество похвал, например, гнаться за количество «лайков» в соцсетях, то, вполне вероятно, что такая слава и окажется срамом.
Что именно является «сокровищем» человека? Куда ведёт его вектор его желаний? Не в том ли направлении, что указал искуситель из третьей главы книги Бытия? К подлинной жизни и подлинному счастью или же к иллюзии полноты жизни и саморазрушению? Ложные идеалы и идолы всегда рано или поздно подводят. Поэтому лучше не давать им власти над собой. Они всегда стремятся научить нас своей науке преуспевания, но мы можем использовать свою свободу для того, чтобы учиться не у них, а у Бога, ставшего человеком.

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

 

1) Следует ли буквально воспринимать библейское описание грехопадения?

2) Чем опасно тщеславие?

3) Противоположны ли христианская вера и любовь к свободе? Ваше отношение к теологии освобождения?

часть первая

Тэзе8

Брат Матфей, экуменическая община Тэзе (Taize, Франция)


1) Аллегория ли описание грехопадения?


Сегодня мы смотрим на историю и науку иначе, нежели чем древние авторы Св. Писания. Понималось ли создание мира и грехопадение как буквальные факты -  именно теми, кто писал об этом? Это хороший вопрос. Даже если мы исчисляем возраст земли, используя библейские параметры — многие согласятся, что данные тексты написаны явно много позднее того, как произошли сами события...
Однако,  в истории грехопадения, мы обнаруживаем важные истины. Для начала, нам нужно взглянуть на  сотворение мужчины и женщины в Книге Бытие, и там мы узнаем три вещи:

1) судьба человеческих существ жить в Божьем мире, не в мире ими сотворенном, 2) человеческие существа живут с иными Божьими тварями, некоторые из которых не столь приятны, но о них необходимо заботиться, 3) судьба человеческих существ жить с иными Божьими тварями по правилам Божьим.


Можно сказать, змий является первым «теологом»: он говорит о знании Бога  -   вне контекста личных отношений с Ним!  Истинная вина /согрешивших героев/ в том, что ни один из них  не хочет принять ответственность на свой счет — но  перекладывают ответственность на кого-либо другого.


3) Тщеславие — грех?


Давайте рассмотрим пример нашей внешности: какую одежду мы носим, наша манера укладывать волосы, тому подобное — чтоб проиллюстрировать, что такое тщеславие.
Если под всем вышеуказанным мы подразумеваем лишь заботу о внешнем виде, это совсем не грех. Это может быть образом жизни с достоинством, к которому призвано каждое человеческое существо. Мы сотворены Богом и призваны отражать Его Образ.


Однако, если мы столь одержимы  внешностью, что это становится сердцем нашей жизни и центром всех наших действий, это становится греховным, потому что ведет к тому, что делает нас самих - центром всего...более важным, чем наши отношения с ближними, с Богом и нашей подлинной самоидентичностью.  И грех всегда в том, что мы ломаем одни или более из сих отношений.  Это изменяет наши перспективы и приводит нас под конец в мир, где Евангельские ценности  мало - либо и вовсе не ценны, а все сосредоточено исключительно на нашем самоутверждении и удовольствии.

Здесь подразумевается еще два вопроса: что для нас «христианская вера» и что для нас - «свобода» ?
Если вера всего лишь набор правил и распорядка, которым мы должны следовать и по которым судить себя и других, то она вскоре станет игом, обременяющим нас. Сложно сказать, как кто-либо сможет так прожить с  настоящей радостью, которая необходима нам, чтоб вынести наше существование.
Когда мы смотрим на Иисуса, то видим, что во время Своей первой проповеди в Назарете (Лука, глава 4) Он сказал, что пришел открыть глаза незрячим и отпустить на свободу пленных. Отсюда мы видим, что Его присутствие — источник освобождения.  Он не пришел править теми, с кем встречался: но пришел, чтоб они смогли получить свободу и обрести целостность вновь. Вкратце — смогли жить той жизнью, для которой Господь сотворил их.
 В Евангелии от Матфея 11, Он призывает: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас." В Евангелии от Иоанна сказано: "Истина сделает вас свободными".  Не является вопросом, нужно ли, не нужно пасть вновь во власть «духа рабства» (1 Тимофею) -  необходимо позволить Духу Святому вести нас дорогой свободы, для которой и пришел Иисус.


Свобода - сложное понятие. Если подразумевается просто быть способными делать то, что мы возжелаем делать, в этом смысле, она противоположна христианской вере как мы ее понимаем.
Христианская свобода всегда содержит элемент ответственности по отношению к ближним и к Богу. Наши помыслы, действия и жизни должны всегда учитывать тот факт, что мы не сотворены для отчужденного существования «для себя». Иисус Сам показал величайшую свободу из всех — свободно отдав жизнь Свою на Кресте, за  всех нас.
Как евангелист Иоанн пишет: Нет большей любви, чем отдать жизнь свою за друзей своих.

Отношение к теологии освобождения?
Христос пришел, как мы пишем выше, чтоб дать нам свободу.  В этом отношении, вся христология - непременно теология освобождения. Провозглашение особых прав для бедных,  выбор многих теологий в контексте эксплуатации бедных в мире, где богатые контролируют мир  — все это было, в своей сути, сердцем самого Евангелия.

 

РойСтюарт
преподобный Джо Стюарт, президент ELCM


1) Либералы любят истолковывать Св.Писание превратно (делая его не слишком важным) — декларируя многие фрагменты как аллегории.  Есть и аллегории, притчи в Библии, но они всегда представлены как таковые. Читающие христиане знают это. Книга Бытия утверждает, что  грехопадение  - история о том, что Господь поселил людей в саду, где дал им все, что им было необходимо, кроме плода одного из деревьев... но что-то в них или рядом с первыми людьми стало причиной их непослушания, а затем — попытки скрыть его.

Аллегория ли это?
Или это реальная история о человеческих существах?


Я верю, что это реальная правда и это объяснение тому, отчего Иисус должен был придти и занять наше место на Кресте, чтоб освободить нас от трех великих врагов: Греха, Смерти и дьявола.


2) Тщеславие настоящий центр идолопоклонства.  Старинное латинское определение Греха -  «Curvatus en se “ (Обращенность на самого себя, поклонение себе самому) - а Новый завет призывает нас умереть для себя.  Лютер утверждал, что каждый день мы должны вспоминать наше Крещение во Христа и рождаться заново. Мы должны утопить ветхого человека  (который продолжает жить в нас) в водах  Крещения.  Но также доктор Лютер сказал: «Ветхий Адам очень хороший пловец и он продолжает выскакивать из вод именно тогда, когда мы думает, что он утонул».

Поэтому тщеславие это действительно ветхий Адам, выскакивающий в нас, произнося затем:

«О, да. Я знаю, что Божье Слово говорит — НО вот что Я думаю или вот что Я хочу».

Это превращается в настоящее идолопоклонство.

 

Христианская вера не противоположна свободе. Святой Апостол Павел излагает это весьма ясно, говоря о свободе, для которой Христос делает нас свободными.  Мы не должны возвращаться вновь в рабство того либо иного рода.


Мое отношение к теологии освобождения  такое: она превращает Иисуса в кого-то, кто не Иисус Писания.  Социальные изгои возвышены Словом (об этом говорит Иисус в некоторых фрагментах), но здесь Св. Писание интерпретируется так, чтоб стать пригодным и поддержать желания социальной идеологии. Это известно как айзогеза /ошибоное прочтение Писания с привнесением своих идей/ (Святого Писания - которое желает не идеологизированной позиции) Гениальное христианское приближение к Слову известно как экзогеза или понимание контекста и вынесение из Св. Писания того, что подразумевал Сам Бог. 

Это было приближение к Слову доктора Лютера, и это то как он открыл библейское провозвестие Божьей благодати нам (которая сердце и суть того, что дает нам свобода)

 

ВласенкоВиталий

Виталий Власенко, руководитель Отдела внешних церковных связей Российского Союза ЕХБ

 

1) Следует ли буквально воспринимать библейское описание грехопадения?


Считаю важным воспринимать библейский текст, повествующий о грехопадении Адама и Евы совершенно буквально. Эта грустная история непослушания первого человека Господу Богу, даёт глубокое понимание причинно-следственной связи  действия  человека и последующих последствий. Думаю, что существует масса желающих удалить этот текст из "медицинской карточки" больного грехом человека, тогда верный диагноз уже ни кто не сможет установить. В таких случаях, человеку невозможно помочь, так как совершенно не понятно,  чем он «болен».


    Сегодня  люди задают себе один и тот же вопрос: "Почему мы несём ответственность за грех Адама и Евы?".  Кто-то и вовсе пытается игнорировать этот очень важный вопрос. Кто-то считает, что человек рождается идеальным, но в результате взаимоотношений с окружающими их людьми просто перенимает их плохие привычки и становятся похожими на них. Таким людям я рекомендую обратить пристальное внимание на маленьких детей, которые с самого раннего возраста независимо от воспитания проявляют нехорошие(греховные) привычки: жадность, воровство, эгоизм и т.д..


Подводя итог вышесказанному, настоятельно рекомендую читать  Библию вдумчиво и с молитвой, только таким образом мы сможем понять себя, свою греховную природу, как наследственную болезнь передающуюся от родителей детям. Ну и самое главное понять Божий замысел мироздания и что Иисус Христос, та самая главная Личность, которая имеет силу избавить нас - людей - от  греха и его последствий.


2) Чем опасно тщеславие?


Библия ясно и не двусмысленно говорит о том, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Таким образом, тщеславие является первой проблемой не только в выстраивании отношений с Богом, но и с людьми. С кем вам приятнее общаться, со скромным или гордым - тщеславным -  человеком? Ответ очевиден.
 Хочу заметить, что само это слово состоит из двух понятий: тщетный (пустой, напрасный) и слава.

Другими словами можно сказать, что у этого человека пустая слава не только в глазах Бога, но и в глазах людей.

Такая ситуация опасна тем, что человек живет в вымышленном им мирке, в который  окружающие  не могут до него достучаться. Такая ситуация называется самообманом.


3) Противоположны ли христианская вера и любовь к свободе?

Ваше отношение к теологии освобождения?


Чтобы точно ответить на этот вопрос, нам нужно определиться в понятии свобода, так как для разных людей оно имеет разное значение. Говоря о христианской свободе, как возможности контролировать свои поступки и мысли в отношении греха, важно отметить, что с точки зрения евангельских христиан-баптистов, только Иисус Христос может дать такую свободу человеку. Большая часть человечества не свободна в своей воле и порабощена греху. Люди не отдают себе отчета в том, почему они делают то, что они делают. Как было уже частично мною сказано в первой части, что от порабощения страстями человеческую волю освобождает Христос « … истинно, истинно говорю вам : всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит, то истинно свободны будете. (Иоанна 8.33-36) .

Думаю, что христианская вера и любовь  являются теми путями к обретению истинной свободы во Христе, потому что, вера без дел мертва, ну а без любви - вообще пустой звук.

 

МихаилПроскурин8

Михаил Проскурин, священник Спасо-Преображенского Собора г. Новокузнецк (РПЦ)

 

1) Следует ли буквально воспринимать библейское описание грехопадения?

Этот вопрос очень сложный и здесь я хотел бы выразить свое мнение, а не мнение Церкви. Действительно ли это имело место быть, мы не можем сказать с полной уверенностью. Ни историки, ни археологи нам это не смогут доказать. Мы, к сожалению, не сможем заглянуть в прошлое, ведь у нас нет машины времени. Но в богословской и этической перспективе это имеет большое значение.

Любой народ в любое время всегда задавался вопросом, почему в мире бывают страдания, болезнь и смерть. И каждый народ отвечал по-разному в своей мифологическо-богословской системе. Евреи не были исключением. И если в богословии политеистических народов страдания людей зависело чаще всего от прихоти богов, то в Библии внимание акцентируется на другой идее: мы страдаем из-за своих неправильных поступков.

Во всем Пятикнижии мы видим то, что нарушение заповедей Бога приводят к ужасным последствиям. И это начинается с одной единственной заповеди – они вкусили плод от древа познания добра и зла, от которого было вкушать запрещено. В Библии ничего не говорится об этом древе или о его плоде, но мы знаем о последствиях неповиновения. И чем больше случалось преступлений, тем человеческое сообщество становилось хуже.

Библия – это не научная историко-биографическая книга. Она говорит нам все-таки о другом. И история Адама и Евы нам сообщает о том, что несохранение Божиих постановлений приводит к плохим последствиям. Автор Бытия нам показывает то, что соблюдение определенных духовно-нравственных предписаний и постановлений нам необходимы, а иначе их нарушения могут привести к трагическим последствиям. Это как правила дорожного движения, несоблюдения которых могут привести к ужасной катастрофе. И поэтому в духовно-нравственном плане данная история для нас всегда будет актуальна.

2) Чем опасно тщеславие?

Тщеславие приводит к тоталитаризму над ближним.

Рождается оно, прежде всего, от того, что во главу угла мы ставим себя, свое эго.

Автор послания Иакова нам ясно дает понять (Иак. 1:26-27), что концентрация только на самом себе – напрасная трата сил и ни к чему хорошему не приводит. И только служение ближнему и любовь к ближнему помогает нам избавиться от этого порока.Об этом говорит даже монашеская аскетика, которая, казалась бы, концентрируется только на спасении собственной души. Вот что нам сообщает одна из православных монашеских аскетических книг раннего христианства «Древний патерик»:

Некий брат спросил одного старца: «Есть два брата. Один уединяется в своей келье, постясь шесть (дней в неделю) и утруждая себя весьма, другой же служит больному. Дело кого из них более угодно Богу?». Сказал ему старец: «Если тот, который постится шесть (дней), подвесит себя за ноздри, он (все равно) не сможет сравняться с тем, который служит больному».


Собственное «Я» не рождает никаких духовных плодов. Забота только о себе – это бесплодная смоковница, которое рождает только тщеславие. Забота о ближнем рождает смирение и терпение.

А как сказано в Евангелии: «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк 21:19). И судить нас Бог будет не за то, как мы постились или молились, а как мы относились к людям (Мф 25:31-46).

 

3) Противоположны ли христианская вера и любовь к свободе? Ваше отношение к теологии освобождения?

Часто свобода понимается как вседозволенность, но в христианском понимании это не так. Все-таки изначальное понимание свободы во Христе было освобождение от ритуальных законов Торы. Потом это было равенство в церковной общине, где раб и свободный (напр.: 1 Кор 7:22), мужчина и женщина, разные национальности равны во Христе (Гал 3:28). Хочу подчеркнуть, именно в церковной общине, а не в государстве.Из этого следует ответ на следующий вопрос. Какое бы общество в государстве или мире не было бы, это не всегда забота христианства. Главное чтобы в общине были равноправие и хорошие взаимоотношения. Также церковная община должна помогать нуждающимся людям любой расы,
вероисповедания или мировоззрения.

Но мы должны понимать и помнить, что помимо некоего раннего коммунизма первых христианских общин (Деян 4:32), нужно не забывать и о том, что меценатство появилось раньше (Лк 8:3). Теология освобождения имеет корни в философии Карла Маркса с «налетом» евангельских цитат, вырванных из всего новозаветного нарратива. Я отношусь к этому явлению отрицательно, хотя понимаю, что это «дитя» своего времени. Во всем нужно искать золотую середину и не впадать в крайности.

 

ПавелЛевушкан
Павел Левушкан, пастор русскоязычной общины прихода Новой церкви св. Гертруды, председатель правления Латвийского Института Межкультурных Коммуникаций, член правления Европейской Ассоциации христианских коучей, редактор портала Baznica.info, член Mindfulness Association Великобритания

(Рига, Латвия, Латвийская Евангелическо-Лютеранская Церковь)

 

1) Следует ли буквально воспринимать библейское описание грехопадения?

Существует несколько вариантов прочтения истории грехопадения. Как у любой большой трансформирующей истории, у рассказа о грехопадении существует множество пластов. И если буквальное прочтение больше свойственно фундаменталистски направлениям в христианстве, то прочтение смысловое и символическое указывает на главное, а именно на проблему тотальной разделенности человека и Бога, и на необходимость восстановления этого разрушенного единства.

Известный русский религиозный философ Борис Вышеславцев метко заметил: «Как геологическая структура есть конденсированная история земли, так миф есть конденсированная история души. Поэтому противопоставление мифа и исторического факта — бессмысленно: миф «символизирует» (συμβάλλω — соединяю, сопоставляю) бесконечное множество исторических фактов. Имело бы смысл только противопоставление символической и реалистической истории; причем еще неизвестно, какой истории следовало бы отдать предпочтение в смысле значительности и важности.

Если мы находимся в этой парадигме истолкования истории грехопадения, то каждое ее прочтение, на каждом из уровней, дает нам возможности открывать новые измерения наших отношений с Богом, как основы всякого бытия. И в этих отношениях обретать целокупный, несвойственный взгляд на Его реальность. Восстановление отношений с Творцом, как преодоление отчужденности («познания добра и зла»), и восстановление через крестную жертву Иисуса Христа единства с источником Жизни («древо жизни») - вот главная история, рассказанная в Библии человечеству.

2) Чем опасно тщеславие?

В Библии тщеславие описано, как одна из причин падения сатаны.

«От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю, перед царями отдам тебя на позор». (Иезекииль 28:17)

Тщеславие это одна из форм иллюзии, в которую убегает человек, вместо того, чтобы вставать лицом к лицу с предельной реальностью. Мы можем встретиться с Богом только в состоянии полной честности. Мы не можем общаться с Ним в мире благочестивых фантазий, или набожных иллюзий. Мы не можем общаться с Ним в будущем или в прошлом - только в настоящем. Но после грехопадения наш ум склонен создавать ментальных идолов, которые реальность заменяют привлекательной картинкой, за которой - пустота.

Тщеславный человек думает, что обладает самостоятельными добродетелями, что он способен быть достойным перед Богом на основании даров, талантов или благочестия. Тщеславие превращает в гордыню и грех даже самые хорошие и правильные внешне вещи. Но грехом они становятся потому что еще больше отдаляют нас от Бога Реальности, от Сущего, от основы всякого бытия.

Древнегреческое слово «тщеславие» – ἡ κενοδοξία (kenodoxia) – весьма значащее. Интересно, что его вторая часть та же самая, что и в слове ортодоксия – ἡ ὀρθοδοξία (orthodoxia). То есть, и там и там вторая часть – это слово ἡ δόξα (doxa), которое переводится как «мнение», «представление», «слава». Только если ортодоксия – это "правильное мнение" или "правильная слава", то тщеславие дословно с древнегреческого переводится как слава пустая, бесплодная или напрасная. Потому что прилагательное κενός (kenos) именно так на русский язык и переводится – «пустой», «бесплодный», «тщетный», «напрасный».Таким образом, русское слово «тщеславие» очень похоже по своему словесному составу на греческое. Однако в последнем есть смысловые нюансы, которые в русском аналоге слышны не так отчетливо.

А именно, благодаря греческому слову мы видим, что в силу своей пустоты (κενός – пустой) тщеславие может использовать для человеческого самовозношения что угодно, даже самые превосходные качества и поступки. Иоанн Лествичник писал: «Тщеславие радуется о всех добродетелях. Например: тщеславлюсь, когда пощусь; но когда разрешаюпост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым. Побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но и в
худые одеваясь, также тщеславлюсь. Стану говорить, побеждаюсь тщеславием; замолчу, и опять им же победился. Как ни брось сей троерожник, все один рог станет вверх» («Лествица»).

Лютеранская концепция разделения Закона и Евангелия - является прекрасным противоядием против греха тщеславия, так как ставит нас лицом к лицу перед беспощадной правдой нашего положения, и сообщает исцеляющую истину о Божьей любви, явленной в Иисусе Христе.

 

3) Противоположны ли христианская вера и любовь к свободе? Ваше отношение к теологии освобождения?

В Писании восстановление единства с Богом понимается, как внутреннее освобождение. «Господь есть Дух; агде Дух Господень, там свобода.
Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» .
(Второе послание к Коринфянам 3:17,18)

Реализация этой свободы может проявляться многоразлично: прежде всего это освобождение от рабства греха и смерти. Но также это и реализация свободы в межчеловеческих коммуникациях на уровне реализации идеала служения, к которому призван каждый христианин.

Писание говорит: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу». (Послание к Галатам 5:13) Это «служение любовью» возможно в виде церковной благотворительности, или взаимопомощи внутри общины. Но возможно и на уровне участия в общественных организациях, защите прав человека, и наконец - на политическом уровне.

Теология освобождения ставит перед христианами важные вопросы о смысле социальной справедливости, но часто делает это слишком радикально. В этом смысле солидаризм немецкой христианской демократии, глубоко уклеенный в духовности Западной Церкви (католической и лютеранской), представляется более реалистичным и сбалансированным.

Одной из отправных точек христианской демократии является принципиальная невозможность совершенного общества, так что в реальном обществе всегда есть конфликты, а все попытки построить идеальную систему заканчивались катастрофой (Третий рейх, СССР). Эту проблему христианские демократы пытаются решить на основе следующих положений.

Во-первых, земная миссия человека состоит не в конкуренции с другими людьми, а в том, чтобы реализовать себя как члена общества. Поэтому, несмотря на своё несовершенство, люди должны стремиться к солидарности и братству. Согласно учению, самореализация в обществе касается прежде всего его естественных и элементарных ячеек, таких как семья, церковный приход, микрорайон, профессиональное сообщество, волонтёрская организация. К этой же категории демохристиане относят органы, объединяющие представителей работников и собственников частных предприятий из какого-то одного сектора экономики или профессии (корпоратизм).

Во-вторых, различные классы, группы и отдельные люди находятся в тесной зависимости друг от друга. Поэтому для достижения интеграции и координации действий нужно уважать интересы других классов, групп и людей, а в конфликтных ситуациях быть готовым проявить уступчивость. Такая уступчивость и солидарность играют важную роль на всех уровнях общества, от элементарного до международного. Напротив, эскалация напряжённости (в частности, классовая борьба) ведёт к революциям и войнам.

В-третьих, действия людей должны иметь под собой нравственную опору, которая носит абсолютный характер, исходит (частично или полностью) из веры и в равной степени относится к каждому.В исключительных случаях, государство вынуждено разрешать противоречия силой. Однако меры подавления должны применяться только по закону и для предотвращения конкретных случаев насилия, а не системно.

 

перевод: А. Арсеньева

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

1) Известно утверждение лютеранского богослова Д. Бонхеффера: "глупость - еще более опасный враг добра, нежели злоба". Может ли быть глупость и/или слабость грехом, на Ваш взгляд?

2) Возможны ли ложь или притворство "во спасение" ?

3) не может ли библеистика (научное исследование текстов Библии) вредить силе нашей веры?

2-ая часть интервью

 

СвященникКириллГорбунов

отец Кирилл Горбунов, священник,

руководитель информационного отдела Архиепархии Божьей Матери Католической Церкви России, г. Москва

 

1) Когда говорится об этом, надо обратить внимание на контекст, в котором эти слова сказаны... Цитата заимствована из книги «Сопротивление и покорность» Дитриха Бонхеффера, написанной в тюремной камере, в перспективе мученической смерти. Глупость, о которой идет речь является не какой-то глупостью в житейском понимании, привычной нам - когда не смеются над нашими шутками, не понимая, что мы имеем в виду. Это отказ человека от собственного разума, от принятие ответственности за действия тоталитарного режима, отказа признать зло. Это когда человек отказывается видеть и отказывается рассуждать — что, конечно, и происходило в нацистской Германии.

Подразумевается как раз то, о чем говорит Христос о грехе, не имеющем прощения: отказ от человечности. Именно то, что делает возможным существование самого тоталитарного режима — а отнюдь не данность отсутствия или ограниченности интеллектуальных способностей, либо недостаток логического мышления...

2) Вот я думал об этом и припомнил одно событие, которое приводит в своей книге о. Бернхард Геринг — он описывает реальное событие, произошедшее в нацистской Германии. Пришли нацисты и спросили настоятельницу монастыря и сестер, которые руководили клиникой - есть ли в ней умственно отсталые дети? На что настоятельница ответила: «Нет, их нет здесь!». Хотя это был госпиталь и для таких детей, где их было немало... Вопрос: но солгала ли настоятельница? И какое наказание должно быть наложено на нее? Ответ интересный: она сказала правду, потому что не было искомых объектов для уничтожения, а были — дети...

В этом примере мы сталкиваемся с проблемой, которая давно занимает людей, например, она очень подробно описывается в книге В. Соловьева «Оправдание добра». Он пишет, что во лжи обязательно должно быть две составные части. Первая: это искажение реальности. Фактов, соответствующих реальности. Но, с другой стороны, во лжи обязательно должно присутствовать злое, дурное потому что из этих двух вещей состоит ложь. И потому, что в жизни бывают ситуации, когда мы обязаны, на самом деле, скрыть от человека информацию — от человека, который может неправильно этой информацией распорядится. Во зло себе или во зло и ущерб другим людям. И это не является ложью в строгом смысле слова, даже если при этом фактическая информация не соответствует объективной реальности. При этом, нужно подчеркнуть, есть православные священники, которые обязательно вспомнят казус с церковно-славянским текстом Библии.

Сам термин «ложь во спасение» возникло из неправильного прочтения славянского текста Библии, где в Псалме говорится «ложь — конь во спасение». Люди, воспринимая текст на слух, так и понимали: ложь является тем конем, который иногда нужен и который спасает человека. Абсолютно неправильное восприятие, ведь говорится, что этот конь - да и никакое тварное существо - не может спасти человека. Само по себе это выражение «ложь во спасение» - основано на недоразумении.

Конечно же, для христианина это неприемлемо. Особенно если говорить о лжи именно в глубоком смысле, как об искажении реальности с дурным, злым умыслом. С дурным, злым и эгоистическим умыслом. Так что, когда идет речь о лжи — нужно помнить о том КОГО Христос называет «отцом лжи».

3) Мы помним, что проблема толкования Священного Писания возникает уже в самом Священном Писании. Во втором Послании Апостола Петра, в его третьей главе, Апостол сокрушается о том, что Писания Апостола Павла настолько сложны, что многие люди извращают их, как и многие другие Писания, извращают себе на погибель. Таким образом, мы видим, что уже в самом Священном Писании содержится признание того, что оно трудно для понимания, трудно для интерпретации.

И поэтому нас не должно удивлять то, что существует интерпретации, которые могут негативно повлиять на нашу веру. Но это, конечно, не должно означать отказа от поиска более глубоких толкований Писания. Тем более, что мы живем в такое время, когда исследования Библии, попытки ее научного анализа, развиваются как никогда быстро. Именно благодаря историко-критическому методу изучению Библии, который насчитывает более 100 лет - мы смогли проникнуть в содержание многих текстов, неизвестное ранее. И вот это движение, вместе с литургическим и экуменическим, они буквально преобразили Церковь, преобразили ее самосознание - конечно, за это мы должны быть благодарными.

Католическая Церковь подчеркивает настойчиво и во многих документах церковного учительства, что, прежде всего, Св. Писание должно интерпретироваться в том же Духе, в Котором было написано. Что настоящий смысл Священного Писания открывается в Св. Духа, молитве и диалоге с Богом.

Можно тщательно и глубоко разделять Писание на составные части, вдаваться в детали, в попытке докопаться до сухого остатка — как многие аналитики — докопаться до чего-то такого, что несомненно является подлинным, исходным содержанием, но потерять самое главное - то, что через мертвую букву повествует живой Господь, Дух Святой.
П
отерять способность слышать голос живого Бога, говорящего с нами...

 

ЕпископДитрихБрауэр

Дитрих Брауэр, Архиепископ Евангелическо-Лютеранской Церкви России

 

 1) Я согласен с Бонхеффером относительно глупости. Глупость действительно крайне опасна. Злонамеренные действия можно и нужно разоблачать и дезавуировать. А к глупости бесполезно аппелировать.

2) Ложь сама по себе губительна для человека и его ближних. Но ложь во спасение - скорее мудрость. Потому что все, что совершается ради спасения, мудро. "Будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби" (Мф. 10, 16)
Так, например, в концлагере взрослые, чтобы успокоить своих несчастных детей -  представили им все происходящее вокруг, как игру (см. "Жизнь прекрасна" Р.Бениньи). Сам Христос "обманывает" диавола своей жертвенной смертью на кресте. Этот чудесный обман стал для нас истинным спасением.

3) Наша вера не основывается на научных данных. Мы верим в Иисуса Христа не потому, что его личность научно доказана и его действия обоснованы. Но потому что Его Евангелие было услышано и воспринято нами, как радостная спасительная весть. Верующий человек живет не силой человеческих аргументов, а силой Божьей благодати.

 

СвященникСилуанТуманов

отец Силуан Туманов, Председатель Издательского Совета в Санкт-Петербургская Митрополия,

сотрудник в московская Патриархия, Композитор,

автор-составитель учебников по катихизису, богословию, нотных сборников, статей и публикаций

 

1) Известно утверждение лютеранского богослова Д. Бонхеффера: "глупость - еще более опасный враг добра, нежели чем злоба". Может ли быть глупость или/и слабость грехом, на Ваш взгляд? Что такое грех - известно каждому, читающему Библию. Грех - это то, что разлучает нас с Богом. Поэтому в список грехов может попасть очень многое. Но грех может быть лишь добровольным (в православии мы различаем общую поврежденность грехом Адама и Евы, о которой пишет и ап. Павел (Рим. 7, 19), и личные ошибки человека). А глупость не всегда (или даже всегда) - это то, что мы не в состоянии контролировать. Это либо отсутствие опыта, либо ослепленность страстью, либо просто болезнь ума.

Поэтому назвать глупость грехом я бы не смог.

Но то, что глупость часто приводит ко греху - несомненно.

2) возможна ли "ложь /или притворство/ во спасение" ? Возможно всё, но вот полезно ли? «Ложь во спасение» - это искаженный текст псалма (Пс.32, ст. 17). В псалме подчеркивается, что подлинным Защитником человека в любых ситуациях (опасности смерти, голоде, нападении врагов) является Бог, а не наше умение жить, близость к начальству, приспособленчество или коварство. Но действительно бывают ситуации, когда сказать человеку в лоб всю правду значит повредить ему. Надо очень осторожно подходить к своему слову и не оправдываться запретом на ложь тогда, когда просто хочется всё высказать человеку или его унизить или добиться враньем у кого-то милости.

3) не может ли библеистика (научное исследование текстов Библии) вредить силе нашей веры?

Если вера есть, то ей не повредит никакое научное исследование, потому что мы верим не благодаря прочитанным книгам, а по благодать Божией, верим Богу и в Бога. А исследования помогают нам понять исторический генезис веры, Библии, церковной практики разных веков. Если мы соблазняемся этим, значит верим не в Бога, а в традиционные рассуждения о нём. Другое дело, что научными открытиями так привыкли подкалывать христиан, что вырабатывается недоверие ко всяким научным заявлениям, связанным с религией. В этом вопросе, как, собственно и во всех остальных, нужна мудрость и осмотрительность, доверие своей Церкви.

 

Markevich 2013

Алексей Маркевич, магистр теологии, пастор церкви ЕХБ, преподаватель Московской богословской семинарии ЕХБ.

 

1) известно утверждение лютеранского богослоа Д. Бонхеффера: "глупость - еще более опасный враг добра, нежели чем злоба". Может ли быть глупость или/и слабость грехом, на Ваш взгляд? Думаю, что глупость может быть грехом, когда это нежелание человека получать знания. Когда глупость это выбор самого человека. В книге Притч в Библии глупость часто противопоставляется мудрости: «Мудрость разумного - знание пути своего, глупость же безрассудных — заблуждение» (Прит.14:8). Глупый человек не желает познавать истину, его устраивает его положение вещей. Глупость здесь соседствует с ленью. Автор наставлений призывает: «Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым» (Прит.6:6). Поэтому если человек просто отказывается, чтобы приобретать знания, что бы трудиться для этого, то он несомненно грешит. Не считаю, что в этом случае глупость может быть названа природной слабостью.

2) возможна ли "ложь /или притворство/ во спасение" ? Строго говоря, в Библии нет запрета на ложь, как просто на неправильную передачу информации. В Писании ложь — это или лжесвидетесльство, то есть свидетельство с целью навредить ближнему или искажение Божественной истины, ради собственной выгоды. Известны некоторые библейские герои, поведение которых можно охарактеризовать, как «ложь во спасение».

Самая известная библейская история на эту тему про блудницу Раав, которая спрятала израильских шпионов (Иис. Нав, 2 глава). Но главное здесь, несомненно, в намерении человека. В частности, намерение Раав было спасти от гибели ее гостей, а не просто поупражняться в хитрости, прикрывшись «благочестивым поводом». Поэтому и в современном мире мы должны в первую очередь думать, что мы можем сделать, чтобы помочь человеку или даже более высоко: как мы можем исполнить волю Божью. И когда мы совершаем что-то во благо другого, ради любви в ближнему, то это и становится критерием оценки правильности наших действий.

3) не может ли библеистика (научное исследование текстов Библии) вредить силе нашей веры? Честное исследование текстов Писания может нас привести к неожиданным результатам и поэтому может нас удивить и даже напугать. Для кого-то такие результаты могут показаться подрывающими «основы веры», а скорее просто разрушающими определенные мифы, которые были у человека прежде. Думаю, что большинство христиан смогут достаточно спокойно пережить такую встряску своей веры. И пройдя через испытания, вера только укрепится и станет сильнее. Но не исключаю, что для некоторых серьезное изучение Библии может быть и слишком неподъемной ношей. Здесь на помощь должна прийти церковная община, в том числе в лице исследователей Библии и других служителей Церкви. Ведь вера, основанная на познании Писания, объединяет христиан. Поэтому совместное прочтение и обсуждение Библии в общине, в том числе спорных текстов, поможет верующему ответить на самые непростые вопросы.

НаталияАдаменко

Наталья Адаменко, научный сотрудник и преподаватель миссиологии Свято-Филаретовского православно-христианского института

 

1) известно утверждение лютеранского богослова Д. Бонхеффера: "глупость - еще более опасный враг добра, нежели чем злоба". Может ли быть глупость или/и слабость грехом, на Ваш взгляд? Если говорить только о глупости (а Дитрих Бонхёффер писал именно о ней, а не о слабости), то глупость, несомненно, может быть грехом, если человек сознательно сам себя оглупляет или позволяет оглуплять. Глупость, по Бонхёфферу, - это не интеллектуальное, а социальное и психологическое явление. Как пишет Бонхёффер: «Власть одних нуждается в глупости других». Причина же глупости в том, что «личность, подавленная зрелищем всесокрушающей власти, лишается внутренней самостоятельности и (более или менее бессознательно) отрекается от поиска собственной позиции в создающейся ситуации».

Тоталитарная власть нуждается во всеобщей глупости и создает её пропагандой и террором, а люди под этой властью, желая сохранить себя и свою жизнь, поддаются на пропаганду и сами ослепляют, оглушают и оглупляют себя, как бы не видя, не слыша и не понимая зла, творящегося вокруг.

Как человеку перестать быть глупым? Как перестать закрывать глаза и уши от зла? Как перестать говорить лозунгами? Для этого нужно прежде всего уверовать во всемогущество Божье и избавиться от страха перед смертью, что позволяет занять ответственную внутреннюю позицию по отношению к любой власти и ко всем внешним обстоятельствам своей жизни. Ведь подлинное внутреннее освобождение возможно для человека лишь если он обретет опору в Боге и веру в воскресение. Мы знаем, что «начало мудрости - страх Господень» (Пс 110:10), и Христос Своим Воскресением хочет «избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству» (Евр. 2:15).

2) возможна ли "ложь /или притворство/ во спасение"?

Вопрос о «святой лжи» – это всегда вопрос о мере компромисса, на который может пойти христианин в отношении к себе самому и другим людям, компромисс же всегда представляет собой сложную этическую проблему. Сказать ли горькую правду или сказать ложь? А может быть, пока сказать только часть правды и немного солгать, чтобы он не волновался? Или лучше просто промолчать и пусть всё остается, как есть?

Все эти вопросы рано или поздно встают перед христианами и особенно часто – во время благовестия, когда нам нужно предложить человеку выбор между двумя путями: путем жизни и пути смерти. Конечно, здесь невозможно скрывать от человека правду о гибельности пути смерти, жизни без Бога. Ведь тогда будет невозможен и сам выбор… Общественная, политическая, экономическая, семейная жизнь тоже часто строиться на лжи и полуправде и, соглашаясь с этими допущениями, мы часто забываем, что наша цель «искать Царство Божье и правды его» (Мы 6:33), что дьявол «лжец и отец лжи» (Ин 8:44), а «дети Божии и дети дьявола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога» (1 Ин 3:10).

Можно не только других успокаивать «святой ложью», но и себя тоже, тогда это называется самообманом, лицемерием, ношением благочестивой маски. Вера нам нужна не только для утешения в скорбях, некоего «обезболивания» в горестях земной жизни, но для преображения этой жизни и для обретения жизни вечной, а для этого нужно, прежде всего, перестать обманывать себя и других, лгать и притворяться.

Ещё в Ветхом завете мы можем прочитать заповедь: «Не крадите, не лгите и не обманывайте друг друга» (Лев 19:12), а также «устами лицемер губит ближнего своего, но праведники прозорливостью спасаются» (Прит 11:9), «уста правдивые вечно пребывают, а лживый язык - только на мгновение» (Прит 12:19). Пророк Исайя обличал: «уста ваши говорят ложь, язык ваш произносит неправду. Никто не возвышает голоса за правду, и никто не вступается за истину; надеются на пустое и говорят ложь, зачинают зло и рождают злодейство» (Ис 59:3-4).

Эти и ещё множество цитат из Священного Писания говорят нам о том, что христианину невозможно идти на компромисс со своей совестью и лгать, даже во имя какой-то «высшей цели», потому что мир сей построен на компромиссах с злом, пропитан ложью и не принимает правду. В этом легко может убедиться любой христианин, если он начнет бескомпромиссно следовать Евангелию в своей жизни, искать правду, говорить правду, жить без лжи, «святой» или обычной. Реакция мира сего будет быстрой и жесткой, и именно об этом Господь наш Иисус Христос честно предупреждает Своих учеников:

«И будут предавать вас и родители, и братья, и родичи, и друзья, и некоторых из вас лишат жизни; и будете вы всем ненавистны за имя Мое» (Лк 21:16-17).

Впрочем, всегда говоря правду, нужно не терять мудрости и помнить о том, что иногда лучше молчать, не говоря ничего, чтобы не стать предателем и не выдать людей на мучение и смерть. Ведь предатель тоже формально говорит правду.

Также нужно проявлять осмотрительность в обличении зла мира сего, находя приемлемые формы для этого, и терпение во время проповеди Евангелия. Ведь для того, чтобы человек решился следовать за Христом и захотел стать его учеником, он должен прежде узнать и полюбить Его. Борьба со злом и ложью в себе и вокруг себя нам тоже необходимы, но если любишь, то бороться легче, ведь любовь учит мудрости.

3) не может ли библеистика (научное исследование текстов Библии) вредить силе нашей веры?

Само по себе изучение Священного Писания как текста, в том числе как литературного, исторического и культурного памятника определенной эпохи, вере вредить не может, но выводы, которые можно сделать на основании этих исследований, могут повредить вере, причем только в одном случае - если вера основана только на словах Библии, на её букве, а не на живом Богообщении. Научное исследование всегда основано на сомнении: «А что, если это не так…». И ученый, исследуя библейские тексты, сравнивая их с другими того же времени, изучая историю и культуру может на основании научных фактов делать выводы, которые противоречат общепризнанному толкованию текста или его авторства, датировки и т.п. Тогда научное исследование текста Библии, например, авторства текстов, редакторской правки и т.п., воспринимается как попытка разрушения самой веры.

Тогда возникает вопрос: а на чем основана наше вера, если простое сомнение в священных текстах может поколебать или разрушить её? Произошла ли наша встреча со Христом, имеем ли мы через Него общение с нашим Небесным Отцом, живем ли в Духе Святом? Если мы состоим в общении с живым воскресшим Христом, то духовный опыт Богообщения на протяжении многих веков, сохраненный для нас Церковью в Священном Писании вдохновляет нас и утверждает нашу веру, укрепляет надежду. Но важно помнить, что Богообщение продолжается и сейчас, и Священная история не завершилась в I веке, вместе с написанием Апокалипсиса или в III веке с канонизацией Священного Писания, что она продолжается и сейчас, что Дух Святой также дышит в Церкви, как и в день Пятидесятницы.

 

Брэдн808

Брэдн Бюркле, магистр теологии (PLTS , Калифорния), пастор, преподаватель Теологической Семинарии ЕЛЦ

 

1) Редкий случай, когда я не соглашусь с Бонхеффером... Даже если понимать глупость, как сознательный отказ использование своего богоданного ума из-за предрассудков или боязни отречься от своих прежних взглядов, все же мне кажется, что злоба (которую я понимаю, как сознательное желание противостоять добрым намерением) - хуже.

Как преподаватель, я надеюсь, что Бонхеффер не прав, когда он говорит - "Против глупости мы беззащитны. Но я нахожу, что он прав, когд описывает ситуацию, когда "доводы не помогают; фактам, противоречащим собственному суждению, просто не верят - в подобных случаях, глупец даже превращается в критика, а если факты неопровержимы - их просто отвергают как ничего не значащую случайность. При этом глупец, в отличие от злодея, абсолютно доволен собой; и даже становится опасен, если в раздражении, которому легко поддается, он переходит в нападение."

2) Существует ли "ложь в спасении"?

Писание очень ясно свидетельствует о силе нашего языка; слово может нести жизнь и может наносить огромный вред. Мне кажется, что вопрос о правде/лжи лучше всего рассматривать не в рамках философской этике, а в свете Библии, в частности 8-о заповеди.

В своем объяснении к ней в Кратких и Больших катехизисах, Мартин Лютер правильно, на мой взгляд, говорит об этом вопросе, как о вопросе блага моего ближнего - "каждый должен использовать свой язык так, чтобы он служил во благо всем, для покрытия грехов и немощей ближнего своего, для их оправдания, преуменьшения и приукрашивания их [выставляя в наилучшем свете]." (БК).

Порой мы, грешные люди, "говорим правду" лишь для того, чтобы сделать другому больно; а иногда мы сознательно искажаем правду якобы ради ближнего. Существуют ли такие случая, когда мы действительно ради ближнего не говорим всю правду? Бывает ли так, что мы прикрываемся такой "заботой," хотя на самое деле мы лжем, потому что нам самим тяжело смотреть правду в лицо?

Я думаю, что ответ на оба вопроса - "да."


3) не может ли  библеистика  (научное исследование текстов Библии) вредить силе нашей веры?

Это такой вопрос, как "не может ли топор быть использован в акте насилия против человека?"

Конечно, может. Но в этом случае он используется не по назначению.

И, в отличие от топора, в самой библеистике нет ничего, которая была бы направлена на уничтожение. С моей точки зрение, библеистка показывает очень серьезное отношение к вопросу толкования Писания и, тем самым, выражает ее к нему уважение.

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

1) Известно утверждение лютеранского богослова Д. Бонхеффера: "глупость - еще более опасный враг добра, нежели злоба". Может ли быть глупость и/или слабость грехом, на Ваш взгляд?

2) Возможны ли ложь или притворство "во спасение" ?

3) не может ли библеистика (научное исследование текстов Библии) вредить силе нашей веры?

Первая часть интервью

 

АнтонВладимировичТихомиров

Антон Тихомиров, пастор, доктор теологии (Университет Эрлангена-Нюрнгберга, Германия)

ректор Семинарии ЕЛЦ (Евангелическо-Лютеранская Церковь)

 

1. Это комплексный вопрос, который включает в себя сразу несколько неоднозначных понятий. Например, "грех". Понимаем ли мы под ним в данном случае человеческое удаление от Бога или некий моральный проступок? Что такое слабость? Слабость в смысле готовности отказываться от своих убеждений и неумения помочь ближнему или, скажем, слабость распятого Христа? Да и понятие глупости тоже не так легко поддается однозначной дешифровке. Тем не менее, мысль Бонхеффера понятна. Глупость, вернее, невежество - действительно страшный враг добра. Правда, оценивать, какой враг больший, глупость или злоба, я бы не взялся. Все зависит от конкретной ситуации.

2. С моей точки зрения, да, возможны. Разумеется, существуют такие этические школы, которые это категорически исключают, призывая поступать по принципу: "делай, что должно, и будь, что будет", без оглядки на последствия. На мой же взгляд, в этом несовершенном мире нам следует действовать, исходя из принципа "меньшего зла". Думать надо не об абстрактной "правильности" поступка, а о том, какую пользу или вред он принесет моим ближним. Разумеется, можно и ошибиться. Но область этики - это область риска. Более того, решусь на спорное высказывание: высшим проявлением добра может стать сознательное совершение небесспорных поступков,  "принятие греха на душу", если это послужит благу других людей.

3. Снова вопрос сформулирован очень комплексно. Прежде всего, мне очень трудно судить о силе или слабости веры. Мне кажется, нет таких инструментов, которыми их величину можно было бы измерить. Более того, "слабая", сомневающаяся, ищущая вера может оказаться на самом деле куда сильнее веры "сильной", если под силой понимать негибкость и фанатизм. В этом смысле, научная библеистика нашей вере повредить никак не может. Да, она может разрушить ложную (само)уверенность нашей веры, ее фиксированность на второстепенном, подтолкнуть ее к поискам, к движению. Но ведь поиски, движение, неуспокоенность и означают жизнь. Научное исследование Писания бросает вызов так называемой "простой вере", тем самым превращая ее в веру, может быть, не такую "упертую", но зато живую. Наука, в том числе и библеистика, просто в принципе не может опровергнуть наше доверие Богу и спасению, данному нам во Христе. Зато она может помочь нам снова и снова по-новому осмыслять его, открывать его новые грани и глубины. Да, наука не способна проникнуть в самую глубину истины. Из науки нельзя делать идола. Но идола нельзя делать и из Бога, а такое происходит, когда мы отказываемся размышлять о Нем.

 

 

ГеоргийКочетков

о. Георгий Кочетков, священник, кандидат богословия(Свято-Сергиевский богословский Институт, Париж), основатель и ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института,  автор сорока книг и ряда статеей в области теологии. (Руская Православная Церковь)

 

1) О, это замечательный вопрос. Обычно люди думают, что глупость — дело врождённое, уж что кому досталось по наследству от родителей, от природы, от предков и т.д., или, в крайнем случае, от социума. Но на самом деле действительно не так. Дитрих Бонхёффер был, конечно, прав, что глупость это то, что человек приобретает в жизни, это греховное качество. Я всегда говорю на исповедях, что нужно каяться в глупости, потому что глупыми могут быть наши слова, наши дела, наш образ жизни, и даже вера может быть глупой, если она не движется вперёд, если она не осуществляет какого-то свершения. Есть подвиг веры, а бывает расслабленность, и она близка к глупости. Так что я всецело поддерживаю мнение Бонхёффера, тем более, что он совершенно замечательный человек, богослов, церковный деятель. И поэтому думаю, что всем нам нужно думать о том, чтобы мы не заражались глупостью или вот такой глупой слабостью, расслабленностью, чтобы мы, если заметим за собой что-то подобное, от этого избавлялись. Потому что разум — это один из даров Божьих и это прямое противоядие против глупости. Разумный человек, мудрый человек — это тот человек, который познаёт волю Божью, который знает волю Божью, может быть, через слово Божье, а может быть, как-то через откровение, интуицию, в Церкви по Преданию наряду с Писанием. Вот, если коротко, то так.

2) Тоже очень горячий вопрос. Многие люди тоже почему-то убеждены, что возможна ложь во спасение. И даже, я помню, один епископ — причём не кто-нибудь, а ректор духовной академии — однажды говорил своим студентам, что вот, в Псалтири же говорится: «Ложь — конь во спасение», т.е. ложь может двигать во спасение человека. Но оказалось немножко смешно, потому что это на церковнославянском действительно так звучит, а по-русски совсем по-другому: те, кто надеется на коней, вот это и есть ложь; спасаемся мы не своей внешней силой и своими, так сказать, войсками, а мы спасаемся совсем иначе, обращаясь к Господу. Поэтому, конечно, использовать ложь нельзя. Отец лжи всегда дьявол. Другое дело, что бывают иногда очень тяжёлые обстоятельства в жизни людей, настолько тяжёлые, настолько неадекватные, что человеку приходится идти на какие-то компромиссы. И он понимает, что компромисс — дело безблагодатное. Но иногда по-другому нельзя. Человек действительно вынужден что-то придумывать, потому что иначе головы не сносить ему или его ближним. Мы знаем много таких примеров, скажем, из советской истории, где люди, попавшие в лапы советских карательных органов, вынуждены были немножко притворяться и иногда говорить неправду. Разве сможем мы их осудить? Да, это компромисс, конечно, но я думаю, что в таких условиях, когда ситуация совсем безвыходная, человек, идущий на компромисс — в том числе на ложь и притворство, — всё-таки будет прощён Господом и ближними.

3) Спасибо и за этот третий вопрос, тоже замечательный, очень горячий, очень живой. Действительно все люди, которые занимаются или занимались изучением Священного писания — так же, как, впрочем, и богослужения, и писаний святых отцов и т.д., — понимают, какое сильное искушение может быть с этим связано. Когда человек много знает, то от этого много скорби, потому что он сравнивает это с действительностью и видит, как действительность иногда далеко уходит от того, что должно было бы быть в нашем толковании, в нашем понимании, а иногда и в наших действиях. И поэтому, с одной стороны, мы не можем отказываться от критического исследования Священного писания, а с другой — должны быть осторожны. Наука, если она настоящая наука, а не шарлатанство под видом науки, как это бывало нередко в те же советские времена, только помогает нам лучше понять Писание. И здесь нам приходится что-то корректировать, что-то менять в своих привычных воззрениях. Это бывает болезненно, это да. Но человек должен пойти на этот риск и на это неудобство для себя, на какой-то дискомфорт.

На мой взгляд, это даже нужно воспитывать в себе, чтобы действовать в соответствии с Правдой. Мы все заинтересованы в этом откровении Божьей Правды и Божьей Истины. И если наука хоть немножко нам в этом поможет, это будет прекрасно. Я помню слова отца Сергия Булгакова, замечательного русского богослова XX века, гениального человека, который сказал, что мы, богословы, не предваряем итогов научного исследования Библии и не боимся свободного исследования Священного писания. И Церковь должна тоже к этому приготовиться. В конце концов, мы должны понимать, что все наши индивидуальные — а иногда и не индивидуальные, а даже традиционные — церковные взгляды и толкования в каком-то смысле историчны. Они как-то всегда менялись и меняются, всегда что-то уточняется. Истина не имеет предела. Мы не можем сказать, что у нас истина в кармане, и мы ей обладаем так, что знаем всё в деталях. Нет, Господь есть Истина. Христос говорит: «Я есть Путь, Истина и Жизнь». И поэтому здесь требуется смирение, здесь требуется терпение, здесь требуется именно любовь к Истине и Правде, в том числе содержащейся, конечно, и в Священном писании.

 

ЮлияКошинская

Юлия Кашинская, магистр теологии (Папский Католический Университет Иоанна Павла 2, Люблин)

Католическая Церковь


1) Слова Бонхеффера о человеческой свободе, о призвании человека мыслить свободно, сегодня весьма актуальны.
Глупость он рассматривает, скорее, как психологический защитный механизм, как отсутствие воли и смелости мыслить и принимать независимые решения, иметь суждение о чем-то,  а не как отсутствие умственных способностей.
Может ли глупость быть греховной?
Грех, это всегда волевое решение, выбор пути, который противоречит Божьему Закону.
Человек с ограниченными умственными способностями, ограниченной дееспособностью, не отвечает в полной мере за свои поступки, никто от него этого и не ожидает. Он творит иногда зло, но это и грехом назвать сложно.
Наверное, здесь стоит вспомнить об общественном грехе, когда не один человек, но общество выбирает греховный путь, а люди, стремящиеся быть лояльными этому обществу, попадают в эти структуры греха. Это вопрос конформизма.
Безволие, коллаборационизм, поддержка и оправдание тоталитарных режимов, репрессий, отказ мыслить независимо - грех ли это?
Пусть каждый сам себе ответит на этот вопрос...

2)  Я слышала такую историю: во времена преследований и подполья греко-католический епископ наставлял своих семинаристов и священников: «Не продавайте себя  задешево». Брякнуть чистейшую правду какому-нибудь провокатору, и сесть в тюрьму, забрав с собой еще и других людей, за которых ты ответственен — не самый лучший путь. Для некоторых же это часто бывает искушением, стать эдаким «мучеником за правду».

3)  Смотря на чем вера этого конкретного человека базируется.
Вот если человек вовремя вооружился глупостью, что ж ему повредит? Он же резистентен ко всему, что выходит за рамки принятой им идеологии...

 

БиблеистДесницкий

 Андрей Десницкий, библеист, профессор РАН, публицист

(Русская Православная Церковь)

 

 

1) Качество грхом быть не может, но качество может приводить ко греху. Грехом мы называем в христианском богословии поступок, слово, пусть даже некое мысленное действие, но не качество. То, что глупость или слабость может вести человека ко греху - это да. Вместе с тем, что нам может казаться  несколько необычным, в "Книге Притчей" Ветхого Завета и не только там - мы встречаем Глупость как некую активную силу. Это не только недостаток ума (люди различны и кто-то из них не отмечен сообразительностью)- это именно Глупость как активную позиция, связанная с осознанным отказом от Мудрости.
Быть может, в этом смысле - да, глупость грех.
Но тогда нам нужно уточнить термины. Что мы понимаем, в данном случае, под "глупостью" ? Если отказ от того, что человек понимает как Мудрость - он может ее не принимать, но: "да, она существует" - тогда это сознательный уход от того, что является благом.Тогда глупость приобретает иное значение, нежели чем в обыденной речи (где она означает лишь недостаток умственных способностей)

2) вновь это вопрос очень хороший и достаточно глубокий... Хотелось бы сказать: "да"... но - если мы читаем Библию, то видим, что таки "нет". Например, история Иакова, который все время оказывается эдаким лжецом  
Библия не то чтобы оправдывает его, когда он первородство похищает у своего брата, обманывает отца, и потом, когда он бежит от тестя своего, Лавана - и есть другие эпизоды - Библия не то чтобы оправдывает, но не осуждает. Наверно, и то же самое противоборство с Богом (или "незнакомцем"), которое описано в 32 главе Бытия показывает нам, что история Иакова - отнюдь не история хорошего мальчика из книжек для воскресной школы. Это история человека, который идет к своему призванию очень сложным путем. И мы не можем сказать, что было бы, если он шел путем более простым - мы можем сказать: и такое оказывается возможным. А на уровне повседневном, мы понимаем, что если террорист захватил заложников - для того, чтоб его нейтрализовать и освободить заложников, все средства абсолютно хороши. Таким образом, те, кто будут спасать этих заложников - могут и притвориться, и обмануть террориста...
 На самом деле, на практическом уровне, мы эти вопросы решаем. Однако давать общий рецепт: где эта ложь допустима? - я бы, вероятно, не стал.
Я подобного не знаю.

3) Из всех трех вопросов этот самый такой вот "мой", самый близкий мне как библеисту.
Я думаю, что вере может вредить абсолютно все. И это зависит уже от качества самой веры. Ей может вредить, например, долгий опыт пребывания в Церкви. Когда человек привыкает  - с одной стороны - и видит много негативных сторон церковной жизни - с другой. Я знаю немало людей, которым подобный опыт повредил, их вере. Однако можно задаться вопросом: в чем же тогда состояла их вера? В некую безгрешность внутри Церкви? В том, что придя туда, она не увидят ничего дурного? Это какая-то наивная и детская (в дурном смысле слова) вера...
Но мы говорим о библеистике... которая приводит человека к некоторым выводам - скажем так - не очень хорошо совместимы с той наивной верой, которую он впервые воспринял. Христианин обычно начинает с того, что воспринимает Библию как абсолютно достоверный документ. Достоверный в каждой своей фразе, в каждом своем слове. Научная библеистика приводит его к выводам, что это - вероятно - не совсем так. Что в Библии могут содержаться некоторые неточности, некоторые погрешности, касающиеся фактических деталей. На самом деле, к такому же выводу придет любой внимательный читатель Евангелия, я уж не говорю про Книги Ветхого Завета. Как пример: расхождение в списке имен между Матфеем и Лукой. Обнаруживаются некоторые не совпадения в описании Евангелистов - что именно произошло после Воскресения? Кто встретил воскресшего Иисуса, кто услышал от Ангела Весть о Его Воскресении, кто кому и что сообщил - там не совсем одинаковые  версии.
Любой человек, который честен с самим собою и своей верой, честен по отношению к Богу - это заметит. Он может начать, конечно, придумывать всякие разные объяснения. Однако тем самым, он уже будет заниматься библеистикой как наукой, вместо того наивного детского восприятия, что все в Библии истина в последней инстанции: поэтому мы должны доверять каждому слову - уж если оно написано так, так и написано так. А если оно написано вдруг не так... мы сделаем вид, что все равно, оно написано Так. Другое дело, что библеистика не одинакова.  Бывают профессии - как строить дома, как делать ботинки - и дома, и ботинки бывают разные, но это одинаково ремесло. А библеистика - бывает решительно разной. Она бывает атеистической, направленной на отрицание Бога. Возможно, она и родилась из атеистического пафоса: "а давайте докажем, что ничего такого на самом деле не было".
 Но откуда взялся этот самый атеистический пафос? Не от того ли, что людям слишком долго и слишком не критично навязывали отношение к этому тексту как к чему-то абсолютно непогрешимому, в каждой своей буковке и точке. И люди, начиная задумываться и замечать расхождения - могли отвергнуть всю Библию целиком? библеистика как наука - занятие не для всех и каждого. Если человек хочет познакомиться с христианством и жить в нем, не влезая в эти глубины, вполне спокойно можно обойтись и без них.
Но в то же время, она, мне кажется, может стать источником творческого напряжения. Вот смотрите, у нас в христианстве таких источников творческого напряжения довольно много.
Например, все христиане веруют, что Бог всесилен и всеведущ. Однако христиане также верят, что у человека есть свобода воли. Как одно согласовать с другим?
Бог все обо мне знает заранее и способен что угодно в моей жизни произвести. В то же время, я способен самостоятельно определять свою жизнь. Но ведь это же явное противоречие?.
Или Бог не всесилен в отношении меня, или у меня нет свободы воли... Тут начинаются различные попытки ответить на этот вопрос. И мы знаем, что ответы различны, не все христиане согласятся - что такое предопределение? что такое призвание? что такое избрание?
И как человек обретает спасение?
Вот эти вещи с самого начала христианской истории и по сию пору остаются спорными, но нас почему-то это не смущает. Наверно,  если бы была какая-то универсальная схема "пользования Богом" как компьютером или стиральной машиной - на какую кнопку нажать, чтоб получить результат - если бы была такая схема принципиального пользования Богом, у нас и не возникало бы никаких вопросов. Мы бы пользовались для сугубо прикладных задач - и Он бы не  был тогда Богом. Лишь техническим приспособлением.
Но когда мы выстраиваем отношения с живой Личностью - даже человеческой личностью - она много шире и глубже того, что мы о ней думаем. И она нас чем-то - всегда удивляет.
Трудно поверить, но я порою удивляюсь своей жене, с которой прожил тридцать лет. Вдруг я открываю в ней некие стороны, котоорые абсолютно не знаю, которые противоречат моему предыдущему опыту.
Уж тем более -  это касается реальности иного порядка - Бога, о Котором мы судим лишь по косвенным свидетельствам.
Поэтому библеистика, на самом деле, один из творческих способов жить с этими противоречиями, пытаясь не столько снять их, сколько понять: куда они нас ведут?

 

 

 

 

 

 ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

1) Почему в Библии надежда указана наряду с важнейшими добродетелями: верой и любовью? Как сохранить надежду в безнадежном положении?

2)  Каким образом совместить указание «не судить» и призыв «не судите по наружности, судите судом праведным», «обличайте со страхом»? Можно ли критиковать ближних? 

3) Что такое "мир в сердце" ?


 

ВЛФКаролин

Каролин Монсел (координатор по связям с общественностью)

Всемирная Лютеранская Федерация

 

Почему надежда так важна для нас?  Если мы исследуем различия между терминами, надежда в деятельности предваряет неопределенность. Мы не знаем, что таит будущее для нас, но - в любом случае - мы движемся вперед в будущее, веря, что наши чаяния - какими бы они ни были - будут исполнены. Я верю, что надежда  поддерживает нас в нашей жизни. Это то ,что делает возможным все в нашей жизни.

Разница между обличением и осуждением?
Думается, что, как большинство людей, я периодически борюсь с этими двумя состояниями... Однако, как я это вижу: осуждение - своего рода, удебный процесс с приговором.  Опасное чувство, потому что судя кого-либо за их дела, мы часто теряем нашу собственную способность сострадать, принимая. Мы часто забываем, как по-человечески мы не совершенны, забываем, что мы не в роли того, кто выносит наказующий вердикт ближним.

Обличение может быть личностным, морально ориентирующим. Это вариант убеждений, которые мы выбираем, чтоб жить по ним, важнейшее для нас и это прекрасная идея. Однако, порою мы должны смягчить наше обличение -  в том случае, если оно прикрывает суд и является причиной нашего презрения к иным людям, находящего выражение в жесткой форме.

Что означает - мир в сердце?
Это  трудно порою объяснить, но я действительно верю, что мир в сердце - когда наш разум и душа - пребывают в нашей вере. Мы знаем, что, какие бы перемены ни пришли в нашу жизнь - у нас все будет хорошо. Любимый стих моей матери из Библии стал и моим излюбленным - и это - "Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?" (Мф.6:25)

 

АббатГрегор1

о. Грегор, докторант теологии Université Paris-Sud (Сорбонна, Париж)

священнослужитель Католической Церкви

 

1. Почему в Библии надежда указана наряду с важнейшими добродетелями: верой и любовью? Как сохранить надежду в безнадежном положении?    Настоящим «Богословом надежды» в Священном Писании является апостол Павел. Именно он наиболее ярко развил, в частности, в послании к Римлянам и в первом послании к Коринфянам, всю глубину понятия христианской надежды. Эта надежда для него не является своего рода человеческой утопией, слепой верой в «лучшее будущее», а плодом личного опыта встречи со Христом. Для Павла христианская надежда находится в той же перспективе, что и надежда народа Израилева на исполнение обетований Бога. Евангелие, по своей сути, является исполнением этого обетованного спасения.
    Христианская надежда несомненно включает в себя чаяния человечества в обретении лучшего мира, но придаёт им совершенно новую перспективу. Это не какая-то утопия, не просто поиск определенного утешения в трудной ситуации или перед лицом неизбежной смерти - она является божественным даром, Его откровением в нашей личной встрече с Ним. Павел называет Господа «Богом надежды» (Рим 1, 13). Именно таким образом эта добродетель тесно связана с верой и любовью. Вера является не просто возможностью поверить в нечто неосязаемое или невидимое, христианская вера есть вера-доверие. Я верю в исполнение обещанного спасения, так как я доверяю Богу. А доверяю я Ему, потому что я Его люблю. Таким образом, христианская надежда становится терпеливым ожиданием исполнения обетований Бога, ожиданием совершения спасения. Некоторым образом, я уже бросаю якорь в ту гавань, в которую меня ведет по жизни Бог :  через радости и горести, бури и ненастья. Не случайно в самой ранней символике христиан надежда изображалась в виде якоря.
    Как сохранить надежду в безнадежном положении? Поскольку надежда – это дар, то в первую очередь следует просить Бога об укреплении этого дара. Апостол Павел учит нас «надеяться превыше всякой надежды»  (Рим 4, 18), как некогда Авраам. Здесь надежда сопряжена с терпением, этой мужественной настойчивостью, которая помогает обретать силы.

2. Каким образом совместить указание «не судить» и призыв «не судите по наружности, судите судом праведным», «обличайте со страхом»? Можно ли критиковать ближних?    

Во-первых, здесь следует различить три совершенно разных понятия. Первое значение слова  «судить» это «вершить суд», то есть вершить справедливость, или, как говорят в юриспруденции, отдать каждому то, что ему надлежит по справедливости. Это очень ответственная обязанность, которую может исполнять только тот, кто имеет на это отпределенные полномочия. В древности судья не только выносит приговор, но и раздает милости. Именно в этом ключе мы воспринимаем Бога как Высшего Судию, действующего по двум критериям: справедливость и милосердие. То есть «судить» – вовсе не значит «осуждать»


    Второе понятие – «обличение». Обличение в Церкви всегда воспринималось, как выявление определенной «болезни»  в этом многосложном организме, болезни, которая может касаться одного члена этого тела или целой группы его членов.

Целью выявления заболевания и правильной «постановки диагноза» является забота об эффективном и быстром исцелении.

Это не то, с чем мы иногда можем столкнуться в жизни наших общин или, тем более, на просторах интернета: унизительное публичное тыкание носом в лужу напакостившего щенка. В таком случае «обличитель», необузданно уверенный в собственной непогрешимости, выступает в роли того самого фарисея из притчи: «Боже, благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди...» (Лк 18, 9-14). В христианском же понимании обличение - это благожелательная попытка пролить свет на проблему, это  совет, возможно почерпнутый из собственного опыта, который дает возможность человеку, которому мы хотим помочь - принять правильное решение,  наедине с Богом и своей совестью.


Третье понятие – «критика». В какой степени можно критиковать ближних? Следует заметить, что критика должна и может быть только конструктивной. Если критика делается ради критики, то она становится настоящим ядом, отравляющим жизнь Церкви. Поэтому прежде, чем выразить свое мнение по тому или иному поводу, следует задаться вопросом: в какой мере это будет конструктивным?

Также следует просеять это мнение через три старых добрых сократовских сита.

Является ли то, что я скажу, правдой? Внесет ли это позитивный элемент в дискуссию?

И, в конце концов, окажется ли это полезным?


3) Что значит «мир в сердце»?    Мир в сердце является одной из целей духовной жизни. Путь для его достижения может быть долгим и нелегким. Это не просто «внутреннее умиротворение». Мир в сердце связан с понятием «примирения». Для христианина «примирение» носит троякий характер: это примирение с самим собой, с Церковью (то есть, с братьями и сестрами во Христе) и с Богом.

Примерение с самим собой предполагает самопознание: знать свои слабые стороны и недостатки помогает принимать их со смирением и позволять Богу работать над нашим внутренним миром. Таким образом, мы избегаем ненависти к себе. Говорить в сердцах «я себя ненавижу за то, что я такой-то и сякой-то...», закрывает нас в порочном круге собственных комплексов неполноценностей, не позволяет видеть те таланты, которыми Бог нас одарил, а скорее всего, помогает их успешно похоронить (впомним притчу о талантах, Мф 25, 14-30). Поэтому в молитве важно говорить и «благодарю», и «прости».   

Примирение с Церковью является также важным элементом жизни христианина. С момента нашего крещения мы являемся членами мистического Христова Тела – Его Церкви. Наш личный грех не является сугубо частным делом. Он, некоторым образом, негативно влияет на святость всей Церкви, подобно тому, как самая прекрасная мелодия на фортепьяно может быть испорчена неисправной клавишей или красота персидского ковра порвавшейся нитью. Апостол Иаков просит нас: «Признавайтесь друг перед другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться» (Иак 5, 16).  


 Именно примирение с ближними является залогом примирения с Богом.  Мир в сердце - это длинный путь, это мир, дарованный Христом, Который говорит:  « Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин 14, 27).

Мир в сердце – залог единения с Богом и единства Церкви. Как говорится в известной молитве: «Не взирай, Господи, на грехи наши, но на веру Церкви Твоей, и по милости Твоей благоволи умирить и обединить её».

 

АлександрМитрофанов1

Алекандр Митрофанов (декан Московской богослоской Семинарии христиан баптистов, пастор РС ЕХБ)


1) На мой взгляд, потому, что все три добродетели представляют собой составляющие полноценного духовного состояния. Если рассматривать веру и любовь как наше движение к Богу и результат этого движения, то надежда будет именно тем, что позволяет осуществлять это не смотря на самые разные препятствия. Не даром существует такие древние мудрые высказывания: «надежда умирает последней»или «пока дышу – надеюсь».

Надежда имеет совершенно особую природу, зачастую в неверующем человеке оставаясь практически в одиночестве и представляя собой единственную связующую с Богом ниточку. Надежда – совершенно потрясающий дар свыше.
Как сохранить надежду в безнадежном положении?
Человек сохраняет надежду простым способом поиска различных вариантов решения. Уверен, каждый из нас хотя бы раз чувствовал облегчение в сложной ситуации просто придумав некий вариант выхода. Верующий человек имеет возможность сохранять надежду зная, что его ситуация под контролем Господа, у Которого заранее есть выход из любой сложившейся ситуации.

2) Иисус призывал нас не становиться судьями друг другу, предупреждая, что осуждая другого, нужно быть готовым к таким же оценкам и отношению к самому себе. Здесь заповедь «не судите» (Мтф. 7:1) напрямую связана с заповедью «как хотите чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лук. 6:31).

При этом мы имеем право и долг сохранять между собой должный уровень нравственности, о чем ясно говорит практика церкви осуждения явных грехов.

Например, предание сатане одного из членов Коринфской церкви апостолом Павлом за вопиющий грех (1 Кор. 5 гл.).

Таким образом получается, что выносить суждение о ком то мы можем только в определенных условиях: когда имеем на это право, когда речь идет о конкретном и доказанном грехе, когда действуем с уверенностью от Господа, ну и самое главное, когда исходим из того, что «цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры» (1Тим.1:5). Уверен, что соблюдая все необходимые библейские требования к суждениям и обличениям, мы сможем сохранить должные отношения со всеми, в том числе и с обличаемыми.


Что означает "мир в сердце" ?
В моем понимании «мир в сердце» это согласие с самим собой и с Богом. Конечно, это результат выстраивания отношений с Господом, когда я учусь слышать и понимать Его, верно и своевременно реагировать. Наподобие того, как выстраиваются отношения в семье. То есть мир, это во многом результат моего расположения к Господу. Но также в этом духовном состоянии есть еще одна важная составляющая, поскольку моего расположения к Нему будет явно не достаточно. Мир – это состояние, которое дается Господом свыше, это результат Его расположения ко мне. Ведь мир, это плод Духа (Гал. 5:22).

 

ЭльвираРетневаСПП

Эльвира Ретнева (магистр теологии, старший преподаватель СПБА), евангельское христианство

 

1). Из истории России мы знаем, что русский язык как таковой сложился в 9 веке по Р.Х. под влиянием азбуки, составленной салунскими братьями Кириллом и Мефодием, двумя православными монахами,посланными на территорию древней Руси именно с целью развития грамотности и письменности, чтобы люди могли читать Евангелие. То есть христианизация русской речи произошла гораздо раньше (почти на сто лет) крещения Руси. Поэтому многие слова в древне-русском языке носят так или иначе христианское содержание. Давайте разберем слово "надежда". Оно имеет один корень со словом "одежда". В кн. Иезекииля 16:8 написано, что "Бог покрывает ризами нашу наготу". Бог о-девает нас в свою о-дежду. Христианский покров, наша на-дежда -это Иисус Христос, Который нас, еще далеких от совершенства детей Своих, облекает (о-девает) в свои белые. чистые о-дежды праведности. Следовательно, надежда и одежда на нас -не наши, нас о-девает Христос, Его о-дежды мы носим как на-дежду на нашу будущую праведность! Через Свою о-дежду Христос и Отец Небесный видят нас будущими праведниками, ибо здесь на земле мы только учимся быть святыми и праведными. На-девая(на-дежду) на нас Свою праведность, Иисус Христос говорит Отцу, что те. которых Отец дал Сыну, не потеряны ни один(Ин.17:12). Можно сказать, что на-дежда на Христа не постыжает, а облагораживает христианина, и эту на-дежду дарит Христос, она не наша, на-дежда имеет божественное происхождение. Но каково же взаимодействие на-дежды с верой и любовью? Вера поселяется в нашем сердце после принятия крещения Духом Святым.
Значит, в отличие от на-дежды. вера живет внутри нас: "Царство Божие внутрь вас есть",-говорит Иисус Христос.Вера-это присутствие Духа Святого внутри нас. И вот главное:.Бог есть любовь. Дух Святой, поселившийся в нашем сердце, -это Дух любви Бога-Отца и Сына Бога-Иисуса Христа. Любовь Бога святая, безгрешная, всемогущая, жертвенная, бескорыстная, прощающая, милосердная, всеведущая...-именно эта любовь внутри нашего сердца производит рождение Духом свыше веры и любви, а на-дежда о-девает нас милосердием благодати и благословений Господа нашего Иисуса Христа.  На-дежда никогда не может умереть в истинном христианине, так как это живой покров живого Бога! Надежда отделяет нас от грехов этого мира внешне, а внутри действует Святой Дух через веру и любовь.

Вот в чем связь: Бог производит и снаружи и внутри нас преображение в образ и подобие Христа. И в заключение. Смерть-не конец жизни, а переход в инобытие-Царство Бога. Разве может умереть Бог? Разве может умереть на-дежда, даруемая навечно ученику Христову, наследнику Самим Христом? Вера, любовь и надежда- понятия нераздельные и вечные в силу их родства и единства с живым Богом Иисусом Христом!


2) В Мф. 7:1-2 Иисус говорит:"Не судите, да не судимы будете;ибо каким судом судите, таким и будете судимы" Эти слова-предостережения, сказанные Самим Иисусом Христом, предостерегают нас от суда человеческими мерками. Несовершенный христианин, хоть и кающийся, не может в полноте оценить поступки и характер собрата или сестры по вере. Именно поэтому Библия говорит, что весь суд Отец отдал Сыну (Ин.,5:22). Христиане не имеют права судить.  Но в посланиях а.Павла видно, что обличать согрешившего - можно: сначала один на один,если не послушает, то при двух свидетелях, а если и это не подействует, то перед всей общиной и дальше-с отлучением от церкви.

Вот здесь уместно сделать небольшое отступление. В чем главное отличие Ветхого и Нового Заветов? В Новом Завете милосердие превозносится над судом. Поэтому а.Павел говорит, в 1 Кор., что согрешающего брата надо изгнать из общины, а во 2 Кор.говорит, что надо бы уже и простить его. В Библии есть много примеров гнева Бога, после которого Бог прощает кающихся детей Своих, но суверенное право судить Бог оставляет за Собой. Следовательно, не судить, а обличение - обличать: показывать истинное лицо - нужно с большой осторожностью. Бог ненавидит не грешника, но грех.

Бог желает, чтобы все спаслись. Будем же не судить, а любить Бога и ближних, как самих себя!


 3) В Библии очень много говорится о мире.Давайте возьмем для размышлений одну из заповедей блаженств, произнесенную Иисусом в Нагорной проповеди:"Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими"(Мф.,5:10). Но как быть миротворцами в мире, переполненном злодеяниями и кровью невинных жертв?

Только во взаимодействии с Духом Святым Христовым! Исполнение заповедей блаженства находится в единстве жизни с Богом, в диалоге с Ним, когда в общении с Богом и исполнении Его заповедей Бог дарует откровение детям Своим о Самом Себе, Его силе и могуществе, благодати, милосердии и любви. В человеческой жизни Бог проявляет Себя только через Дух любви: если Бог гневается, то любя; если Бог наказывает, предостерегает, учит,судит, благословляет,прощает ...-то все это делает, любя нас! Следовательно, когда христианин лелеет в себе дух любви и старается любить всех истинно, даже врагов, то Бог умножает эту несовершенную человеческую любовь многократным усилением этого удивительного чувства. И вот тут реально происходит чудесное преображение греховного человеческого естества в образ и подобие Бога.

В характере Бога нет нет никаких отрицательных свойств, поэтому Божественная гармония бытия становится печатью на сердце возлюбленных детей Божьих. Как иначе может отражаться характер Бога в человеке? Мир, любовь и гармония -это первый и единственный принцип диалога с Богом, о котором знал Адам, с которым вел диалог Сам Бог с момента его сотворения, об этом принципе знали еще в античной Греции со времен Гераклита, Сократа, Аристотеля.., об этом думали и это подтверждали философы и богословы всех времен и народов, и в настоящее время только принцип мира и любви и гармонии в диалоге с Богом может решить все мировые проблемы.

Почему же принцип  мира, любви и гармонии является главным стержнем существования как мира в целом, так и отдельного человека? Потому что это свидетельство присутствия Духа Святого, Его откровение как миру так и отдельному человеку. Христиане творят мир силою Духа Самого Бога Иисуса Христа! "Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими"! Блаженство-это переживание присутствия Духа Божьего в человеческой душе, это переживание мира, любви
 и гармонии, которое есть печать Сына Бога Иисуса Христа! 

 

МаксимШеккер1

Максим Шеккер (проповедник, ЕЛЦ УСДВ)

 

I. Термин «надежда» очень ёмкий и по-разному проявляющий себя в разных ситуациях, - имеются религиозное (в том числе христианское), философское, психологическое определение состояния человека, испытывающего эту эмоцию.
В христианском, библейском понимании надежды, как она указана в 1-ом послании к Коринфянам, 13:13 «а теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше», - здесь все три добродетели неразрывно связаны между собой, дополняют друг друга, являя в своей совокупности наиболее красивый плод. И без надежды, без упования на осуществление ожидаемого, вера была бы более рациональной, может быть, более холодной и рассудительной, а любовь (в христианском понимании) мне вообще трудно представить (думаю, она бы вообще угасла, если бы у человека не было упования, надежды на пребывание с Иисусом в вечности, например).


«Как сохранить надежду в безнадёжном положении?»
В Послании к Римлянам, 5:3б-5 сказано, что «от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам». Здесь мы видим, что надежда – это определённое достижение, которое появляется не сразу, но после достижения определённых духовных результатов.
При этом мы видим, что любовь Божия, являющаяся даром Божьим, поддерживает упование человека, гарантируя достижение тех надежд, которые человек имеет, идя по пути христианской жизни.
Поэтому отвечая на вопрос, как сохранить надежду в безнадёжном положении, - думаю, что Господь Бог найдёт возможность поддержать верующего какими-то знаками Своей любви, коснувшись тихим веянием Святого Духа грустное и подавленное сердце христианина, испытывающего печаль (по тем или иным причинам). И тогда «печаль ваша в радость будет».


II. Каким образом совместить указание "не судить" и призыв "не судите по наружности, судите судом праведным", "обличайте со страхом" ? Можно ли критиковать ближних?
«Не судите по наружности» - то есть не лицемерить, использовать единые подходы к однотипным ситуациям, но совершённым людьми разного социального положения, с разным уровнем материального достатка, вне зависимости от национальности, и так далее.


При этом, действительно, не нужно осуждать человека. Но это приходит на определённом уровне духовного роста. Мы можем для себя отметить наличие каких-то странностей в поведении человека (что нам, может быть, будет неприятным, но это есть). Можно постараться понять причины, почему человек так думает или действует (и в этом может быть своя логика). Но если просто сразу с ходу вешать ярлык на человека и даже не попытаться понять его логику и где-то извинить его? Не так уж и часто люди хотят нас обидеть, - намного чаще бывают просто ситуации какого-то недоразумения, что не должно влечь за собой наступления каких-то критических последствий).
Поэтому для меня нет противоречия между этими утверждениями, - просто нужно постараться понять логику другого человека (не всегда соглашаясь с этой логикой, - но просто понять ход его мыслей).
Критиковать ближних можно, - но очень важно как ты это делаешь и зачем ты это делаешь.
Конструктивная критика умного человека помогает в будущем устранить повторение какого-то негативного опыта, достигнуть лучших результатов. Это приносит радость.


Критика человека не очень умного совершенно нерезультативна, - он всё-равно останется при своём мнении (только врага наживёшь себе).


Так что остаётся только молиться словами известной молитвы: Господи, дай мне спокойствие принять то, что я не могу изменить; дай мне мужество изменить то, что я могу изменить, и дай мне мудрость отличить одно от другого.
И ещё очень важный момент – наше общение с ближними (в том числе критика, - может, даже критика особо) должно быть наполнено любовью.
И когда ты с любовью – кротко и деликатно, - обратишь внимание человека на какое-то его упущение, какой-то его промах, - но в твоих словах будет именно кротость и любовь, - думаю, такая критика не вызовет в ответ какого-то большого негатива и будет понята адресатом более-менее адекватно.


III. Что означает "мир в сердце" ?
Мир в сердце – это очень хорошее состояние. Покой, умиротворенность. Мир с ближними. В это время не мучают сокрушения и раскаяние в каких-то грехах или полученных (по недоразумению) обидах. Это чувство лёгкости и приятной радости.
Иисус Христос сказал как-то Своим ученикам: Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир даёт, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается (Евангелие от Иоанна, 14:27).


В связи с этим вспомнилось одно доброе старое стихотворение про простодушного старого негра Билла, которого пастор Джон пытался научить красиво молиться. И на вопрос пастора Джона где же Билл «Тихой радостью объята Вся больничная палата, Расцвела как майский сад…».


Думаю, мир в сердце верующего и есть таким подарком от Иисуса Христа, тихой и светлой радостью и безмятежностью наполняющим время от времени душу христианина (и этот мир в сердце можно сравнить с цветущим майским садом)

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

 1. Были ли Адам и Ева равноправны до грехопадения, в соответствии с замыслом Бога?
 Является ли равноправие женщин и мужчин -  не христианской идеей в наше время?

2. Что Вы думаете касательно пластической хирургии (трансформации расы, пола ит.д.) ?

3. Должен ли христианин сосредоточиться на духовных вопросах и "думать о горнем", игнорируя "мир, лежащий во зле"... или силой Евангелия - его преображать (христианское ли дело борьба с дискриминацией, нищетой, эксплуатацией и иным социальным злом)?

 СтюартФилиппАмерика

Преподобный Филипп Стюарт, доктор теологии, доктор философии (Лютеранская Церковь)

 

 

1. Были Адам и Ева равноправны перед грехопадением?
 Является ли равноправие женщин и мужчин -  не христианской идеей в наше время?


Мужчины и женщины уже принципиально равноправны. Это так и как перед, так и после грехопадения. Разумеется, мужчины и женщины имеют различные возможности, например, только женщины могут родить детей. Ничто не может нарушать человеческое достоинство, и оно одинаково у мужчин как и женщин, так как мы созданы все как Образ и Подобие Бога. У этого равенства модерна есть корни в христианской вере; без веры мы не имели бы никакого понятия о равном достоинстве  или равноправии женщины. Дохристианские и нехристианские общества смотрели и до сих пор рассматривают женщин как принципиально неполноценных; но христианская вера утверждает, что все люди равноправны и созданы по Образу Бога.


Gal 3,28 однозначно разъясняет это: в достоинстве и правах людей  не имеется различий из-за пола, происхождения или социальной среды. Также свидетельство Св. Писания показывает нам, что женщины получали ведущие должности в христианских общинах и действовали с мужчинами наравне.

Иногда упрекают христиан, они хотят подавить женщин. Культурно-обусловленные и обусловленные временем прежние взгляды на возможности женщины -  не христианская вера, однако, проявляла себя христианская вера в определенных пределах социально-исторических культур.

Свобода в вере значит, что женщина может решиться на любой образ жизни: домашняя хозяйка, мать, деловая женщина или что бы то ни было - без того чтобы это решение изменило ее человеческое достоинство или нарушило его.

Иначе обстоят дела в дохристианских или нехристианских обществах - для христиан же выбор женщины становится уважаемым как самостоятельное решение свободной  человеческой личности - и это хорошо, так как все мы равны в Христе Иисусе. 

2. Желание человека  изменить его расу, пол или внешность? 

Изменение физического или внешнего проявления происходит ввиду различных целей и мотивации. Например, при нарушении чувства  уверенности в себе или по медицинским причинам. Вопрос, почему человек идет на это хирургическое изменение?
Например, если он связывают собственное достоинство с красотой или принадлежностью к определенному полу, это показывает, что люди не совсем понимают то, что Христос делает для нас, как Он принимает нас. Такими, какие мы есть. И это непонимание - неправильно.
В различных аспектах можно рассматривать такие изменения. Хорошо ли это или плохо? - большей частью прибылью объяснимо широкое применение "хирургии красоты". Изменить расу невозможно: это генетически запрограммированная часть физического бытия человека. Я не нахожу, что изменение внешнего пола действительно изменяет пол, так как и он обусловлен генетически. Следовательно, нужно бы спросить - а почему такое вмешательство желательно?. Поскольку пол базируется на хромосомном наборе (а не внешнем виде) - такое отрицание себя говорит об отсутствии нового рождения во Христе.

3. Христианин должен думать только о духовном мире, или он должен постараться изменить земной мир (борьба с нищетой, эксплуатацией и другими нуждами)?   

Это ложная дихотомия – такое разделение между духовным и материальным. Мы верим в Бога, Который стал человеком для нас, мы верим в воскресение души и тела, а не в какое-то парение в небесах. Когда мы обращаемся к Богу, мы также объемлем любовью других людей. Поскольку Бог призывает нас любить наших ближних, это дело Богоугодное. Бог не взял нас из мира, и Он призывает нас в разных призваниях, профессиях и положениях в обществе. Христианин является христианином в мире и для мира, в проповеди Евангелия, а также в облегчении страданий людей. Любовь, которой мы любим ближнего, исходит от Самого Бога-Любви, и потому она обращена на окружающих.

Мы любим наших ближних деятельно в молитве и служении Богу, если мы тело Христово в мире и для мира, и участвуем в облегчении страданий и несении тягот со страждущими. Мы несем также скорби друг друга как Тело Христово, и стремимся улучшить положение бедных и добиться справедливости, и особенно приносим это Богу в молитве. Христианин борется с несчастьями через терпеливую и дерзновенную молитву, и в то же время стойко выносит страдание.

Зло не победить злом. В служении Богу мы просим Его о милости ко всем, и, по возможности, сами оказываем милость. Деятельная любовь к ближнему и молитва за него.

 

 

 

ПасторБерлинEKD
Бернд Шаде, пастор (г. Берлин, EKBO, EKD - Евангелическая Церковь Германии)

 

 

1 Равноправны ли мужчина и женщина по воле Бога? Христианские ли идеи - идеи равноправия?

Он создал по Своему Образу - мужчину и женщину - и благословил их.
Кто во Христе, тот новая тварь. Во Христе нет ни мужчины, ни женщины, ни Иудея, ни эллина, ни раба, ни свободного.

2. Грех ли изменения пола и расы?

Люди не меняются во многих отношениях, когда они добровольно хотят измениться. Важно, чтоб  каждый, кто бы он и кем бы он ни был или что бы он ни сделал, слышал призыв Иисуса: метанойя - покайтесь, ибо приблизилось Царство Божие.
Я лично к новой гендерной идеологии отношусь скептически. Не социальная личность, не чувство, не ум, не психика, не человеческая воля, физическая обусловленность - вот основа пола.

3. Это самоочевидно. Но Библия помогает нам, ведь она призывает к справедливости. Мы видим - вот добрый самарянин, пророк Исайя или Амос - здесь речь о справедливости, о служении ближним.

 

 

АрлисМиссионер
Арлис Митчелл, миссионер (Интернациональное служение Запад-Восток, Лютеранская Церковь)

 

1. Не христианские идеи равенства прав мужчин и женщин?

Совершенно напротив, я думаю: христианство верит в равенство мужчины и женщины.

2. Изменение расы, пола, внешности?

Я верую, что каждая личность предназначена Богом для Его особых целей. Мы должны бы реализовать и осуществить эту истину и молить Господа открыть наши особые задачи. Сохранять нашу самоидентичность и доверять Божьему указанию - кем нам быть - лучшее, что мы можем сделать.


3. Дожны ли христиане занимать активную общественную позицию?

Я верую, что христиане это свет во тьме мира. Наше присутствие может влиять на наше персональное окружение, где бы Господь не поселил нас. Позволим Ему направлять наши шаги и использовать наши жизни, чтоб  Он мог влиять через нас. Не все люди живут как мы или отвечают позитивным образом Христу...  
 Писание говорит, что мы должны позволить Святому Духу показать Христа через наши жизни, и тогда мы встретим два отклика. Кому-то мы станем благоуханием жизни, а остальным мы можем казаться веянием смерти.

 

 

ЖуравлевИгорь
Игорь Журавлев, магистр теологии, пастор ЕЛЦ ЕР

 

 

1) Обладали ли Адам и Ева равными правами до грехопадения (и это соответствовало замыслу Бога)? Правда ли, что исходя из христианских идей - женщина не должна обладать равенством с мужчиной?

На самом деле, я не совсем понимаю, что значит «равные права» в контексте разговора об Адаме и Еве. Равные права - в чем конкретно, что именно имеется в виду? Мог ли каждый из них стать президентом, открыто высказать свое мнение, пойти в школу, служить в армии или что?
Мы видим, что поручение (право?) наполнять землю, обладать ею, владычествовать над нею, дано обоим (Быт. 1:28). Во второй главе Книги Бытия женщина названа помощником мужчины (Быт. 2:18), но ведь помощник это не обязательно подчиненный, верно? Смысл этого библейского слова «помощник» - не «заместитель», а «приходящий на помощь». Или даже «заступник, защитник». При обращении к Богу, например, в псалмах, часто используется словосочетание «Бог помощник мой и защитник мой». Однако это не подразумевает, что у Бога прав меньше, чем у нас.


Тем более что уже в Быт. 2:24 утверждается их полное равенство – они одна плоть.


Поэтому, исходя из сути христианства, мужчина и женщина обладают равными правами. Другое дело, что возможности у них изначально не равны. Это избитый аргумент, но от этого не ставший менее верным: мужчина не может рожать людей, значит ли это, что у мужчины прав меньше, чем у женщины? Мужчина не может кормить грудью, значит ли это, что он хуже женщины? В древние времена эти различия многое определяли. В современном мире с развитием технологий и увеличением уровня жизни, различия постепенно стираются.


Если имеются в виду те права, за которые однажды начало борьбу феминистское движение, то никакого отношения к христианству сие не имеет. Хотя многие, с обеих сторон баррикад, очень любят использовать христианскую риторику. Если мы читаем Библию или просто рассматриваем историю мира, то видим, что женщины во все времена бывали даже обладательницами высшей власти в государстве – царицами, императрицами. Причем, именно христианскими императрицами. Не думаю, что, например, у Елизаветы I, английской королевы или у российских императриц Елизаветы Петровны, Анны Иоановны, Екатерины I или Екатерины II было меньше прав, чем у ее подчиненных мужчин.


2) Что Вы думаете касательно пластической хирургии (трансформации расы, пола и т.д.)?

Думаю, что люди с жиру бесятся.

 

3) Должен ли христианин сосредоточиться на духовных вопросах и "думать о горнем", игнорируя "мир, лежащий во зле"... или силой Евангелия - его преображать (христианское ли дело борьба с дискриминацией, нищетой, эксплуатацией и иным социальным злом)?


Является ли это задачей Церкви как института? – Нет, не является. Задачи Церкви – как института - определены четко: «И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». (Мф.28:18-20) Вот это и есть задача Церкви – как института - на земле, смысл ее существования.
Другое дело, что каждый христианин призван «возлюбить ближнего своего как самого себя». А это включает в себя, в том числе и борьбу с нищетой и какими-то социальными несправедливостями.


Аугсбурское вероисповедание говорит об этом четко и прямо. «Церковь - это собрание святых, в котором верно преподается Евангелие и правильно отправляются Таинства» (Ар. VII). То есть Церковь занята проповедью Евангелия и совершением таинств.


Артикул XVI говорит следующее: «…христиане могут по праву исполнять государственную службу, быть судьями, служить солдатами, заключать законные сделки, владеть собственностью, приносить присягу, если это требуется на суде, жениться и выходить замуж». Другими словами, христиане не исключены из жизни общества. И как часть общества они участвуют в работе по совершенствованию общества, руководствуясь заповедью «возлюби ближнего своего как самого себя».

 

 

Глеб Ястребов2

Глеб Ястребов, старший преподаватель Свято-Филаретовского православно-христианского Института, магистр г.н., автор нескольких книг по библеистике

 

ВОПРОС: обладали ли Адам и Ева равными правами до грехопадения? Правда ли, что исходя из христианских идей, женщина не должна обладать равенством с мужчиной?

Насчет Адама и Евы сложно сказать: библейский миф можно понять по-разному. Зачастую комментаторы проецируют на него свои ожидания.

Недавно я перевел на русский язык книгу «Пламя Яхве» Ричарда Дэвидсона. Консервативный автор доказывает, что весть о равенстве красной нитью проходит сквозь всю Библию, от первых глав Бытия до Нового Завета. Книга незаурядная и яркая, но при всей продуманности доводов, может выдавать желаемое за действительное. Вопрос открыт.


Гендерное равенство необходимо установить независимо от того, как мы толкуем первые главы Бытия. Этого требует справедливость.

ВОПРОС: что Вы думаете о пластической хирургии (трансформации расы, пола и т.д.)?

Не стоит обсуждать это скопом. Нужен дифференцированный подход.
Можно лишь радоваться, если у людей есть возможность исправить дефекты внешности (например, полученные в результате травмы). А вот к операциям по смене пола подобает сдержанное отношение: не вредят ли люди своему здоровью?

Но для компетентного ответа лучше обратиться к медикам и психологам.


ВОПРОС: христианское ли дело борьба с дискриминацией различных групп, нищетой и эксплуатацией, человеческими страданиями в социуме? Не только христианское! Чего стоит «любовь», которая не пытается уменьшить страдания? Об этом твердили и библейские пророки…

Только необходимы три оговорки.


Во-первых, крайне желательно, чтобы борьба была ненасильственной.  
Во-вторых, важно не терять сострадания не только к жертвам, но и к инициаторам дискриминации. То есть борьба должна вестись без внутренней ненависти.
В-третьих, следует понимать, что социальная борьба – это не панацея от всех бед. Ничего хорошего не будет, если люди не изменятся внутренне. Если есть внутренняя агрессия, можно победить одну форму эксплуатации, но ее месте тут же вырастет другая.

 

ЛаймаГейкина


Лайма Гейкина, профессор теологического университета (г. Рига), Лютеранская Церковь

 

 

1. Равны ли права мужчин и женщин.

Я думаю, что весь текст в Библии мы должны читать в контексте основных принципов любви Божией. Бог создал всех нас, и мы созданы равноправными наследниками и наследницами Бога и любви Его.

2. Преображение тела.

Человек трансформирует свое тело по двум причинам:


1) желание принадлежать к определенной группе лиц (желание устраивать  родных человека, субкультуру ит.д.)
2) как протест против доминирующей культуры в обществе.

Когда я вижу человека, трансформировавшего тело, я всегда думаю: а что побудило его на этот шаг?


Ответ всегда исходит из конкретного контекста индивидуума.

3. Деятельность или созерцание?

Во-первых, христианство не гомогенное явление. Христианство в разных областях мира различается. Найдутся социально активные верующие, которые будут бороться за справедливость еще на этой земле, найдутся и отшельники, которые будут молиться за первых.

Лично я отношусь к первой группе верующих.

Страница 1 из 7
Top