Актуальное интервью. Выпуск № 3

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

1. Ваше отношение к законодательному запрету абортов?
2. Может ли христианин заниматься политикой?.. должна ли Церковь заниматься политической деятельностью?
3. Христианство порою обвиняют в апологии сексизма и дискриминации женщин. Так ли это: в христианстве, в целом? в Вашей конфессии? Ваше отношение к умеренному феминизму (равенству прав мужчин и женщин перед законом) ?

 

1010

 Александр Конев, священник Римско-Католической Церкви

 

1) Первое, что нужно иметь в виду — закон справедлив, когда он адекватен реальности.  То есть, закон должен быть отражением справедливости, имеющей объективный характер. В данном случае вопрос стоит так: что такое аборт? Представление о допустимости аборта всегда связано с убеждённостью в том, что эмбрион не является человеком. Внешне эмбрион, особенно на ранних стадиях, действительно — не очень похож  на человека. Но если мы примем во внимание, что между зачатием и рождением не происходит никакого скачкообразного качественного изменения, но лишь постепенное развитие того, что уже обусловлено генетической «программой», то осознаем, что качественным скачком является сам момент зачатия, после которого мы должны говорить о новой  человеческой жизни. Отрицание того, что эмбрион является человеком, ставит перед вопросом: «каково же тогда качественное своеобразие человека?» Некоторые современные философы отрицают наличие объективной человеческой природы, по сути, стирая разницу между человеком и прочими существами. Но тогда у нас возникает проблема с таким понятием, как «права человека». Чьи права? Если «человек» это языковая условность, то может быть, вполне приемлемы языковые игры, в которых это понятие не связано с обладанием правами? Если не принимать этого философского подхода, и отстаивать укоренённость понятия «человек» во вне-языковой реальности, то нужно будет решительно возражать против размывания границы между человеком и другими существами. И тогда придётся признать, что если уж мы говорим о человеческой природе, то нерождённый ребёнок, и даже эмбрион на ранних стадиях является человеческим существом. Вопрос же о том, можно ли принять закон, разрешающий убивать людей, не совершивших никакого тяжкого преступления, и не представляющих смертельной опасности для других людей — на данный момент пока ещё вряд ли является трудным вопросом для подавляющего большинства людей.
Видим, таким образом, что запрет аборта является всего лишь частным случаем запрета на убийство. Есть, конечно, особые ситуации, когда беременность, согласно мнению медиков, представляет угрозу для жизни матери и не имеет шансов на благополучное завершение. В таких ситуациях медики могут и даже должны осуществлять вмешательство, целью которого является спасение жизни, а не убийство. Но это особая ситуация, которая, как всем понятно, не имеет отношения к развернутой сторонниками «pro-choice» дискуссии.


2). Церковь это христиане, сообщество верных. Должны ли они заниматься политической деятельностью? Если человек это Ζώον πολιτικόν, как говорил Аристотель, то есть живое существо, по необходимости участвующее в общественной жизни, то христианин, будучи человеком, неизбежно так или иначе участвует в политике. Вопрос только в том, как именно он это делает, какое он имеет видение целей и представление об адекватных целям средствах. Мнение о том, что христианская вера должна заботиться только о личной и семейной сферах жизни отражает собой «приватизацию веры», которую критиковали в XX веке многие известные богословы. Папа Иоанн Павел II в энциклике Sollicitudo Rei Socialis (35) напомнил о том, что существует такая вещь, как «структуры греха», представляющая собой серьёзную опасность для современного мира. Участвуя в структурном грехе, верующий может не осознавать своей вины, если видит все свои христианские обязанности лишь как заключённые в приватной сфере. Но проблема противодействия структурам греха это проблема политического действия, и тут нет вопроса, принимает ли человек в этой борьбе участие или нет, потому что он всегда его так или иначе принимает, даже если не вполне осознаёт. Вопрос лишь в том, какие формы должно иметь участие верующих в политике, должны ли официальные структуры Церкви принимать непосредственное участие в ней, или предпочтительнее другие формы действия. Здесь я не готов дать конкретных рекомендаций, поскольку не считаю себя достаточно компетентным в данной проблеме. Но исключать априорно ни один из вариантов я бы не стал; скорее всего, нужно проанализировать каждую конкретную ситуацию, понять какие цели ставятся, и какие опасности могут при этом грозить (в частности, иметь в виду и то, что религия может быть оружием в руках одних классов против других, то есть стать инструментом для иных целей).


3) Что касается обвинений христианства в дискриминации женщин, то критики чаще всего не учитывают изменения исторического контекста. Христиане — часть общества, и неизбежно отражают в своих представлениях культурные стереотипы и предрассудки, типичные для своего времени. Конечно, Благая Весть является закваской, квасящей постепенно всё тесто, и многие изменения, произошедшие в западной цивилизации за последние 2000 лет, стали возможны благодаря преображающему действию этой закваски. Отмена рабства, противоречащего Духу братства и любви, даруемого Христом,  появление учения о правах человека, основанного на осознании нашего общего усыновления Богом, презумпция невиновности, ставшая результатом осознания того, что мы распяли невиновного — всё это результаты осмысления Евангелия. Часто мы преувеличиваем тяжесть текущего положения, паникуем, говоря, что всё, что имеет отношение к вере, безвозвратно утеряно, корни забыты — но в этом алармизме немалую долю имеет и неблагодарность, нежелание признать то благое, что имеем. Ну, и конечно, паника это путь к отчаянию и бездействию.
Поэтому ответ на вопрос о дискриминации женщин в христианстве может иметь такой ответ: да — в той мере, в какой уклад жизни христиан отражает культурные условия своего времени, и нет — в той мере, в какой освобождающее влияние Благой Вести противоречит любой дискриминации.
В Католической Церкви роль женщин традиционно очень велика, большая часть наших приходов состоит из женщин (думаю, что во всех христианских церквях можно наблюдать примерно то же самое). В Грегорианском Университете, где я сейчас учусь, многие профессора — женщины. Сейчас идут изменения в том, что касается увеличения роли женщин в управлении структурами Церкви, в частности в Ватиканских дикастериях всё больше ответственных постов начинают занимать женщины. На мой взгляд, это вполне соответствует освобождающей динамике Евангелия.
Равенство прав перед законом необходимо в той мере, в какой оно учитывает общую природу и отражает имеющиеся особенности. Скажем, мужчины не могут быть беременными, и поэтому вряд ли возможно уравнять законодательно мужчин и женщин в том, что касается защиты их прав в период беременности. Есть определённые специальности, связанные с тяжёлыми физическим нагрузками, которые, хотя не являются недоступными для женщин, но всё же в большей степени предполагают работу мужчин. С другой стороны, есть специальности, с которыми мужчина просто не справляется так же хорошо, как женщины. Несомненно, всегда возможны исключения, но не стоит затушёвывать различия.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

12345

Елена Бондаренко, пропст Евангелическо-Лютеранской Церкви

 

1) Каждое общество самостоятельно, вместе с Церковью или без Церкви, вправе решать для себя вопрос по поводу абортов. Это вопрос общественного мнения, а не учения Церкви. В нашей стране все конфессии придерживаются консервативного взгляда по поводу абортов и выражают это коллективное мнение на конференциях, посвященных вопросам семьи, для того, чтобы общество прислушалось и к голосу Церкви, а потом уже само приняло решение по поводу своих законов.

2) Христианин сам определяет свой путь, свою профессию, свои политические взгляды. Конечно, его вера влияет на этот процесс, но человек свободен, и если он хочет заниматься политикой, то ему никто этого запретить не может. Церковь же, как институт, по уставу создана не для политической деятельности, а для проповеди Евангелия.

3) По поводу вопросов семьи, роли женщин в служении, отношений между людьми у Церкви сложилось свое определенное учение, которое несколько варьируется от конфессии к конфессии, но, тем не менее, содержит в себе общее основание: во Христе все равны, хотя служения у всех разные, в зависимости от сил, здоровья, умений и т.п. Такого взгляда придерживается и Евангелическо-Лютеранская Церковь.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

                 10101010
иерей Михаил Проскурин, священник Русской Православной Церкви, руководитель Информационно-просветительского отдела Новокузнецкой епархии

1) Ваше отношение к законодательному запрету абортов? Русская Православная Церковь призывает не к запрету абортов, а к тому, чтобы вывести аборты из системы Обязательного медицинского страхования (ОМС). Это мотивируется тем, что за наш счет происходит убийство детей. И я с этим согласен. А вот от запрета абортов не будет никакого толка, так как они все равно будут совершаться, но уже подпольно и некачественно. Конечно, сам я отношусь к абортам довольно отрицательно, но я не поддержу законопроект об отмене абортов, если такой будет. Но пока об этом речи не идет.

2) Любой гражданин своего государства может заниматься политикой, но христианское ли это дело? Это сложный вопрос. Если брать христианство первого века и первой половины второго века по Р.Х., то тут все просто. Христианин должен быть примерным гражданином, даже если твоя родина находится в оккупации (Мф 22: 15-22); должен подчиняться властям, и неважно какой веры они придерживаются (1Петр. 2:13-16; Рим. 13:1-4); даже должен молиться за власть, какой бы она не была (1Тим. 2:1-4). Но дело в том, что они не занимались политикой, так как ожидали скорой парусии Иисуса, который должен был изменить мироустройство. Очень интересный факт, ведь христиане были первыми, кто разрушил национализм своим отношением к государству и нации (Кол. 3:11), потому что национализм был основой любой политики древнего государства.
Это принцип первых христиан, но мы живем в современном обществе, которое отличается очень сильно от древнего общества. Как быть здесь?
По моему мнению, современный христианин должен участвовать в политике лишь на основании нравственных принципов Нового Завета, т.е. осуждать грехи и быть совестью политиков, но при этом самому быть образцовым христианином и гражданином. А вот относительно христианина-политика возникает проблема. Если внутреннюю и внешнюю политику строить по христианским принципам, то такое государство долго не просуществует. Дело в том, что христианство изначально аполитично и наднационально, а также находится в оппозиции этому миру, лежащему во зле (1Ин. 5:19; также: Ин. 16:33б и т.д.). И тут христианину-политику придется идти на сделку с совестью - готов ли он творить грех ради государства или он все-таки хочет быть христианином? И он должен это решить для себя.Церковь в первую очередь должна заниматься приходской, апостольской (миссионерской) и социальной деятельностями, как указывает на это Новый Завет. А вот политикой заниматься так же, как я оговорил выше. Политика для Церкви всегда должна быть второстепенной темой. 

3) Христианство порою обвиняют в апологии сексизма и дискриминации женщин. Так ли это: в христианстве, в целом? В Вашей конфессии? Ваше отношение к умеренному феминизму? Такие обвинения часто слышны в Западной Европе и США. В России, если такие обвинения и бывают, то они очень редки. Возможно, это связанно с каким-то культурным восприятием, я не знаю.
Я не могу сказать за все христианство, так как не знаю всех особенностей разных деноминаций. В Русской Православной Церкви в современных реалиях никакой дискриминации нет. Женщины «без боя» начали участвовать в жизни церковных общин более века назад. Например, поют в церковном хоре или руководят ими, являются старостами храмов, руководителями епархиальных отделов и т.д.
Что касается женского священства, то этот вопрос не стоит на православной повестке дня, тем более сами православные женщины это предложение отвергнут. Связанно это не с притеснением женщин, а почти с двухтысячелетней традицией Православной Церкви. Традиция Православной Церкви не знает женского епископата и священства, но знает женское апостольство (сейчас это называется миссионерство), женское пророческое служение, которые были в древней Церкви гораздо авторитетнее епископата (священников на тот момент еще не было).

Также в Церкви известно женское диаконское служение – диаконисы. Данное служение вполне можно возродить в Русской Православной Церкви. В принципе, в Российской империи его почти возродили, если бы не пришли к власти большевики.
Современный феминизм – это уже не борьба за права женщин, а некая субкультура. В современных законодательных условиях женщина находится в более выгодном положении, чем мужчина. Да и взаимоотношения мужчины и женщины тоже совершенно другие, чем это было, например, век назад. Поэтому я сомневаюсь в необходимости феминистского движения в современных условиях жизни. Да, он был необходим в свое время и сыграл большую роль, но сейчас проблема не стоит, и права женщин государством не ущемляются. Если женские права ущемляются мужчинами, то есть различные государственные законы, которые ее поддержат.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Jakov

отец Яков Кротов, радиоведущий, священник УПЦ

 

1) Запрещать аборты законодательно - псевдохристианское псевдодело. Христианское дело - помогать деньгами, чтобы боящиеся ребенка как шага в нищету, не боялись. Думаю, на этой формулировке все борцы с абортами тихонечку стушуются - денег-то им своих будет жалко. Что ж, есть еще один важный способ борьбы с абортами: говорить с мужиками, будущими отцами или дедушками, увещевать, объяснять. Это кратчайший путь к сердцу беременной женщины. А все пужалки и размахивания отфотошопленными фотографиями плода на разных стадиях, - недостойно Христа.


2) Церковь занимается политической деятельностью всегда, вопрос в том, делает она это открыто или нет, делает она это как партия, где все единодушны, или как семья, где могут быть разные политические взгляды, но все друг друга всё равно любят. В России все легальные христианские организации платят за легальность в антиправовом государстве дорогую цену: они всегда следуют в русле правительственной политики. Монолитно. Это подло и безнравственно, потому что при этом еще выдают свой конформизм за аполитичность.

3) Мне всякий феминизм нравится, потому что даже самый неумеренный феминизм всё равно пока не может уравновесить париархальщину. Патриархальщина есть, увы. Кстати, женская ординация от нее не спасает - просто женщинам доверяют еще одну плохооплачиваемую работу. И президентом России женщина станет, когда президент будет получать меньше хирурга. Сексизм Церковь не проповедует, она его практикует. Во всяком случае, католики и православные. Но это лишь отражение расклада сил в обществе, частью которого являются и верующие. Менять надо не Церковь, а общество. Вопрос второстепенный, он не стоит того, чтобы срочно уходить из сексистской Церкви и создавать новую, без сексизма. Дискриминация женщины - конечно, плохо. Но ведь есть дискриминации и по другим параметрам. Например, в обществе (и в Церкви) не любят мыслящих людей и боятся их - как мужчин, так и женщин. Унижают, называя "самостоятельно мыслящими людьми" - как будто можно мыслить несамостоятельно! Шутки-шутками, но отчетливый антиинтеллектуализм церковных людей намного опаснее сексизма. Если сделать патриархом Лахову - лучше не будет.

 

ТАКЖЕ ЧИТАТЬ

 

АЛЛЕГОРИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ  БИБЛИИ?..*  ГРЕХИ  ЛИ КОРРУПЦИЯ И  БРАК? * ХРИСТИАНСТВО ДЛЯ  СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ?

ЧТО ДЕЛАТЬ ТОМУ, КТО В ОТЧАЯНИИ? * ВРЕДЕН ЛИ ХРИСТИАНСТВУ ПРОГРЕСС?..*  ЧТО БЫ ВЫ УТРАТИЛИ, ПОТЕРЯВ ВЕРУ?

ЧТО ПРИВЛЕКАЕТ В ЛЮТЕРАНСТВЕ? * ИДЕАЛЬНЫЙ ПАСТОР * ОТРИЦАЕТ ЛИ ЛЮТЕРАНСТВО ДЕЛА МИЛОСЕРДИЯ?

ЧТО МЕШАЕТ ЭКУМЕНИЧЕСКОМУ ДИАЛОГУ?  *  ПОИСКИ "ИСТОРИЧЕСКОГО ИИСУСА"  *  ГОРЯЧАЯ  ВЕРА ИЛИ  ФАНАТИЗМ?

ЗАКОН ПРОТИВ АБОРТОВ?  *  ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА *  СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ДИСКРИМИНАЦИЯ ЖЕНЩИН В ХРИСТИАНСТВЕ?

ВЕЧЕН  ЛИ АД?  *  НАСИЛИЕ ВО ИМЯ ВЕРЫ?  *  ЧТО ДЕЛАТЬ ТЕРЯЮЩЕМУ ВЕРУ?

ЛИБЕРАЛИЗМ И ФУНДАМЕНТАЛИЗМ * ПОЧЕМУ ЖЕНЩИНА МОЖЕТ БЫТЬ ПАСТОРОМ? * УМЕР ЛИ ЭКУМЕНИЗМ?

 

Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype