Актуальное интервью. Выпуск № 6

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

1. Что можно посоветовать человеку, впадающему в отчаяние?
2.  Не противоречит ли основам христианства само понятие «прогресс»?....является ли консерватизм гарантом сохранности этих основ?
3. Что бы Вы утратили, потеряв веру?

 

VictorV

Виктор Вебер, пастор Евангелическо-Лютеранской Церкви, зав.канцелярией Епископа ЕЛЦ ЕР

 

1. Советы давать, говорят, неблагодарное дело. Тем более, когда доходит до понятия отчаянья. Наверное, главное не остаться равнодушным и быть внимательным. Выслушать человека, если он готов поделиться проблемой. Может быть такая ситуация, что необходимо будет как-то отвлечь, "перевести взгляд" с проблемы на более позитивное.

2. Прогресс или, по-другому, эволюция заложена Богом изначально в мироздание. И как бы не хотел некий человек или группа людей, чтобы всё оставалось как прежде - этого не получится. Даже в течении одного поколения всё может измениться кардинально. Церкви это тоже касается. Она не может отгородиться от мира. Это просто невозможно. Человек никогда не перестанет задавать вопросы и быть в поиске. Да, прогресс может приносить и доброе, и злое. Это надо принять как данность. "Христос - основа Церкви.." - так начинается один из хоралов нашей Церкви. И этой основе ничего не грозит. А человеческая составляющая Церкви будет и должна меняться, через пробы и ошибки. Но опираясь на Основу, на Гаранта. 

3. Веру нельзя потерять, на нее можно "не обращать внимание","забыть". Не человек ее сам находит, чтобы терять. Она дается, дарится "извне". И в этом большое упование, иначе действительно мы ее давно бы потеряли навсегда.

_---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Dej

Сергей Дежнюк, магистр теологии, вице-президент Независимого Центра Политического Мониторинга, MTS ( Епископальная Церковь )

 


1) Ваши советы человеку, впадающему в отчаяние?


Отчаяние имеет немало разновидностей. Часть из них – неизбежный порт, в который заходит мыслящий человек в путешествии по океану, простирающемуся от острова «Утробы Матери» до материка «Смерти». Отчаяние – дань, которую приходится платить за попытки быть честным с собой. Жизнь коротка и абсурдна; «нечестивые благоденствуют в веке сем, умножают богатство»; миг между рождением и смертью мы окружены холодным, детерминистским космосом, для которого существование наших ограниченных миров – даже не пылинка. Род человеческий изобрел пресловутый айфон, но все живет по сценарию первой книги Писаний, священных трем монотеистическим религиям. «Нью-Йорк Таймс» мало отличается от хроники «Бытия» : Каин поднимает руку на Авеля, человек оскверняет и уничтожает Тварное, Иаков никак не поймет, что ложь – плохое средство для достижения покоя. В экзистенциальном контексте нашего существования удивительно не отчаяние, а его отсутствие.


Все дороги ведут в Рим, а «религиозные» ответы – к Богу. В христианской традиции Бог не только был распят, но и смотрел на распятие Сына. Он испытал одиночество и предательство. В Назарянине Он притронулся к ужасу человеческого отчаяния. Бог, которому известна агония креста способен понять отчаяние человека.
Что посоветовать человеку, впадающему в отчаяние? Посмотреть по сторонам. Совсем недалеко, одним дыханием с Вами со-переживает Вашу боль и потерянность Распятый. Ваше отчаяние – это и Его отчаяние. И Ему хорошо известно, что кажущаяся Вам беспросветная тьма лишь сгусток последних минут пред Рассветом.


2) не опасен ли прогресс основам Церкви?.. не гарант ли их сохранности фундаментализм?


Церковь в значении Ecclesia Militans – продукт воплощения плеторы контекстуализаций учения Иисуса из Назарета (включая учение об Иисусе), мистически и часто алогично направляемая в своем развитии чрез непрерывно развертывающиеся Откровение.
Церковь по нашу сторону пакибытия – синоним прогресса даже тогда, когда она следует пути Фридриха Великого: побеждаем, отступая. Уже через несколько десятилетий после пустой гробницы Церковь копировала имперский культ символом и буквой, заменяя «Август» на «Христос» в прокламации «Евангелия». Затем – платонизм, неоплатонизм, аристотелевский томизм, модернизм с рационализмом и наш нынешний пост-модернизм. В каждом из этих контекстов Церковь приспосабливает форму донесения учения к мировоззренческим реалиям современников. В каждом из них Она, водимая Святым Духом, открывает и переосмысливает истины, исходящие из неизменяемой Истины: Бог стал Человеком в Иисусе. Это, пожалуй, и есть та основа Церкви, без которой Она не может существовать. Сам процесс, разумеется, болезнен. Он полон противоречий, ересей, и вечных дебатов, решаемых соборами, кулаками и пушками.


Фундаментализм ошибочен на многих уровнях. Во-первых, он -- искусственная попытка воспроизвести позавчерашний дождь, выдавая его за сегодняшнюю бурю. Во-вторых, позавчера как раз не было дождя...Фундаментализм чаще всего пытается возродить то, что существовало только в воображении полу-образованных фанатиков, мечтающих или о «старых добрых временах» или о славе «дней былых.»
Положительная сторона фундаментализма заключается в его иллюстрационной пользе. Своим существованием он напоминает Церкви об одной из ее главных функций -- необходимости сохранения релеватности и направляющей роли в обществе. Церковь не приспосабливается, она ведет. Задача богословия – собрать из накопленного и постигаемого, осмыслить и сформулировать работающее предложение динамично развивающегося видения этой лидерской роли. А после всех наших эксцессов (или посреди их), направить это движение в нужное русло – это уже работа Провидения...


3) Что бы Вы утратили - потеряв веру?..

Ответ прост – не знаю. Вера – это дар, а не выбор. Часто она дается младенцам и стоящим на краю пропасти. Веру невозможно достичь эмпирически. Она не приходит от изучения квантовой физики или осязания пальцами ран Воскресшего. Как любой дар Всеведущего, вера дается и «теряется» именно тогда, когда это необходима. По иронии, именно в это я и верю.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

C14

Таша Критчлоу пастор Церкви Англии, капеллан Royal London Hospital  (Лондон, Англия) магистр теологии, магистр гуманитарных наук (Церковь Англии)


1) Ваши советы человеку, впадающему в отчаяние?...

Вряд ли человек, впадающий в отчаяние, ищет советов. Чаще всего, ему просто нужен друг. Человек, который внимательно выслушает его, примет все, что его тревожит всерьез и останется с ним до тех пор, пока буря в душе не утихла. Так что вот - советы другу отчаявшегося человека:

1. Очень редко отчаяние приходит без объективных причин. Помогите вашему подопечному сформулировать в чем причина его или ее отчаяния, используя открытые вопросы и предоставляя ему или ей возможность выговориться.

2. Может быть ответа или решения проблемы нет. Иногда лучше промолчать и сварить еще одну чашечку кофе, чем составить план из шести пунктов.

3. Помолитесь вместе... Друг Наверху и в советах не нуждается, потому что знает, что такое страдание на своем опыте и Он обещал оставаться с нами до конца.

Понятно, что в нашем обществе, полном одиноких людей, друзей-то как раз и не хватает.

Если нет рядом терпеливого друга, Церковь может стать его заменой. Священник может временно занять его место и предоставить время и внимание, необходимые отчаявшемуся.


2) не опасен ли прогресс основам Церкви?.. не гарант ли их сохранности фундаментализм?

Если прогресс – это замена ветхого и неадекватного чем-то новым и лучшим, то как он может быть опасен для Церкви? Изменения к лучшему – это хорошо. Для фундаменталистов вопрос стоит в том, зачем изменять совершенство. Мы же в свою очередь удивляемся, как состояние нашей бедной, истерзанной церкви можно называть идеалом. Модернистская эпистемология предлагает строить все наши умозаключения на нескольких недвижимых основах – фундаменте нашего знания. Хоть подобный подход предлагает солидное и мощное начало и заигрывает с нами, обещая стабильность, на деле мы доверяем наши знания средневековым представлениям о сохранности и мощи.

Если обратить внимание на аллегории, использованные авторами Нового Завета, Церковь и мы в ней чаще всего сравниваются с органическими, живыми предметами. Церковь – тело Христа, мы - живые камни, виноградная лоза, невеста. Все органические тела растут, развиваются и даже умирают. Почему же мы, говоря о Церкви, скорее строим крепость или памятник, когда она скорее подобна хрупкому ростку, нуждающемуся в заботе?

Лучше давайте продолжать совершенствоваться в садоводческом искусстве и вносить изменения, учась на своих ошибках.


3) Что бы Вы утратили - потеряв веру?..

Смысл жизни. Способность любоваться прекрасным и любить.

Дело в том, что я пришла к вере, когда мне было 18 лет, и до этого жить было очень трудно. Книга, которая наиболее честно описала мир без Бога, - это «Антихрист» Ницше. Я ее тогда прочитала и в ужасе была. Я с ним была абсолютно согласна. Если Бога нет, то нет ни любви, ни прекрасного. И тогда я решила, что должен быть Бог. Ничто без Него смысла не имеет, и жизнь такая никому не нужна. Так что, да.

Без Него – полный мрак и пустота. Я туда не хочу!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Jas

Глеб Ястребов, магистр г.н., старший преподаватель Свято-Филаретовского Православно-христианского института, автор нескольких книг по библеистике


1. Ваши советы человеку, впавшему в отчаяние?

Молиться – даже заставляя себя, и даже если кажется, что вера и надежда тщетны. Отчаяние проходит. Если оно не вызвано трагическими обстоятельствами, а имеют место приступы депрессии, возможно, следует настраивать себя не на то, что «опять отчаяние», а на то, что «раньше проходило – и теперь пройдет». Не уходить в себя, а обратиться за поддержкой к друзьям, к психологу (желательно верующему).  

2. Не опасен ли прогресс основам Церкви?...не гарант ли их сохранности фундаментализм?

Основа Церкви – в Боге, который есть Источник знания, в том числе научного. Научный прогресс может лишь способствовать ведению путей Божиих. Только не надо путать с прогрессом модные теории, которые впоследствии будут опровергнуты. Чтобы отличить факт от теории, важно соблюдать интеллектуальную честность, что подчас нелегко и для людей новаторского склада, и для фундаменталистов. Чаще говорить: «Я не точно знаю, а лишь предполагаю…»

3. Что бы Вы утратили, потеряв веру?

Утрата веры зачастую приводит к нравственной порче. (Это не относится к случаям, когда вера была поверхностно-формальной.) Так объяснял и апостол Павел (Гал 5:19-21): отход от веры усиливает «дела плоти», действие животных инстинктов – словесную и физическую агрессию, разврат, эгоизм и т.д. По моим наблюдениям, у людей разуверившихся это иногда обретает более сильную (а подчас и болезненную) форму, чем у тех, которые никогда не были верующими.  


Сказанное о «делах плоти» относится не только к «переходу в атеизм», но и к оскудению веры у церковных людей. Гораздо сложнее случаи, когда человек с глубокой верой сменяет христианство, скажем, на ислам, иудаизм или иные великие религии. Эти случаи следует обсуждать отдельно, поскольку богообщение сохраняется.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ALN

Александр Конев, священник Римско-Католической Церкви


1) Прежде всего, надо помнить, что каждый человек уникален и его конкретная ситуация всегда чем-то отлична от других, хотя имеются также и какие-то более или менее типичные обстоятельства. Чтобы понять конкретную ситуацию, необходимо знать и общие закономерности, но давать советы всегда надо с учётом конкретики, потому что каждый человек чувствует и воспринимает по-своему. Когда духовник или психолог даёт совет, он должен быть не менее внимателен к особенностям ситуации, чем врач, назначающий лечение; в противном случае мы имели бы дело с безответственным поведением.


Но если не ставить перед собой задачу дать универсальный совет, а попытаться сформулировать в более общей форме, какие духовные проблемы могут приводить к отчаянию, и какие шаги могут помочь выходить из этого состояния, то можно прежде всего отметить, что бывает два типа ситуаций: когда отчаяние является следствием серьёзного беспорядка в духовной жизни, и когда оно порождается преимущественно внешними причинами. Последний случай, это можно сказать, «случай Иова» — хотя Иов на самом деле сохранял веру и надежду в положении, которое можно назвать отчаянным. И сохранить её он мог только одним способом: требуя ответа от Бога. Поэтические главы книги Иова представляют собой удивительный монолог, в котором Иова удерживает от смерти только желание понять правду. Несмотря на то, что ему дают совет смириться, принять всё как есть, умереть, прокляв Бога (в русском Синодальном переводе это деликатно переведено как «благослови Бога и умри»), Иов продолжает бунтовать и вопрошать, потому что мысль о том, что не существует ответа на вопрос о страдании для него ещё ужаснее самого страдания. Вероятно, человек способен сопротивляться разрушающей его личность отчаянием силе зла в том случае, если он способен удержать осознание своей причастности реальности, превосходящей его самого, вспомнить что он, человек, говоря словами Карла Ранера, всего лишь маленький остров в океане бесконечной божественной тайны…
Здесь мы подходим ко второму случаю, а именно к случаю, когда отчаяние порождено преимущественно неправильными решениями самого человека. Если маленький остров начинает любить себя больше, чем океан бесконечной тайны, если он хочет насладиться своей автономией, то тем самым он восстаёт против своего призвания и своего собственного счастья. У него ещё остаётся шанс перестать строить из себя спасителя своей жизни, прекратить поклонение идолам (они могут быть очень разные, сходство их только в том, что все они не суть бесконечная тайна Бога), признать свою ограниченность. И сделать это не на уровне яростного бунта — «я ограничен, как же я ненавижу этот факт!» — а с надеждой, заключённой в том, что моя слабость и ограниченность это не проблема, а перспектива и основание для моего общения с Богом, для бесконечного пути открытий и обретений.


2) Говоря о соотношении традиции и прогресса, надо понимать, что «интегризм» и «прогрессизм» являются крайностями, упрощающими историческую реальность присутствия Бога в Церкви. Схема, сводящая всё к простому монизму, привлекательна для абстрагирующего ума, что показывает не только история богословия, но и история философии. Порой затруднения испытывают и богословы, определяя, какие элементы в жизни Церкви обусловлены временем, а какие принадлежат к сути события присутствия Бога. Интенсивное изучение патристики и истории философии показало, что объём неизменного оказывается на поверку несколько меньше, чем полагали пару сотен лет назад.


Как стало понятно, многие вещи в жизни Церкви не пребывали «испокон веков», а имели свою динамику развития. Это не удивляет: притчи Иисуса о Царстве предполагают рост и изменение, и не только количественное. Ведь горчичное дерево это не миллион горчичных зёрен, это уже нечто иное, нежели зерно — не противоречащее природе зерна, но изменившееся благодаря своей внутренней силе. Поэтому проверка имеющихся практик на соответствие Евангелию сейчас понимается практически всеми богословами как необходимое условие для их оценки.


Расставаясь с  интегризмом, в то же время нельзя впадать в другую крайность, сводя всё к свободно проектируемому процессу. Начатый Ницше проект «переоценки всех ценностей» оказался довольно успешным: многие сейчас в погоне за свободой, понятой по-ницшеански, продолжают разрушать основы. На наших глазах гендерная идеология претендует на осуществление эксперимента по изменению того, что согласно традиции всегда понималось как неотъемлемый элемент человеческой природы. Конечно, эта философия разрушения разрушает в том числе и свои собственные основания, но из-за этой внутренней проблематичности влияние её не становится меньше, привлекательность лозунга свободы для многих имеет больший вес, чем логические нестыковки и имманентные противоречия. К сожалению, эти философские установки иногда запечатлеваются и в устремлениях христиан, воспринимающих некоторые граничные условия, присущие творению, как несправедливое притеснение, которое должно быть устранено. Рассуждая о социальных и культурных предпосылках тех или иных учений в соответствии с известными методиками отцов «герменевтики подозрения» (выражение Рикёра), богословы порой забывают, что их собственная позиция отнюдь не беспредпосылочна и тоже должна быть подвергнута серьёзной проверке. Если богослов забывает о самокритике, то ошибка более чем вероятна.   

3) Один известный богослов сказал: «если ты боишься потерять веру, то ты обязательно её потеряешь». Он не имел в виду, как я думаю, простое самовнушение по типу «всё будет хорошо, у тебя всё получится». Скорее тут ясное осознание того, что вера это не набор высказываний, которые человек принял истинные. Если бы это было так, то его вера находилась бы во внешнем отношении к его жизни, к его личности, и страх потерять её как чемодан в дороге действительно был бы вполне обоснован.


Сейчас многие богословы говорят о том, что схоластическое разделение веры на «fides qua» и «fides quae», то есть на веру как доверие Богу и веру как интеллектуальное содержание (догматы) способствовало тому, что эти две стороны одной медали стали пониматься чуть ли не как автономные реальности. Но, используя модель символа, и учитывая, что символ представляет собой одну сложную реальность, объединяющую два уровня или два измерения бытия, можно объяснить единство «fides qua» и «fides quae» так, что одно без другого просто не может существовать.


Продолжая эту логику, я бы сказал, что человек и его вера это не две раздельно существующие реальности, но это один верующий человек. Как можно потерять самого себя? Или как удержать самого себя? Если ты, уверовав, стал счастливее и свободнее, то почему думаешь, что тебе захочется стать несчастным? Более чем вероятно, что верующий (но не его вера сама по себе) может изменяться и развиваться. Однако мы не можем «контролировать» веру нашим сознанием и волей, потому что если бы мы могли это, то вера была чем-то внешним по отношению к нам, то есть не входила бы в наше определение. Единственный, кто может видеть нас со стороны в нашей целостности — это Бог. Доверим Ему управлять нашей судьбой, и лучше оставим позади эти представления о вере как о доверенном нам чемодане.


Поэтому я не стал бы говорить об «утрате веры». Возможны, конечно, с человеком изменения в лучшую или худшую строну. Человек, не ищущий Бога и не осознающий своего трансцендентного измерения, конечно, должен чувствовать себя потерянным и одиноким, и если он так себя чувствует, это хороший сигнал, как боль от ожога горячей водой может спасти человека. Не ищущий Бога  подобен половине символа (в том смысле, в котором употреблялось это слово греками, то есть в смысле разломанной напополам палочки), нуждающейся во второй своей половине. Однако когда он собирается воедино, то вера — уже не вещь, которую он хранит, но он сам.

 

ТАКЖЕ ЧИТАТЬ

 

АЛЛЕГОРИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ  БИБЛИИ?..*  ГРЕХИ  ЛИ КОРРУПЦИЯ И  БРАК? * ХРИСТИАНСТВО ДЛЯ  СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ?

ЧТО ДЕЛАТЬ ТОМУ, КТО В ОТЧАЯНИИ? * ВРЕДЕН ЛИ ХРИСТИАНСТВУ ПРОГРЕСС?..*  ЧТО БЫ ВЫ УТРАТИЛИ, ПОТЕРЯВ ВЕРУ?

ЧЕМ ПРИВЛЕКАЕТ ЛЮТЕРАНСТВО? * ИДЕАЛЬНЫЙ ПАСТОР * ОТРИЦАЕТ ЛИ ЛЮТЕРАНСТВО ДЕЛА МИЛОСЕРДИЯ?

ЧТО МЕШАЕТ ЭКУМЕНИЧЕСКОМУ ДИАЛОГУ?  *  ПОИСКИ "ИСТОРИЧЕСКОГО ИИСУСА"  *  ГОРЯЧАЯ  ВЕРА ИЛИ  ФАНАТИЗМ?

ЗАКОН ПРОТИВ АБОРТОВ?  *  ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА *  СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ДИСКРИМИНАЦИЯ ЖЕНЩИН В ХРИСТИАНСТВЕ?

ВЕЧЕН  ЛИ АД?  *  НАСИЛИЕ ВО ИМЯ ВЕРЫ?  *  ЧТО ДЕЛАТЬ ТЕРЯЮЩЕМУ ВЕРУ?

ЛИБЕРАЛИЗМ И ФУНДАМЕНТАЛИЗМ * ПОЧЕМУ ЖЕНЩИНА МОЖЕТ БЫТЬ ПАСТОРОМ? * УМЕР ЛИ ЭКУМЕНИЗМ?

Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype