АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

ВОПРОСЫ РЕДАКЦИИ

1)  возможно ли сохранить веру, принимая базовые элементы концепции Р. Бультмана (напр. отрицание сверхъестественного) ?
2) известно высказывание А. Швейцера "Мыслящему христианству должно быть предоставлено право на существование среди верующего христианства" - близко ли Вам это утверждение?... возможно ли различать то, что подлежит рациональному и/или научному анализу в вопросах веры - и то, что apriori закрыто для сферы рассудка?

3) есть версии, что события Откровения Иоанна Богослова - предостережения (либо описания событий прошлого)? Насколько обоснованны данные идеи, на Ваш взгляд?

Светлана Яблонская

Светлана Яблонская, богословский редактор Института перевода Библии, теолог (Российский православный университет Иоанна Богослова, библейско-патрологический факультет), кризисный психолог, РПЦ


Я считаю, что возможно – в конце концов, в сердце нашей веры не миф, а Богочеловек по имени Христос, распятый и воскресший. Другой вопрос, как в концепцию отрицания сверхъестественного вписывается Воскресение, однако само существование вселенной, поднимающееся каждое утро над горизонтом солнце, рождение нового человека само по себе уже такое чудо (хоть мы теперь и можем до определённого момента всё это объяснить с научной точки зрения), что уверена, Богу по силам и восставить Сына Своего из мёртвых.
Много уважения к такой вере, взрослой, строгой, даже суровой, «во всём пытающейся дойти до самой сути». Не утешающей себя иллюзиями.


2. известно высказывание А. Швейцера "Мыслящему христианству должно быть предоставлено право на существование среди верующего христианства" - близко ли Вам это утверждение?... возможно ли различать то, что подлежит рациональному и/или научному анализу в вопросах веры - и то, что априори закрыто для сферы рассудка?

Да, близко и очень дорого. Православный священник о. Георгий Чистяков сказал как-то в день начала нового учебного года в одном богословском учебном заведении: «Православная наука – это наука без вранья». Думаю, его характеристику можно расширить до христианской науки в целом. Мы знаем примеры выдающихся верующих учёных, на меня лично в своё время оказала большое влияние встреча с монахом-иезуитом, одним из ведущих астрономов современности и хранителем ватиканской коллекции метеоритов. В нём сочетались пламенная вера и блестящий критический разум.

Но Ваш вопрос, если я правильно понимаю, в первую очередь касается возможности рационального анализа вопросов веры. Здесь мне кажутся важными два момента: с уважением относиться к пути христиан, живших до нас (то есть не считать а приори, что все они заблуждались, понять их точку зрения, пусть и затуманенную порой историческим контекстом), и не выносить последнего суждения по какому бы то ни было вопросу, оставлять последнее слово Богу.

Тот же о. Георгий Чистяков говорил: «Богословие возможно только на коленях». То есть если мы сохраняем такое отношение к предмету своего исследования, исследование возможно.

3. есть версии, что события Откровения Иоанна Богослова - предостережения (либо описания событий прошлого)? Насколько обоснованны данные идеи, на Ваш взгляд?
Я с уважением отношусь к словам Господа нашего Иисуса Христа о том, что не наше дело знать времена и сроки. Я не знаю, насколько эти идеи обоснованны, не компетентна судить, но по изложенной выше причине они никогда не были мне особо интересны.

Есть мир – творение Божие, есть люди – ближние, есть много задач в современном мире, которые вопиют о внимании и активности христиан, мне кажется, важнее заняться этим. В конце концов, каждому из нас на земле не так уж и много времени выделено.

 Мананников2
Игорь Мананников, доктор философских наук, эссеист, Католическая Церковь

 

1 Возможно ли сохранить веру, принимая базовые элементы концепции Бультмана ( отрицание сверхъестественного)

Я не слишком большой знаток Бультмана. Но кое-что читал из его трудов. Самое главное чудо в христианской вере - это воплощение Бога и воскресение Христа. Если эти моменты отрицаются на каком-либо основании, то это уже не христианская вера и не вера вообще. В Библии много мифологических элементов, ее писали все-таки люди (хоть и под воздействием Св. Духа) с определенным мировоззрением в разные эпохи. Но генеральная линия  Писания - это Иисус Христос. Эта линия прослеживается в Библии на протяжении многих столетий и открывается нам в Евангелиях.  Мне кажется существование и развитие одной этой идеи о Мессии на протяжении стольких веков - само по себе является чудом. 

Многие библейские чудеса можно подвергнуть сомнениям, например А. Мень не верил, что Бог раздвинул море перед иудеями, а считал, что они где-то по мелководью перешли. Однако, Мень был верующим человеком. Много может быть разномыслий, но вера в телесное воскресение Христа является основой нашей веры. Многие забывают, что вера - это дар Божий и подвиг и пытаются ее обосновывать через разные рациональные ухищрения. Я употребляю понятие "рационального" , а не разумного. Разум (часто в отличие от рациональности) не противоречит вере, а дополняет ее. Что было сверхъестественным для Бультмана? То, что противоречило тогдашней его науке. Но, извините, тогда и гравитационные волны были сверхъестественным явлением, а сегодня мы празднуем их экспериментальное открытие. Для Бультмана и для многих его последователей, к сожалению, понятие разума отождествилось с понятием научности. От этого все беды.

Научность  - это небольшой и не самый важный сегмент разума, к тому же постоянно изменяющийся. Сводить к нему свою веру было бы глупостью. Кроме того, в самом понятии демифологизации я вижу некую презумпцию неалекости наших предков. Складываетс впечатление, что древние люди были идиотами: они боялись грома и не различали метафору и реальность. Это научный снобизм. Они были кем угодно: поэтами, жестокими воинами, охотниками, строителями храмов, но они не были дураками. Они понимали, что истина может обличаться в разные временные одежды и мудрые потомки это поймут. Но некоторые не понимают. Поэтому возьму на себя смелость и скажу, что, принимая учение Бультмана, веру сохранить и тем более ее укрепить нельзя.

2 известно высказывание Швейцера "мыслящему христианству должно быть предоставлено право на существование среди  верующего христианства." близко ли вам это утверждение. возможно ли различать то, что подлежит рациональному и научному анализу в вопросах веры - и то что априори закрыто для сферы рассудка?

Нужно сказать, что мыслящее христианство и верующее христианство не противоречат друг другу. Появление науки как одной из форм рациональности обескуражило многие великие умы. Многие стали считать, что разум стал тождествен науке. Это заблуждение. Причем в обыденной жизни мы это понимаем. Но только встает вопрос теоретический, то нам сразу хочется научности или хотя бы наукообразности. Никому не придет в голову подойти с научным подходом к утверждению "моя мать меня любит", хотя это утверждение для нас является жизненно более важным, чем существование черных дыр. Но когда вопрос заходит об утверждении "любит ли Бог меня", то мы сразу же теряем почву под ногами и требуем научной методологии.

Верить в любовь матери проще, это касается только моего психологического состояния. Верить в любовь Бога ко мне сложнее - это значит охватить взглядом весь мир и построить отношения с бесконечным. Наш разум, чтобы быть настоящим, должен упираться взглядом в бесконечность. Бесконечность включает в себя бесконечную вариативность. Если же мы хотим эту бесконечность заковать в рамки сделанных на сей момент научных открытий, то мы умаляем свой разум. Такое искаженное понимание разума присуще многим богословам и Швейцеру в том числе.

Библия никогда не претендовала на научное описание мира. В донаучные времена она просто взяла на себя функции описания мира. Тогда любой бард и мифолог это делал изощреннее. Когда наука сделала первые твердые шаги, не без трений, но Библия перестала претендовать на объяснения материального мира и отдала эти функции науке. Так зачем же сейчас опять это смешивать?

Я бы так сказал: верующее христианство должно быть всегда мыслящим. Немыслящее, глупое христианство так же противно Богу, как и всякая глупость. Но не нужно сюда примешивать научность. В вере все разумно, вера открывает новые горизонты разуму и укрепляет его, любое научное открытие начиналось с веры в то, что это возможно. Вера - это не безапелляционные убеждения, это пространство свободы и бесконечных возможностей, поэтому верующий разум может все.

3 есть версии что события Откровения иоанна - предостережение или описание прошлого насколько обоснованы эти идеи на ваш взгляд?


Я философ, а не богослов. Я не изучал специально литературу по Апокалипсису. Однако я верю, что текст Иоанна имеет множественный смысл, множащийся как в пространстве, так и во времени. Это как сад разбегающихся тропинок у Борхеса. Как и любой боговдохновенный текст. Если сказать, что это события прошлого, то тогда мы отдадим текст филологам и историкам. Но этот текст не умер, он говорит мне сейчас о чем-то, обо мне самом, о мире, об истине и о будущей надежде. Как в любом пророчестве, там много смысловых пластов, много аллегорий, много тайн.

Представьте себе, что вы попали в 1830 год и пытаетесь растолковать Пушкину о том, что такое интернет, планшет и проч. У вас не хватит слов и вы будете использовать метафоры и сравнения. И в конечном итоге ваш рассказ про 21 век будет представлять из себя нагромождение фантастических аллегорий. Пушкин послушает и скажет, что все это не научно, и полно мифологем.  Наверное то же чувствовал Иоанн, когда писал Откровение.

Игорь Журавлев111

Игорь Журавлев,  пастор ЕЛЦ в России, магистр теологии

 

1)    Возможно ли сохранить веру, принимая базовые элементы концепции Р. Бультмана (напр. отрицание сверхъестественного)?

Здесь следует спросить: а что для вас вера? Что именно нужно, если возможно, сохранить? Веру во что именно?
Если предельно упростить теологию Бультамана, то можно выделить два направления:

1) призыв перевести библейское повествование на современный ему научный язык в стремлении отделить керигму от мифа и

2) это понимание греховности и падшести человечества как неподлинного существования, выражающегося в привязанности к телесному, что противопоставляется подлинному существованию, к которому следует стремиться и обретать через самосовершенствование.


Для меня Рудольф Бультман по праву является великим богословом 20 века, хотя далеко не со всеми положениями его учения я готов полностью, без оговорок, согласиться. Тем не менее, что именно для меня представляется главным: важна именно керигма, то есть благая весть о спасении (назовите это возможностью перехода к подлинному существованию) во Христе Иисусе. Все остальное следует рассматривать именно с точки зрения этой керигмы. Детали, по меньшей мере, второстепенны, а по большому счету вообще не имеют значения. 

Что еще представляется важным? – Благая весть должна проповедоваться на том языке, который наиболее понятен современникам (как это было во времена Христа) и таким способом, чтобы это не вызывало когнитивного диссонанса у человека, получившего современное образование.


2)    Известно высказывание А. Швейцера "Мыслящему христианству должно быть предоставлено право на существование среди верующего христианства" - близко ли Вам это утверждение?... возможно ли различать то, что подлежит рациональному и/или научному анализу в вопросах веры - и то, что априори закрыто для сферы рассудка?
              
Я понимаю то, что хотел сказать Швайцер. К сожалению, даже сегодня можно встретить это противопоставление веры и разума. Ведь мысль – это продукт разума, а вера часто противоречит разуму. Ее еще называют «слепой». Однако сегодня мне хотелось бы перевернуть эту фразу и сказать, что верующему христианству тоже должно быть предоставлено право на существование среди все более удаляющегося в умозрительные глубины мыслящегося христианства. При этом и то и другое – и «мыслящее» и «верующее» я заключил бы в кавычки, поскольку в жизни каждого отдельного христианина все слишком переплетено.


По поводу различения подлежащего научному анализу и закрытого для сферы рассудка хотел бы сказать следующее. Нет ничего закрытого для сферы рассудка, если только рассудок не зажат в тиски комплексов, будь то комплексы религиозные или научные. Если история науки чему-то и учит нас, то только одному: никогда не говори «никогда». Мы не знаем, к чему придем в процессе познания окружающего мира, поэтому все комментарии преждевременны и носят популистский характер, обусловленный мировоззренческой позицией отдельно человека.


Другое дело, что сфера познания мира не ограничивается сферой естественной науки. Это тоже миф, который, строго следуя логике Бультмана, следовало бы развенчать. Мир познается, например, через искусство. Или через религию. И у меня есть сомнения относительно того, какой метод познания мира полезнее. Я глубоко уверен в том, что человечество ничуть не стало счастливее оттого, что появился ватерклозет.

3) есть версии, что события Откровения Иоанна Богослова - предостережения (либо описания событий прошлого) ? Насколько обоснованны данные идеи, на Ваш взгляд?

На мой взгляд, вполне обоснованны. Мы ведь, читая Книгу Откровения имеем дело, по сути, с видением, которое нуждается в интерпретации. Автор Книги, по его собственным словам «был в духе», получил некое откровение посредством проходящих перед его мысленным взором образов. Я очень скептически отношусь к распространяемым в последнее время толкованиям, различным пре-, пост- и т.д. милленаризмам. Все это гадания на кофейной гуще и не более. С текстами Откровения следует обходиться очень бережно и не вкладывать в них желаемое, выдавая за действительное. Слишком велик риск всевозможных спекуляций, как это постоянно происходит с голливудской мистикой как жанром кинематографа. Это относится ко всему Священному Писанию, но к апокалипсическим книгам в первую очередь.

 Брэдн5

Брэдн Бюркле, преподаватель Семинарии ЕЛЦ, лютеранский пастор, магистр теологии

 

1) возможно ли принять базовые элементы концепции Р. Бультмана (напр. отрицание сверхъестественного) - и сохранить веру? Бультман сам был убежден в том, что можно. Как я понимаю, он даже думал, что такой подход - наилучший способ сохранения веры для современного, мыслящего человека. Огромная заслуга Бультмана в том, что он обращал внимание на проблему разницы в мировоззрении (не только в отдельновзятых вопросах, а вообще в понимание мира) библейских авторов и человека наших дней. С другой стороны, мне кажется, что можно найти иные решения для этой проблемы и вместе того, чтобы "очистить" Библии от мифологии, "сталкивать" древних мифологий (мне кажется, что в Библии - не одна) и современной (ведь у нас тоже свои мифы, даже если они "научные").


2) известно высказывание А. Швейцера "Мыслящему христианству должно быть предоставлено право на существование среди верующего христианства" - близко ли Вам это утверждение?... возможно ли различать то, что подлежит рациональному и/или научному анализу в вопросах веры - и то, что априори закрыто для сферы рассудка?

Я могу понимать, что Швейцеру казалось, что есть 2 варианта - мыслить или верит - но я считаю, что мы 100 лет спустя видим, что нет необходимости выбрать между ними. Точнее, отпала нет такого варианта, как "мыслящий, но не верующий" христианин, по крайне мере, если правильно понимать слово "верующий". К сожалению вариант "верующий, но не мыслящий" еще существует, но он был опасен для самой веры 100 лет назад, 1000 лет назад и до сих пор.  (Думаю, что не буду и попытаться ответить на вторую часть вопроса).

3) есть версии, что события Откровения Иоанна Богослова - лишь предостережения (либо описания событий прошлого) ? Насколько обоснованны данные идеи, на Ваш взгляд?

Я не понимаю слово "лишь" в этом вопросе. Для меня, есть проблема есть книга Откровение - "лишь" о будущем. Есть масса причин думать, что основная идея книги Откровения - утешать и увещевать христиан 1-го (начала 2-го?) века. Здесь важно, в том числе, видение будущего полного осуществления Царствования Бога, и в этом смысле Откровение учит нам как пережить сложности (мягко говоря) с окружающим миром и укрепляет нашу надежду на то, что Бог активен в исторических процессах и проведет историю к своему завершению.

 Альбина11111

Альбина Зотова, лютеранский пастор, Грузия


1) Веру сохранить возможно и обязательно нужно при любых обстоятельствах, а принимая во внимание концепцию Бультмана или любую другую концепцию, имеющую "научный и подрывающий" элемент - еще более возможно, так как по-моему, вера без сомнений, анализа, мысли и обращения опять-таки к безусловной вере - как раз есть настоящая вера, а не глупое слепое убеждение.


2) Утверждение Швейцера мне очень близко, как в теоретическом так и в практическом плане. Я думаю, различать упомянутые аспекты не стоит - это невозможно, одно проистекает из другого и выливается в третье. Если бы было иначе, то христианство, да и любую религию - можно было бы изучить досконально. А это привело бы к потере интереса и веры, ведь люди всегда любят непонятное и тайное.

3) Не думаю, что Откровение описывает события прошлого, более склоняюсь к тому, что это предостережения или классическое пророчество. Идея о предостережении выглядит более убедительной в свете ожидания второго пришествия Христа.

 

 

Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype