Скачать шаблон Joomla с JooMix.org

Настоящий пастор Шлаг

12 Август 2015
Одной из ярких личностей, активно участвовавших в Сопротивлении нацизму в Германии был Дитрих Бонхёффер.
 
Пастор, доктор теологии, игравший важную роль в антифашистском движении и спасший многих евреев, он трагически погиб в апреле 1945 года вместе с другими участниками заговора против Гитлера 20 июля 1944 года.
* * *
Дитрих Бонхёффер родился 4 февраля 1906 г. в Бреслау в семье известного врача-невропатолога Карла Бонхёффера. История отмечает "исключительную нравственность", свободолюбие и мужество ее членов. В годы нацизма семья потеряла четверых своих членов. Имя бабушки Дитриха - урожденной Юлии Тафель - вошло во многие издания,
посвященные истории борьбы против нацизма. В 90-летнем возрасте она, одна из немногих немцев, весной 1938 года отказалась подчиниться требованиям нацистов о бойкоте еврейских учреждений и на глазах штурмовиков вошла в магазин, принадлежавший еврею.
Дитрих многое в своем характере позаимствовал у отца Карла Бонхёффера - немногословие, умеренность, умение ясно и доказательно мыслить. Это сказалось на его стремлении всегда вносить рациональное в понимание самых иррациональных процессов и сфер, соединять научное мировоззрение с верой в Бога. Эта особенность выделяла Дитриха как одного из самых известных теологов XX века. Родители воспитали у всех детей антивоенную, а позже антифашистскую позицию.
* * *
По окончании гимназии Дитрих сам выбирает жизненный путь: это теология. Вначале в Тюбингенском, а затем в Берлинском университете проходит его теологическое и церковное образование в 1923-1929 гг. Его дипломная работа была посвящена философским категориям церковной социологии. Здесь не обошлось без влияния философии Фердинанда Эбнера и Мартина Бубера. Имеются основания полагать, что Дитриху была знакома вышедшая в 1923 г. известная книга Мартина Бубера "Я и Ты", основным содержанием которой является религиозный диалог между человеком и Богом. Не исключается и его знакомство с немецким переводом Библии, который осуществлялся совместно Францем Розенцвейгом и Мартином Бубером.
В 27 лет Дитрих защищает диссертацию. После нескольких лет работы за границей (Барселона, Нью-Йорк, Лондон) Бонхёффер в ноябре 1932 г. стал пастором, одновременно преподает на богословском факультете в Берлинском университете. Дитрих принимает участие в экуменистическом движении, выступавшем за объединение всех церквей, много печатается.
Главным направлением его интересов становятся социальные проблемы и их связь с нравственными идеалами христианства. А поскольку в своих проповедях он затрагивал актуальные социальные и политические темы, то это собирало к нему много прихожан.
Проходившие тем временем события в Германии свидетельствовали о растущей угрозе установления нацистской диктатуры. Это ощущалось всеми, в том числе и христианскими теологическими кругами. Поэтому все его многочисленные теологические выступления - устные и письменные - были посвящены конкретным темам - рейх, государство, фюрерство, революция. Во всех выступлениях Бонхёффер указывал на опасную тенденцию изменения государственного строя в Германии, слабость Веймарской республики, на опасность прихода нацистов к власти легальным путем.
Пользуясь тяжелым положением и колебанием представителей различных конфессий, нацисты навязывали свои идеи о создании единой немецкой государственной церкви. Нацистские идеологи стремились к подмене христианства так называемым "позитивным христианством", провозгласившим культ рейха, нации, фюрера. Ветхий завет объявлялся еврейским порождением, основные нравственные постулаты христианства - грех, вина, стыд и др. - семитскими выдумками.
Против подобных утверждений решительно и последовательно выступал Дитрих Бонхёффер. Он всякий раз подчеркивал, что государство и рейх - исторически сложившиеся институты, подчиненные Богу, что нельзя проецировать исторически сложившиеся обстоятельства на волю Бога-творца. В вопросе о фюрерстве Бонхёффер псевдоавторитету вождя и рейха противопоставлял истинный авторитет государства и службы.
Бонхёффер один из немногих, кто после передачи Гинденбургом канцлерства Гитлеру, выступил против фюрерства. В радиопередаче 1 февраля 1933 г. (она была прервана в ходе трансляции) он заявил, что фюрер не осознает границ своего авторитета, позволяет делать из себя идола и тем самым "действует разрушительно на тех, кто идет за ним, и на самого себя".
Настоящий вождь, подчеркивал Бонхёффер, уводит людей от своего авторитета к авторитету порядка и должности, отказывается от собственного обожествления.
Сомнения различных слоев населения в отношении происходившего в стране развеялись сразу после прихода Гитлера к власти: поджог рейхстага, подтасовка мартовских (1933 г.) выборов, массовые аресты и организация концлагерей. Весной 1933 г. были осуществлены первые массовые акции против евреев. Все государственные служащие подверглись проверке на предмет принадлежности к еврейской нации. Пресловутый "арийский параграф" пытались навязать и церкви. Немецкий историк П.Штайнба отмечает: еврейский вопрос стал пробным камнем для Евангелической церкви, таковым стал он и для Бонхёффера.
Фактически, Бонхёффер был первым из немецких теологов и священнослужителей, кто по-новому обозначил проблемы, стоящие перед церковью в условиях нацистской диктатуры.
В докладе "Церковь и еврейский вопрос" (апрель 1922 г.) для берлинских священников Бонхёффер отметил, что государство вправе решать сложные проблемы, но и церковь обязана напоминать об ограниченности его компетенции в этом вопросе. Более того, если эти предупреждения окажутся не действенными, тогда церковь, выполняя волю Бога, обязана обезопасить граждан, независимо от их вероисповедания, а если понадобится, вести политическую борьбу.
Бонхёффер призывает каждого к ответственности за происходящее. Постепенно формируется мысль о необходимости собственного участия в сопротивлении.
Серьезный конфликт по поводу арийского параграфа разразился в сентябре 1933 г. в рядах Немецкой евангелической церкви. Руководство церкви практически поддержало все правительственные меры и постановления, о чем было заявлено на Виттенбергском Синоде, прозванном в народе "коричневым". И все же ряд священников объединились вокруг пастора Мартина Нимёллера из Берлина-Далема, которые отказались признать решения Синода. Ими был образован так называемый чрезвычайный союз священников, провозгласивший весной 1934 г. "Бекеннеде Кирхе". Основателем и идеологом так называемой идеологической теологии был известный швейцарский теолог К.Барт, работавший профессором богословия в Германии.
"Бекеннеде Кирхе" выступила с заявлением о своем несогласии с навязанным ей решением еврейского вопроса, о необходимости сохранения суверенитета церкви и невмешательства государства в церковные дела. Пренебрегая неудобствами и опасностью, Дитрих Бонхёффер выступает с докладами, лекциями, проповедями, устраивает семинары, в ходе которых раскрывает сущность происходящего в Германии.
В 1934-1935 гг. Бонхёффер работает в немецкой евангелической общине в Лондоне, где завязывает дружеские отношения с известным экуменическим деятелем, английским епископом Чичестера Д.Беллом. Известно, что экуменическое движение выступало за объединение всех христиан против фашизма и войны. Под влиянием Бонхёффера и Белла Всемирный экуменический совет выступил в мае 1934 г. с меморандумом руководству Немецкой рейхскирхе, в котором выражалось несогласие с принципами фюрерства, осуждались террор и расовые законы.
В 1936 г. нацистские власти лишили Бонхёффера прав на преподавание в университете, а затем и вовсе уволили. На протяжении длительного времени Дитрих тайно проживает в разных деревнях Германии, в общинах, где подпольно проповедовали священники из его семинара. В середине 30-х годов он неоднократно выезжал за границу, но упорно не соглашался на уговоры эмигрировать. Полагают, что в результате одной из поездок в Швейцарию Бонхёффер, не без участия Барта, принял окончательное решение об участии в политическом сопротивлении, которое привело его в круг заговорщиков, включавших Ф.В.Канариса, К.Ф.Гёрделера, Л.Бека, Донаньи и др.
В советской историографии длительное время считали этот круг "консервативной оппозицией" и даже "реакционно-консервативной" (см. Д.Мельников. "Заговор 20 июля 1944 г. в Германии". М., 1965, стр.81).
Однако участие в нем Бонхёффера, Донаньи, социал-демократа В.Лойшнера, некоторых католиков, отстаивавших свою концепцию послевоенной Германии как государства правового, основанного на христианских традициях, ставит под сомнение приведенные определения. В их проектах был большой демократический потенциал. Особое место уделялось еврейскому вопросу.
Факты свидетельствуют, что подпольная работа, в которой активное участие принимали Бонхёффер, Донаньи и другие, велась еще в 1938 г. В этом их фактически поддерживала вся его семья с многочисленными домочадцами. Многие их соратники пытались повлиять на ситуацию через пропагандистскую деятельность, контакты с военными кругами с целью предотвращения войны.
Проблемы сопротивления нередко становились темой обсуждения семьи, собиравшейся в берлинском доме на Мариенбургер Аллее. Сегодня немало немецких историков отмечают, что в 1939 г. семья Бонхёффер фактически стала центром сопротивления.
Опасаясь за Дитриха, за деятельностью которого гестапо установило наблюдение, друзья устроили ему в 1939 г. лекционную поездку в США. У него были возможности остаться там и заняться теологической деятельностью. Однако через месяц он вернулся в Германию.
* * *
А.Буллок, называя круг лиц, которые еще в 1938 г., несмотря на политические военные успехи Гитлера, продолжали встречаться и обсуждать возможности выступления против нацистского режима, называет "основным действующим лицом заговора" Ганса Остера, главного помощника адмирала Канариса в абвере. Вместе с ним отмечается круг преданных людей, среди которых Ганс фон Донаньи, братья Клаус и Дитрих Бонхёффер.
Незадолго до войны Донаньи был переведен из министерства юстиции в абвер. Вскоре с его помощью был прикомандирован в качестве доверенного лица Бонхёффер. Он стал "двойным агентом" контрразведывательной службы Канариса и курьером - для связи с заграничными организациями в Швеции, Швейцарии и других странах. С этого времени, обладая официальными паспортами и визами, Бонхёффер получает возможность выезжать за границу в поисках контактов с дружественными гражданскими и церковными кругами.
На одном из тайных церковных заседаний в Женеве в 1941 г. Бонхёффер заявил:
"Я молюсь за поражение моей родины. Только через поражение мы сможем искупить грехи за ужасные преступления, совершенные против Европы и мира" (Карл Барту "Трагедия абвера 1935-1945 гг.". М., 2002, стр. 112-113). Пастор Дитрих Бонхёффер постоянно испытывал ужасный конфликт с совестью.
* * *
То ли из-за отсутствия данных, то ли по другим причинам в различных советско-российских изданиях ничего не говорилось о роли Бонхёффера в спасении евреев. Между тем, отмечает Л.Бровко, связи Дитриха с заграничными организациями позволили вести большую работу по спасению евреев, переправке их по подложным паспортам, нередко в качестве "агентов абвера" в Швейцарию. "С помощью так называемого "бюро Х.Грюбера" (Исповедующей церкви) в Берлине, благодаря деятельности экуменических организаций удалось переправить более двух тысяч беженцев.
Одна из поездок Бонхёффера за границу была использована заговорщиками из абвера для установления и поддержания контактов с англичанами и американцами и выяснения вероятных условий мира, на которые могут согласиться союзники в случае, если гитлеровское правительство будет свергнуто. В мае 1942 г. Дитрих Бонхёффер прибыл в Стокгольм, где встретился с епископом Чичестерским д-м Дж. Беллем. Оба священника испытывали взаимное уважение друг к другу.
Из опубликованного после войны меморандума епископа Чичестерского, составленного для английского правительства, явствует, что Бонхёффер имел поручение через посредство епископа Чичестерского сообщить английскому правительству об организованной в Германии оппозиционной группе. О состоявшихся переговорах епископ Чичестерский немедленно поставил в известность английского посла в Стокгольме. После возвращения в Лондон епископ Чичестерский связался с МИДом и был принят его главой Энтони Иденом. Однако ни одна попытка сближения не вызвала ответного отклика. Более того, в письменном ответе епископу Чичестерскому Иден указал, "что не в интересах нации дать какой-либо ответ оппозиции".
Бонхёффер был в курсе планов и акций подпольного Фрайбургского кружка. Вместе с Донаньи весной 1942 г. он участвовал в подготовке покушения на Гитлера. Но тогда попытка покушения не удалась.
В годы войны, при посредничестве своего отца, Дитрих сблизился с известным епископом Д.Вурмом. Вместе они много сделали для спасения евреев, а также калек, инвалидов, душевнобольных - всех, кто по нацистским законам подлежал ликвидации или высылке. В Берлине в этом направлении продолжало работать "бюро Грюбера".
В годы войны Бонхёффер не прекращал работать над своей знаменитой "Этикой", в которой пытался вывести теологию на передний фронт борьбы с фашизмом, противопоставить нацистской идеологии, демагогии и лжи философию правды, чистоты и высокой нравственности.
Бонхёффер совершенно категорически возлагал вину за случившееся в стране на церковь, которая все видела, иногда и говорила об этом, но делала совершенно недостаточно для предотвращения действия нацистов. Добро, утверждал Бонхёффер, должно быть активным. Действительное мужество - не в потоке мыслей и слов, а в поступке.
Заметим, что немало мыслей в "Этике" перекликаются с высказываниями "святого покровителя иудейских и христианских интеллектуалов" Мартина Бубера в его книге "Я и Ты", в которой показано, как человек относится к своему миру.
Не переставая размышлять над теологическими и нравственными проблемами, Бонхёффер на рубеже 1942-1943 гг. пишет своим друзьям, участникам сопротивления, специфическое послание "10 лет спустя" (имеется в виду 10 лет установления нацистского режима). Сочинение было спрятано на чердаке дома и пережило обыски и бомбежки.
Заметки интересны и читателям, далеким от религии. Они заставляют о многом задуматься. В них автор говорит об изменении сознания, о сдвигах духовных ценностей и изменении смысла межличностных отношений в условиях тоталитарного режима.
В апреле 1943 г. Д.Бонхёффер, Донаньи и его жена Кристина, сестра Дитриха и Йозеф Мюллер были арестованы. Вначале предъявлялись обвинения в уклонении от службы в армии, в незаконных поездках за границу и спасении евреев. Затем следственному отделу тюрьмы абвера Тегель, куда сначала поместили Бонхёффера, арестованным было предъявлено обвинение в разложении вермахта.
На первых порах арест участников заговора не привел к дальнейшим разоблачениям, что свидетельствует о стойкости арестованных.
Более года (апрель 1943 - октябрь 1944) Бонхёффер содержался в берлинской военной тюрьме Тегель. Это была еще не гестаповская тюрьма, поэтому, несмотря на цензуру, ему разрешили переписку с родными и близкими. Удалось даже через охранника передать на волю свои труды. Здесь уместно отметить, что личное обаяние Дитриха позволило ему установить дружеские отношения с охраной и санитарами. Их благосклонность использовалась Дитрихом для продолжения работы над "Этикой".
События 20 июля 1944 года разрушили теплившуюся надежду на освобождение. После неудачного покушения на Гитлера в руки гестапо попали документы, подтверждающие участие Бонхёффера и Донаньи в заговоре против фюрера. Симпатизировавшие Дитриху охранники предлагали организовать ему побег, но он отказался, узнав, что его брату Клаусу грозит арест. В этом был весь Дитрих Бонхёффер. Но это, увы, не спасло Клауса и других близких от ареста.
Португальский консул Шмидгубер, знавший Бонхёффера по группе Канариса, а затем арестованный, в частности, и за передачу денег евреям, бежавшим в Швейцарию, провел вместе с Бонхёффером в берлинской тюрьме Тегель почти девять месяцев. После войны он говорил, что проведенное вместе с Бонхёффером время было временем духовного обогащения. Он был выдающейся личностью, который политически и духовно значительно возвышался над другими лицами из окружения Канариса.
Переведенный в тюрьму гестапо для дополнительного дознания, Бонхёффер содержался в условиях строжайшего режима. И все же в письмах на волю, которые удавалось передавать, он сообщал не только о здоровье, но и о прочитанных книгах, пересылал фрагменты его сочинений, молитвы, стихи, отдельные мысли. События личной жизни сплетаются в них с событиями мировой катастрофы, крушение надежд на успех заговора - с твердой верой выстоять до конца.
В феврале 1945 г. семье Дитриха стало известно, что в берлинской тюрьме его уже не было. Гестапо отказалось сообщить о месте перевода. Только летом 1945 г., много дней спустя после гибели Бонхёффера, его родным и друзьям удалось узнать маршрут его трагического пути: Бухенвальд - Шенберг - Флоссенбюрг.
Мглистым рассветом понедельника 9 апреля 1945 года в концлагере Флоссенбюрг была совершена казнь тех, кто ни при каких обстоятельствах не должен был остаться в живых. В одной из камер обнаружили Библию и томик Гёте, на них стояла подпись Бонхёффер.
В Германии чтят память великого гуманиста Д.Бонхёффера. Издаются книги его произведений, выпущена почтовая марка. В 2006 году широко отмечалось 100-летие со дня его рождения. В июле 2008 года в Праге проходил Международный Бонхёфферский конгресс, на котором освещалось значение его нравственного опыта для новых поколений.
 
автор: Семен Киперман
Еженедельник "Секрет"
Top