Скачать шаблон Joomla с JooMix.org

Русские монархи - лютеране?
Featured

12 Август 2015
Неопровержимой исторической аксиомой является тот факт, что некоторые российские монархи и члены царствующих фамилий до перехода в православие исповедовали евангелическо-лютеранскую веру.
Только в ХVIII в. более 10 членов императорской семьи до принятия православия принадлежали к лютеранскому вероисповеданию.
 
 Династические браки между католиками и православными заключались гораздо реже. Впрочем, ещё древнерусские князья вступали в браки со многими влиятельными родами западно-христианского (латинского) исповедания. Например, польский король Болеслав Храбрый выдал свою дочь за сына князя Владимира; русский князь Ярослав был женат на дочери шведского короля Олафа; сыновья Ярослава выбрали в жёны сестру трирского католического епископа Бурхарда и дочь саксонского маркграфа Оттона и т.д. Причём дочери русских князей, выходившие замуж за латинян, обязательно принимали римский обряд, а дочери западных князей могли сохранять на Руси свою веру. Всего в ХIХIII вв. было заключено 29 династических браков с католиками (из них 21 брак с русскими княгинями и 8 с русскими князьями). Православная церковь в то время не выступала против заключения подобных союзов. В последующем браки православных с католиками стали редкостью, одним из единичных случаев был брак дочери Ивана III Елены с латынником литовским князем Александром Казимировичем.
 
С XVI в. русские цари заключали браки только с лютеранами, а не с католиками. Первой православной христианкой Руси, выданной замуж за лютеранина, могла стать княжна Евфимия, племянница Ивана Грозного, одна из дочерей казнённого Владимира Старицкого. В мужья ей был выбран голштинский герцог Магнус фон Озель, брат датского короля Фридриха II. С помощью этого брака Грозный хотел не только усилить своё влияние в Ливонии, но и загладить свою вину перед племянницей. Однако Евфимия незадолго до церемонии бракосочетания умерла, и её, по приказу царя, заменила младшая сестра Марья. Обряд венчания, состоявшийся в 1573 г. в Москве проводили одновременно православные священники и лютеранские пасторы из Ливонии и Немецкой слободы.
 
Второй раз в русской истории женой лютеранина, брата датского короля, герцога Иоанна должна была стать дочь Бориса Годунова Ксения. В удел лютеранскому герцогу предназначалась Тверская область, где ему позволялось строить лютеранские церкви и беспрепятственно совершать богослужения. Однако в процессе подготовки к свадьбе, принц заболел в Москве горячкой и умер, несмотря на молитвы о его здравии, которые по указу царя произносили все протестанты города.
 
Бракосочетание великой княжны Ирины и датского принца Христиана-Вальдемара, расстроилось из-за разногласий православного и лютеранского духовенства при обсуждении тонкостей обряда венчания. Православные священники желали, чтобы брак состоялся при условии перекрещивания жениха в православие. Противоположную сторону отстаивали Вальдемар, его пастор Фильгобер и др. лютеранские богословы. Стремление заключить этот брак со стороны датского и русского правительства привело к обширной переписке священников, обсудивших почти все теологические вопросы в различии этих двух религий. Боярская дума, отступившая от обычая не допускать религиозных споров с иноверцами, разрешила в январе 1644 августе 1645 гг. вести длительную полемику о вере. Пастор Фильгобер доказывал, что совершаемое у лютеран крещение истинное, поэтому несправедливо требовать повторного крещения принца. Православные священнослужители протопоп И. Наседка и М. Рогов настаивали на том, что обливательное крещение не есть действительное таинство. Так и не пришедшие к единому мнению, священники приняли решение отказаться от намеченного бракосочетания, Вальдемар и его свита вернулись на родину.
 
Попытки Филарета Никитича Романова в 1621-1623 гг. женить своего сына, царя Михаила на иностранной принцессе-лютеранке также не увенчались успехом и лишь привели к появлению полемических сочинений против лютеранства. Однако даже процесс подготовки к подобным бракам способствовал увеличению числа лютеранских церквей в России и закреплению положения лютеран в российском обществе.
 
Так, когда в мае 1643 г. датский принц Христиан-Вальдемар, отправил в Россию свата и королевскую грамоту с брачными условиями, одним из пунктов грамоты была свобода вероисповедания для свиты принца и предоставление места под строительство церкви. Ответная царская грамота сообщала, что «у великих государей царей и великих князей Российских, и ныне у нас, великого государя, и в подданстве, и мы, великий государь, и тех в их верах и в законе воли не отнимаем, и кирки по их верам есть, и моленье своё совершают по своим верам и по закону».
 
В действительности, дело обстояло несколько иначе, поэтому необходимо было срочно исправлять положение. 13 июля 1643 г. «по государеву цареву и
великого князя Михаила Фёдоровича всея Руси указу» было велено:
 
«…дать служилым иноземцам-немцам разных чинов…
в Немецкой слободе место: вдоль 30 сажень и поперек
тоже 30 сажень… под их богомолье… и поставить избу для евангельского чтения, чтобы бога молить по их вере и двор для приезду огородить в 20 саженях». В дарственной отмечалось, что ранее у немцев уже была «изба в белом каменном городе исстари, где они по праздникам и по воскресным дням вместе для богомолия и евангельского чтения сходились», а затем по указу царя была «их изба с комнатою сломана».
 
Смешанные в религиозном отношении браки были законодательно разрешены Петром I в 1721 г. Вторая жена императора Екатерина Алексеевна (Марта Скавронская), до того как была привезена из Лифляндии, воспитывалась в Мариенбурге лютеранским пробстом Э. Глюком.
Среди ближайших родственников императора Петра I к евангелическому вероисповеданию принадлежали: жена Алексея, 

сына Петра принцесса Вольфенбюттельская

София Шарлотта, мужья племянниц
Петра Екатерины и Анны
герцоги Мекленбургский и Курляндский.          
 
 
Среди потомков Петра I до принятия православия лютеранами являлись: Анна Леопольдовна Брауншвейгская, её муж Антон Ульрих Брауншвейгский, внук Петра I герцог Шлезвиг-Голштинский Карл-Пётр-Ульрих, в православии принявший имя Петра III, его жена, ставшая русской царицей Екатериной Великой немецкая принцесса Ангальт-Цербтска
 
Супруги всех последующих русских царей и многих великих князей до замужества также исповедовали протестантизм. Наиболее известные среди них: жена Павла I внучка сестры Фридриха II Прусского Мария Фёдоровна (урожденная София Доротея Вюртембергская), жена Александра I Луиза Баден-Баденская, получившая имя Елизаветы Алексеевны. Из немецких земель в Россию прибыли: жена Николая I дочь прусского короля Фридриха Вильгельма III Фредерика-Луиза-Шарлотта-Вильгельмина, перекрещенная в Александру Фёдоровну, жена Александра II принцесса Гессен-Дармштадтская (Мария Александровна), жена Александра III принцесса Дагмара, дочь датского короля Христиана IХ. И, наконец, лютеранкой была жена последнего русского царя Николая II дочь великого герцога Гессенского Людвига IV, Александра Фёдоровна.
 
кандидат исторических наук, профессор Ольга Лиценбергер
 
Top