Теория эволюции. С.Худиев

14 Ноябрь 2014
Теория эволюции никогда не была официально осуждена Ватиканом. Официальное утверждение Ватикана о том, что "теория эволюции не противоречит христианской вере" нельзя назвать неожиданным.

Газеты отозвались заголовками "Католическая церковь закопала топор войны с Дарвиным". Но следует отметить, что в действительности у католиков хватило рассудительности даже и не браться за "топор войны" с этой научной теорией.

 
Теория эволюции никогда не была официально осуждена католической церковью, и отношение к ней менялось от отсутствия определенной позиции к постепенному принятию.
 
 
Еще 50 лет назад Папа Римский Пий XII в энциклике Humani Generis ("Происхождение человека") отметил, что Церковь не воспрещает полагать, что Бог использовал эволюционный процесс для того, чтобы сформировать тело человека. Чем же была обусловлена такая позиция? 
 
Некоторые авторы указывают на то, что "дело Галилея" побудило католиков осторожнее относиться к "разграничению полномочий" между наукой и Церковью. Дело Галилея часто используют в качестве хрестоматийного примера "конфликта между наукой и религией", однако такой пример вряд ли можно принять. 
 
Ведь в таком случае мы должны считать несравненно более жестокие преследования "вейсманистов-морганистов" и гонения на "буржуазную лженауку кибернетику" в СССР примером "конфликта между наукой и атеизмом". 
 
Однако дело Галилея служит примером того, как христиане необоснованно начинают воспринимать определенные устаревшие научные взгляды как часть своей веры. И оказываются в сложном положении, когда ошибочность этих взглядов оказывается доказана.
 
Вселенная быстрого приготовления
 
В ходе Реформации в протестантском мире порою наблюдалась склонность к буквальному прочтению Писания - в том числе первых глав книги Бытия. Реформаторы также стремились покончить со средневековой традицией, когда чтение Писания было прерогативой "ученых книжников", и отдать Библию в руки верующего народа. 
 
В руках людей простых и неискушенных в тонкостях экзегезы Писание зачастую приобретало самое простое и буквальное толкование.
 
В некоторых протестантских да и православных кругах до сих пор живо понимание Шестоднева - библейского повествования о Творении - как буквальных шести календарных суток. 
 
Католики, однако, всегда сохраняли традицию символического истолкования. И, надо признать, с определенным основанием. У нас есть простые, буквальные слова для описания того, что доступно нам в повседневном опыте.
 
Библейския язык символов
 
Когда Библия говорит, что апостолы встретили живого Господа Иисуса после того, как Он умер и был погребен, это следует понимать вполне буквально. - Мы знаем, как люди умирают, и их хоронят, и мы знаем, что значит встретить живого человека. Но когда речь идет о реальностях, находящихся за пределами нашего опыта - таких как Творение или опыт боговидения, пережитый пророками, символический язык просто неизбежен.
 
Попробуйте объяснить, например, жителю экваториальной Африки, что такое снег. - Ваш язык неизбежно будет символичным. Вам придется использовать какие-то символы и образы, знакомые собеседнику, чтобы передать то, что ему незнакомо. 
 
Возможно, вы попробуете описать снег, как "холодный белый пух, как пух у птиц, который в теплом месте превращается в воду" или как "белую холодную муку, которая покрывает всю землю". В любом случае африканец сделает ошибку, если решит, что снег - это буквальный птичий пух или холодная мука.
 
Библейский рассказ о Творении тоже неизбежно символичен. Ведь его цель - рассказать нам о Боге как источнике всякого бытия, Созидателе мира и человека, о взаимоотношениях Бога и творения, о предназначении человека и его полномочиях в тварном мире.
 
Это вероучительное послание передается нам при помощи образов, которые могли воспринять люди позднего бронзового века, образов, в которых совершенно бессмысленно искать каких-либо естественнонаучных данных. Это, к сожалению, упускают из вида как атеисты, которые заявляют, что Библия антинаучна, так и многие христиане, которые принимают навязанные им правила игры и начинают отстаивать "научную точность" Шестоднева. Библия есть вероучительное, а не научное послание. 
 
Между тем, в самом тексте книги Бытия мы находим, что Бог творит не непосредственно, но наделяя творение способностью к развитию. Вспомним, например, стихи Писания: "И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его. И увидел Бог, что [это] хорошо. (Быт.1:11,12)". 
 
Бог не творит растения непосредственно, а наделяет землю возможностью произвести их. Таким образом, творение - это не монолог, а диалог, в котором Бог придает творению, в определенной степени, автономный голос.
 
Уступка миру?
 
Однако нередко христиане видят в принятии теории эволюции некий компромисс, уступку "веку сему". Не прогнулась ли католическая церковь под изменчивый мир? 
 
Если кто-то и заслужил упреков в приспособленчестве, то только не католики. В эпоху, когда на христиан оказывается давление с тем, чтобы заставить их пересмотреть библейские взгляды на брак, человеческую жизнь и человеческую сексуальность, в эпоху, когда некоторые общины идут на уступки, ставящие их на грань отпадения от христианской веры, Ватикан остается совершенно непреклонен.
 
Позиция католиков в таких вопросах, как аборты или гомосексуализм, вызывает серьезную напряженность в отношениях со СМИ, либеральной общественностью и, нередко, государством. Вспомним, к пример, противостояние нынешнего правительства Испании и Ватикана по вопросу об однополых "браках". 
 
Католическая церковь является наиболее многочисленной христианской общиной мира. Ее приверженность фундаментальным истинам христианства несомненна.
 
Борьба с Дарвином
 
Некоторая часть протестантского сообщества — особенно в США — относится к теории эволюции недоброжелательно. Этому, на первый взгляд, есть причины. 
Воинствующий атеизм и безнравственность порою идут в нагрузку к научной теории Дарвина
Воинствующий атеизм и безнравственность порою идут в нагрузку к научной теории Дарвина
Дело в том, что теория эволюции зачастую подается в "пакете" с воинствующим атеизмом, а иногда — и самой грубой безнравственностью. 
 
Однако выступая против научной теории из-за того, что некоторые люди ей злоупотребляют, христиане дают в в руки врагам веры мощное оружие. Такая непримиримая позиция побуждает людей полагать, что теория эволюции исключает веру в Творца, и, если, эта теория выглядит хорошо обоснованной, вера оказывается ниспроверженной. 
 
Именно в этом нас пытаются убедить воинствующие атеисты вроде британского автора Ричарда Докинза, который заявляет: "Теория эволюции находит множество подтверждений, следовательно, Бога нет". Докинз с удовольствием цитирует христиан, которые разделяют тезис о несовместимости эволюции и библейской веры. Однако этот тезис просто неверен.
 
Выдающийся эволюционный биолог Феодосий Добжанский писал: "Я креационист и эволюционист.... Приходит ли эволюционная доктрина в столкновение с религиозной верой? Нет. Рассматривать священное Писание как школьный учебник по астрономии, биологии, геологии или антропологии — грубая ошибка. Воображаемый (и неразрешимый) конфликт возникает только тогда, когда символы священного Писания истолковываются в том смысле, который в них никогда не вкладывался". 
 
Истина христианского благовестия никак не зависит от состоятельности той или иной научной теории, и было бы ошибкой увязывать одно с другим. Ватикан такой ошибки не делает. 
 
 
 
 
В данном разделе публикуются материалы авторов различных конфессий. Они посвящены острым вопросам, актуальным для современного христианства, и представляют собою изложение радикально противоположных позиций.
Мнение редакции может категорически не совпадать со мнением автора.
635 K2_VIEWS
admin
Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype