РЕФОРМАЦИЯ НАВСЕГДА! П. Левушкан

 

 

 

 

В далеком 1947 году знаменитый богослов Карл Барт предложил формулу, которая вскоре стала афоризмом: «Ecclesia est semper reformanda» - церковь всегда реформируется. А затем, говоря о протестантских  церквях, уточнил собственное определение, добавив «Ecclesia reformata est semper reformanda», то есть «Реформированная церковь всегда реформируется».

Частью этого процесса стала Великая Реформация, 500-летие которой мы начинаем отмечать. Разумеется, это не означает, что до нее или после Церковь не менялась. Являясь живым организмом, она постояло находится в движении и была вынуждена в каждую историческую эпоху отвечать на знаки времени. Отвечать прежде всего новыми способами провозглашения изначальной Радостной Вести о спасении в Иисусе Христе, что неизбежно включает в себя и богословское развитие и адаптацию новых социальных реалий.

Известный католический богослов Ив Конгар писал: «Реформа внутри церкви – это нескончаемая тема ее истории… церковь постоянно реформирует себя; в действительности, она может жить, только делая это». Вселенские и поместные соборы, появление новых орденов и духовных движений, все это служило одной главной цели - восстановить веру и мораль в их первоначальной чистоте.

Однако к 16 веку сложилась такая ситуация, когда очередной призыв к реформе веры и морали, не был услышан и воспринят. И это стало началом разделения внутри Западной Церкви. Потеря единства христианского мира в Европе была причиной войн и катастроф, но также стала питательным бульоном для самого радикального в истории обновления христианского мира. Именно поэтому мы выделяем дату 31 октября 1517 года из ряда других, а фигура Мартина Лютера является знаковой для всех протестантов, независимо от актуального их вероисповедания.

Лютеранство вообще по своей сути было и остается движением в Западной Церкви, а не ее идеальной моделью. Это значит что лютеранская церковь, как отдельная конфессия, никогда не была намерением Мартина Лютера. По сути дела, его труды - это вопрошание, приглашение к диалогу о будущем Церкви.

Он стремился воплотить изначальный христианский идеал,  в актуальной ему Западной Церкви. И мы продолжаем это делать, ведя диалог с другими ее частями. Как только это произойдет и будет достигнут консенсус, в существовании лютеранства как деноминации не будет больше необходимости. Я знаю, что даже среди лютеран есть сторонники сохранения идей, концепций и даже форм служения, пришедших из XVI-XIX веков. Церковь - это живое Тело Христово, которое развивается. Это не музейный экспонат.

Но сегодня я хотел бы поразмышлять не о богословских, а о мировоззренческих изменениях, которые вызвала Реформация. Об том изменении взгляда на мир и человека, который сегодня стал общераспространенным и не воспринимается уже, как нечто необычное.

Реформация произвела революцию в благотворительности. Она провозгласила весть о безусловной любви Бога к человеку. Это была совершенно иная, нечеловеческая логика, основанная не на выводах из наблюдений, но на смиренном принятии откровения о Радостной Вести. Мы не можем ничего купить у Бога, выторговать спасение своими усилиями, филантропией, меценатством, или напротив – аскезой, умерщвлением плоти, отречением от мира. Бог просто обращается к человеку и говорит: «Я тебя любою. Я тебя прощаю. Мой Сын умер на кресте, чтобы ты мог жить в Моей любви». В этой логике, которая исходит из Священного Писания и глубочайших прозрений Отцов Церкви, изложенных современным своему времени языком, добрые дела становятся плодами внутреннего преображения, а не их причиной. Мы служим ближнему не ЧТОБЫ заслужить благоволение Бога, а ПОТОМУ, ЧТО получили Его любовь, да еще и в таком количестве, что не можем не делиться ей с людьми.

Этот тезис в итоге не привел к пренебрежению делами милосердия, как опасались противники Лютера. Напротив, страны Северной Европы отличаются наиболее развитой системой социальной помощи как общественной (в виде благотворительных организаций), так и государственной. Но изменилось намерение благотворительности. Не для того, чтобы что-то получить (спасение, вечную жизнь, славу, паблисити), но потому, что мы уже получили нечто более важное – любовь Творца, прощение, безусловное принятие, милость. И этой милостью мы делимся с ближним. Согласитесь, что это более осознанный с этической точки зрения тип поведения?

Реформация растворила  духовное делание в повседневной жизни человека. Наша работа, домашние дела, общение с близкими людьми – все одухотворено, все является формой служения Богу и сотворчества в исполнении Его планов. Это часть нашего призвания со времен Эдемского сада, где Бог поместил человека не просто так, а «чтобы он возделывал этот сад и берег его» (Бытие 2:15). Из этой концепции исходит и трудовая этика, и богословское обоснование защиты экологии, и основные положения христианской демократии и политического солидаризма. Бог правит в этом мире как через духовные средства (Свое Слово и Таинства), так и через призвание человека к определенному виду деятельности.

«Что представляет собою в глазах Божиих наш труд в поле, в саду, в городе, дома, в битве или на троне, как не детскую игру, посредством которой Богу угодно посылать свои дары в поле, дома и повсюду?  Это и есть маски нашего Господа Бога, скрываясь под которыми Он предпочитает вершить Свои дела» - писал Мартин Лютер.

Каждое призвание является проводником любви Божией. Густав Вингрен, шведский богослов, говорит об этом так:  «В своем призвании человек совершает труды, которые влияют на благополучие других, ибо таковым Бог сотворил каждое служение. Присутствуя в человеческих делах, Бог совершает Свой созидательный труд, который есть любовь и изобилие добрых даров. Посредством людей, являющихся Его «руками» и «сотрудниками», Бог распределяет Свои дары через земные призвания, поддерживая жизнь человека (пищу — через фермеров, рыболовов и охотников; внешний мир — через царей, судей и блюстителей порядка; знание и воспитание — через учителей и родителей, и так далее). Через проповедников Бог дарует прощение грехов. Так любовь Божия достигает каждого человека через наши призвания, через власти духовные и земные».

Мы не случайно дважды во время литургии произносим «во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». В первый раз - начиная литургию Слова Божьего и Таинства, где Бог служит нам Своими дарами и дает благодать, преображающую нашу жизнь и дающую силы. А второй раз - перед тем, как мы выходим из храма, чтобы служить Богу нашей жизнью, превращая в литургию все: работу в офисе или у станка, общение с друзьями и родными, наслаждение искусством и чтение книг. Все может стать духовной практикой, даже мытье посуды или работа в поле, если мы делаем это с правильным намерением. «Каждый из вас получил свой особый дар, так распоряжайтесь разумно этим многообразием Божьих даров для служения друг другу» (1 Послание Петра 4:10).

Реформация освободила человеческий разум для поиска истины. Лютеране – это люди тотально открытые на реальность и истину. Быть честным перед Богом и перед собой – то, что отличало первых Реформаторов. Христианство - это не религия фантазеров. Христианство честно смотрит на реальность и не боится задавать самые острые вопросы, даже иногда подвергая сомнению собственные положения, еще недавно казавшиеся фундаментальными. Христиане открыты на истину везде, где только можем ее встретить, помня, что Дух веет, где хочет. Ты слышишь, как он шумит, но не знаешь, откуда он и куда направляется (Евангелие от Иоанна 3:8). И одновременно, для лютеранина существует эталон, по которому оценивается любая идея или явление – Библия, Божественное откровение, данное человечеству. Эта дихотомия радикального поиска Истины и верности Священному Писанию – стала мощным катализатором для развития церкви. «Узнаете истину — и истина вас освободит» (Иоанна 8:32) - эти слова Иисуса продолжают вдохновлять новые и новые поколения лютеран.

При этом Реформация – не была Революцией. Задавая вопросы о будущем, меняя методологию прочтения древних истин, церкви реформации, прежде всего.прежде всего лютеране, не отказались от Традиции, как таковой. Да это и невозможно, ведь они сами являются частью развития живого Предания, которое представляет собой действие Святого Духа в Церкви. Формула Вселенских Соборов «изволися Духу Святому и нам» может быть применима и к событиям, которые произошли в 16 веке в Северной Европе. И это тоже влияло на развитие – лютеране используют весь духовный и мировоззренческий опыт 2000-летнего христианства, чтобы двигаться в будущее. Без резких изменений, вслушиваясь в голос Святого Духа, лютеране преображаются сами и стараются преображать мир вокруг.

Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype