Проповедь на Марк 8, 31-8 Б.Брюкле

К тому времени, о котором повествует чтение из Евангелия от Марка на сегодняшнее воскресенье, ученики с Иисусом уже провели некоторое время вместе - об этом нам рассказывают первые 8 глав. Они видели, как он воскресил дочь Иаира. Они были там же, когда он насыщал тысячи пятью хлебами и двумя рыбками. Они видели, как он изгонял демонов, исцелял больных, объявлял прощение грехов, они слышали его учение о субботе и притчи о Царстве. Их самих он послал проповедовать покаяние, изгонять демонов и исцелять больных. И все же, в 8 главе Евангелия от Марка Иисус 'начал учить их'. Возникает вопрос, а не учил ли он их все время и до этого? Однако в самой середине Евангелия от Марка Сын Человеческий провозглашает то, что составляет новое учение, новый призыв к ученикам, к народным массам. Он начал учить их и сказал: 'Кто хочет идти за Мною…'Ученики думали, что они уже приняли решение, что это и так было ясно - 'Мы хотим идти за Тобою'. Конечно, первым был Петр. По Евангелию от Марка он был первым, кого Иисус позвал прожить жизнь вместе с ним. И именно Петр, в стихах стоящих непосредственно перед нашим текстом, делает замечательное заявление - 'Ты - Христос'. Петр обратился к Иисусу титулом обетованного царя, Помазанника Божия - Мессии.И Петр, и другие ученики действительно многим пожертвовали, чтобы последовать за Иисусом - они оставили дома, карьеры, даже семьи, только для того, чтобы следовать за этим необычным учителем. Но до этого момента в Евангелии они могли бы оправдать свои жертвы теми преимуществами, которые предоставлял им Иисус - они были свидетелями чудес исцеления и великой силы. Они слышали его весть прощения и свободы. Они мечтали о справедливости для всех угнетенных, которой можно было добиться возрождением Израиля, и у них были все причины надеяться, что именно Иисус установит небесное владычество.Мы знаем больше, чем Петр. Мы знаем о торжественном въезде Иисуса в Иерусалим (остальная часть Евангелия от Марка целиком восходит к этому событию), это был не путь венчания на царство Царя, а на распятие преступника. Мы знаем, что их учитель и наш Господь пережил великую агонию. Мы знаем также, что обетование учителя будет исполнено - он воскреснет на третий день и, это событие подтверждает, что Он - Сын Божий. Поэтому, возможно, жалея Петра за недостаток знаний, нам легко усмотреть его критическую ошибку, когда он упрекнул Иисуса за предсказание смерти и отказа от Него. Мы знаем о смерти Иисуса, и что его смерть означает. Таким образом, хоть слова Иисуса немного удивляют нас своей резкостью, мы должны согласиться с ним, что даже первый среди учеников думает 'не о том, что Божие, но что человеческое'. Мы отмечаем в Петре трагическое непонимание служения Иисуса, что впоследствии приведет к его отказу от Спасителя накануне распятия.Конечно, мы знаем больше, чем Петр, о том, что же будет дальше с Иисусом и с теми, кто последовал за Ним. И все же наша склонность критиковать Петра за его ошибку выдает наше самовлюбленное и самодовольное 'ученичество'. Судя Петра издалека, представляя самих себя на месте праведных и правых, разве мы не представляем в таком случае себя на месте одной из тех религиозных властей, чьи возражения на учение Иисуса и протест против очищения храма (по синоптическим Евангелиям) были прямой причиной казни на кресте? И кроме самодовольной праведности, не будет ли уместно заметить то, что и мы, возможно, тоже стараемся достичь славы Иисуса, минуя его страдания? Минуя агонию Страстного времени, стремясь вперед к пасхальной победе?Мы осознаем, что Петр ошибался, желая избежать страданий. Но Петр, по крайней мере, хотел избежать страдания своего друга. Посмотрим же на себя - более, чем часто, мы ищем путей спасти именно самих себя. Мы чувствуем угрозу со стороны мира - в отсутствии физической и финансовой безопасности, в возможности одиночества и болезни, в неизбежности смерти. В таких условиях, как звери, загнанные в угол, мы боремся за выживание. Если самосохранение - наша главная задача, в жизни не остается места для наших моральных и духовных ценностей (не говоря уже о заботе о ближнем), которые начинают служить лишь прикрытием для наших эгоистических интересов. То, что не является поводом для сделок, становится защитой того, что является 'нашим', исключая истинное ученичество и непосредственно связанное с ним самопожертвование. Конечно, мы думали, что мы были в числе тех, кто решил последовать за ним, но когда он начинает говорить о кресте, мы чувствуем, что готовы скорее уйти, чем пострадать. У нас и так достаточно мучений и отрицания, так зачем же брать на себя дополнительное страдание в ученичестве?Возможно, настоящим потрясением для нас будет увидеть себя в таком свете, потому что многие из нас 'добрые' и 'почтенные' христиане, которые, кажется, ведут достойный образ жизни в соответствии с заповедями. Чем ближе, как нам самим кажется, мы ко Христу, тем больше мы игнорируем его весть - 'Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее'. Однажды Марк Твен сказал, 'Многих людей беспокоят те места в Писании, которых они не понимают; но что касается меня, я всегда замечал: меня беспокоят именно  те места, которые я понимаю'. Мы понимаем, и это горькая правда - высокое самомнение и самосохранение ничего не имеют общего со следованием по пути Спасителя.Возражение Петра носит такой же современный и личный характер, как и наш инстинкт самосохранения, наша жажда безопасности и славы, и здоровья, и жизни. И если нам вообще нужен Бог, то это должен быть Бог безопасности - Бог непобедимый, самодостаточный, все контролирующий. Бог, дарующий нам победу здесь и сейчас, и обещающий, и защищающий от всевозможного зла.Но в Евангелии, дорогие братья и сестры, мы находим другого Бога - Бога страдающего, Бога, умирающего за нас на кресте. Бог пришел в мир немощным младенцем, прожил жизнь в обычном теле человеческом, делал то, что люди делают, претерпевал искушения и все оттенки эмоций. Бог дружил с отверженными и грешниками. Бог стал уязвимым ради нас. Бог, который не стал таким как мы, постыдился бы нас в последний день - такой Бог не простил бы Петра (также как и всех нас), не простил бы грех нашего отказа от него. Но Бог на кресте свидетельствует о том, что нет границ божественной любви; эта любовь взяла на себя то наказание, которое заслужили мы, так, чтобы мы могли жить в той любви во веки. Иисус не пришел в мир во славе и мощи, хотя он и мог бы. Нет, он принял на себя хрупкую плоть, зная, что его отвергнут, и, принимая наш отказ принять его, он побеждает даже наше отрицание. Даже самый страшный грех не может не преклониться пред силой этой любви.Мы можем отрицать страдание, Его или наше собственное, тем не менее, оно наступит в мире человеческой свободы. И как мы поступаем в минуты страдания - боремся за сохранение наших дорогих владений и нашей драгоценной гордости, или же мы возвращаемся к тому, что было дано нам при крещении, ко кресту, которым мы навеки отмечены? Каждый день возвращаясь к нашему крещению, каждое утро провозглашая 'Я крещен', мы вспоминаем, что Бог сделал для нас, и это - напоминание нам кто мы есть на самом деле.Зная, что в основе нашей личности распятый Бог, мы можем возрастать в вере, надежде и любви. Это ученичество. И это ученичество тоже имеет цену. Понимая, что Бог - источник того, кто мы есть, мы можем зайти туда, куда бы никогда не зашли. Мы можем попасть в концлагерь, как матушка Мария Скобцова, православная монахиня, которая сдалась фашистской полиции вместо молодой еврейской женщины и, таким образом, приняла мученическую смерть. Принимая крест ученичества, зная, что нам уже обетована вечность с Божественным, мы можем отправиться в тюрьму и на казнь, как это сделал немецкий пастор Дитрих Бонхоффер, чья деятельность в немецкой Церкви верных во время Второй Мировой войны не только истощала его физически, затрудняла его отношения с теми, кого он любил, но и мучила его совесть, в то время как он пытался следовать Христу через моральное минное поле. Немногие из нас призваны сделать величайший дар, отдать саму жизнь ради Евангелия. Но жизнь, смерть и воскресение Христа выкупили нас от греха, освободили нас от власти эгоистического величия, делая возможным наше служение ближним. В моменты величайшего страдания и в обычные будни, Бог дает нам возможность ответить на эту любовь, подчиняя все наши ценности (хорошие сами по себе, такие как материальная собственность, безопасность, семья, национальные традиции) тем духовным ценностям, которым нас учил Иисус.Наши православные братья, когда проповедуют, держат крест. Даже если слова проповеди минуют слушателей, образ креста остается. Если вы больше уже ничего не видите в церкви, если ни один из гимнов больше не воодушевляет вас, если вы не можете сосредоточиться на молитве, представьте себе крест. Он призывает вас взять его. Вы знаете, вы не смогли бы его взять, если бы Спаситель не был с вами, на пути к кресту и после, через эту жизнь и в жизнь будущую. Аминь

Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype