Проповедь на Лука 2,22-32 М.Лютер

(А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа, как предписано в законе Господнем, чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу, и чтобы принести в жертву, по реченному в законе Господнем, две горлицы или двух птенцов голубиных. Тогда был в Иерусалиме человек, именем Симеон. Он был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева; и Дух Святый был на нем. Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня. И пришел он по вдохновению в храм. И, когда родители принесли Младенца Иисуса, чтобы совершить над Ним законный обряд, он взял Его на руки, благословил Бога и сказал: Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля.)Евангелие от Луки 2:22-32Перед нами весьма поучительное повествование и к тому же прекрасная проповедь и пророчество, которое старец Симеон публично провозглашает в храме о Младенце Иисусе. Оно соответствует другим откровениям, благодаря которым этот Младенец будет известен в мире, особенно среди Своего собственного народа.Первое откровение было дано через ангела Гавриила Деве Марии (Лк. 1), второе — Иосифу через ангела (Мф. 1), третье — через Елизавету, мать Иоанна Крестителя (Лк. 1), когда она приняла Святую Деву Марию, Матерь Господа, и младенец взыграл в ее чреве. Четвертое откровение было дано Захарии, отцу Иоанна (Лк. 1). Ибо, хотя он не называет Личность по имени, тем не менее, он ясно свидетельствует о том, что Господь Христос близок, а также о том, что Бог вспомнил о Своем завете и исполнил его.Эти откровения имели место до рождения Христа. За ними последовали другие, после того как Он родился. Сначала ангел — пастухам на земле, которые затем не молчали, но повсюду распространяли весть о проповеди ангела (Лк. 2). Затем откровение через звезду в языческой стране (Мф. 2). И, наконец, откровения через старца Симеона и пророчицу Анну, которые свободно и публично в храме проповедовали о Младенце Иисусе, о том, что Он был утешением Израиля, который спасет весь мир от греха и избавит от смерти.Но с Симеоном происходит нечто примечательное. Евангелист свидетельствует о нем, что он был праведным и благочестивым мужем, который ожидал утешения Израиля, то есть вся надежда состояла в том, что Бог вскоре исполнит Свое обетование и пошлет Господа Христа, и, наконец, он также имел твердое упование на то, что не умрет, пока не увидит Господа Христа.Это было не простое предчувствие, подобное тому, как иногда мы думаем о том или другом, что затем действительно происходит, но здесь Святой Дух коснулся его сердца. Несомненно, это произошло через Слово Божие, которое он прочел в пророчестве святого патриарха Иакова (Быт. 49), а именно, что Христос придет, когда скипетр будет взят от Иуды и перейдет к чужеземному народу. Далее он наверняка размышлял над расчетами Даниила относительно семидесяти недель (Дан. 49:24). Эти пророчества дали старцу столь основательное руководство, что он смог поверить, что настало время, когда родится Христос. Воистину, Святой Дух привел его еще дальше, ибо он пережил это, своими глазами увидев Господа Христа и взяв Его на руки.Когда Мария и Иосиф по предписанию закона вошли в храм и принесли Младенца Иисуса пред Господом, чтобы искупить Его жертвой, в тот же миг вошел старец Симеон. Он сделал это не случайно и не по своему обыкновению, но он от Святого Духа заранее знал об этом в своем сердце и думал: «Теперь настал миг, когда Бог утешит меня. Теперь я найду в храме то, чего я никогда не находил там прежде, но чего я так долго ожидал с сердечным упованием». Он тотчас спешит к Младенцу, которого он с радостью принимает из рук матери, обнимает и целует. Затем он произносит для всех прекрасную проповедь о том, что он думает об этом Младенце.Для народа эта проповедь, наверняка, была странной. Особенно священники, должно быть, сочли старца Симеона безумным. Ибо Младенцу Иисусу было шесть недель от роду, Он был подобен другим, а кроме того, преткновение заключалось в том, что они были бедняками, не имевшими никакого влияния. Но Симеон не дает ввести себя в заблуждение, а прямо говорит: «Этот Младенец принесет нам всем подлинную пользу, если мы желаем спастись, не только иудеям, но язычникам и всему миру».Дорогой старец Симеон, как ты узнал об этом? Как ты можешь видеть это в Младенце? Ведь сей Младенец такой же, как и все прочие. Ведь круглый год в храм с большой помпой приносят множество детей знатных людей. Воистину, это подлинное чудо, откровение Святого Духа. Иосиф и Мария, должно быть, дивились сему и понимали, что Святой Дух находится рядом с этим человеком и говорит его устами. Ибо иначе Симеон не мог знать то, о чем они оба, Мария и Иосиф, услышали и узнали от ангела.Отсюда можно видеть, какой тогда была церковь и как Святой Дух просвещал ее и управлял ею. В Иерусалиме были первосвященники, Ирод, книжники, левиты и фарисеи. Им не было дела ни до Писания, ни до Мессии. Они не думали ни о чем, кроме того, как им жить в великой чести, силе и роскоши.С другой стороны, там была бедная, небольшая и кроткая группа: Мария и Иосиф, Захария и Елизавета, пастухи, Симеон и пророчица Анна. Их упование и утешение было обращено не к миру сему, но к обетованию о Христе. Его они ожидали, ему они радовались, ему они также стали сопричастны. А первосвященники остались без него.То же происходит и сегодня. Истинная церковь — бедная, малая, кроткая и презренная группа, имеющая свое утешение в Боге и Его Слове. Она занимается им, и ей нет дела ни до чего иного. Папа и его приспешники, называющие себя истинной церковью, наоборот, не желают истины в вопросах о Боге, о Христе и о Его Слове. Они и не найдут истины до тех пор, пока интересуются лишь тем, что относится к миру сему, и хотят, чтобы их хвалили как христиан за то, что у них есть больше силы, власти, имущества и денег, чем у других христиан.Не следует впадать в соблазн из-за какой-либо из этих сторон. Первосвященники имеют служение и пребывают в нем, но всё же не составляют истинной церкви. Также папа и епископы имеют служение, но всё же не составляют церкви, а также не являются истинными христианами, поскольку они не приняли и не поддерживают Слово, но преследуют его. И наоборот, Мария и Иосиф, Симеон и Анна — это простые и неученые люди, которых никто не считает чем-то. Но они одни имеют и знают Христа. У них обитает Святой Дух, и Он ведет и назидает их, так что они узнают Христа и обретают спасение.Повторяю, не следует впадать в соблазн из-за какой-либо из этих сторон. Никто не должен думать: «Поскольку папа и его приспешники занимают столь высокие должности и обладают огромной властью, они не могут ошибаться, но должны быть народом Божиим». Нет, когда родился Христос, было иначе. Ты можешь ясно видеть это. С другой стороны, не следует презирать бедную группу или думать: «Что такие люди могут знать о чем-то великом?» А именно, Бог так ведет Свое царство на земле, что мудрые и разумные не хотят иметь его, но бедные и нуждающиеся радуются ему. Ибо они не имеют и не знают никакого иного утешения, а другие утешают себя своей силой, властью, богатством и тому подобным.Пусть же этого будет достаточно о первой части данного повествования о том, что старец Симеон через Святого Духа узнаёт Младенца Иисуса и то, что Он — истинный Христос.Теперь мы хотим перейти к рассмотрению проповеди Симеона, в которой он учит нас тому, чего он ожидает от этого Младенца и как он использует Его себе во благо, а также, что Он совершит среди других людей во всём мире. Сейчас мы обратим на это внимание, дабы и мы могли узнать Господа Христа и обрести спасение.Евангелист прежде говорил о том, что старец Симеон получил от Святого Духа откровение о том, что не увидит смерти, прежде чем не увидит Помазанника Господня. Когда это исполнилось в храме и он увидел Младенца Иисуса своими глазами и взял Его на руки, он возрадовался и сказал: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыка, по слову Твоему, с миром». То есть: «Теперь я могу спокойно умереть без страха и трепета, воистину, с подлинной радостью». Это поистине необычайная и удивительная речь. Ибо мы все прекрасно знаем, как обычно ведет себя мир, когда приближается смерть. Нет никакой радости, но лишь тревога, скорбь, нужда, страх, трепет, плач и стенание. Природа не может вести себя иначе. Это можно видеть на примере неразумных животных, хотя они умирают лишь естественной смертью.Но среди нас, людей, царит смерть, которая называется платой за грех, ибо она послана нам из-за греха. И каждый из нас может испытать, насколько робким грех делает человеческое сердце. Поэтому наша смерть несравнимо труднее и ужаснее смерти других существ. Ибо мы должны трепетать перед гневом Божиим и перед судом, который следует за смертью и длится вечно. Если бы этого не было, человек не принимал бы смерть так близко к сердцу. Разумеется, также трудно покидать мир и оставлять жену и детей, хороших друзей, роскошные дома и прочие вещи, которыми мы дорожим здесь на земле. Однако, это ничто по сравнения с ужасом от того, что мы знаем, что являемся грешниками, что нам предстоит суд Божий и что мы ни на одно мгновение не находимся в безопасности от смерти, от которой мы не сможем защитить или избавить себя.Поэтому мир полностью переворачивает песню Симеона и поет вместо нее, когда приближается этот миг: «Боже, я не был Твоим слугой, и теперь я оставляю мир в тревоге. Мое сердце скорбит и стеснено, и не знает никакого покоя. Я прекрасно знаю, что я оставляю здесь на земле, но не могу знать, что я затем получу взамен. Но я должен бояться гнева Божия, наказания и вечного осуждения». Таково настроение человеческих сердец, когда приходит этот миг, и им приходится расставаться с этим миром. И здесь разум не может утешить или прийти с другими мыслями. Он не может ничего, кроме как робеть, тревожиться и трепетать.Поэтому высшее из всех искусств — если бы мы только могли научиться ему и усвоить его — состоит в том, что расположение сердца Симеона совершенно иное. Он стар и видит смерть перед глазами. Он чувствует ее в своем холодном теле и во всех своих суставах, ибо с каждым днем она всё ближе. Ибо старики слабеют с каждым днем. Но он не позволяет этому беспокоить его. Напротив, он молится о том, чтобы это произошло скоро. Ибо он бесстрашен и не беспокоится о том, что умрет. После того, как он увидел Спасителя, смерть желанна для него. Если бы этого не произошло, никто не мог бы радоваться, и ни одно сердце не могло бы быть смелым в смерти.Что же делает сердце столь радостным и смелым? Ведь Симеон также был человеком и не всегда поступал надлежащим образом. Перед Богом он также должен был взять на себя вину за это, как и всякий другой грешник. Но как грех и мир в душе могут ужиться друг с другом? Грех и тревога или нечистая совесть уживаются прекрасно. Но мир не может находиться рядом с грехом. И всё же Симеон не позволяет смерти смутить или устрашить себя, а также не позволяет греху лишить себя мира в сердце. Это неслыханное и несравненное искусство, превосходящее всё, на что способна природа. И нам нужно научиться ему, ибо однажды мы окажемся в той же беде и опасности.Дорогой Симеон также не завистлив. Он с радостью хочет поделиться этим полезным искусством с нами. Поэтому он ясно говорит, откуда в сердце приходит такой мир. «Ибо, — говорит Он, — видели очи мои спасение Твое». Он говорит о Младенце Иисусе и дает Ему имя. Он называет Его «спасением». Спросил ли он у матери, как зовут Младенца (что маловероятно), или нет, это вполне подходящее имя; как будто ангел крестит Младенца, чтобы Он стал спасением, поистине, Божиим спасением, то есть тем, кого Сам Бог поставил и определил Спасителем. Об этом имени мы говорили в праздник Рождества и в день Нового Года.В мирских делах Бог также поставил для нас помощников, таких как светская власть для управления страной, отец и мать для принятия решений в доме, врач при болезни и юристы в суде. Но нам не следует воображать, что Младенец Иисус — помощник того же рода, что и они. Тогда Симеон смог бы так же получить через Него освобождение от греха и смерти, как и через власть или отца с матерью. Ибо они сами являются грешниками и не могут защитить себя от смерти.Теперь Симеон свободно и открыто исповедует, что может уйти с миром, ибо он видел этого Спасителя. Отсюда следует, что этот Младенец — Спаситель от греха, смерти и ада, иначе Симеон не мог бы так утешать себя Им. Обратите на это пристальное внимание! Ибо это легко сказать, но содержание слов безмерно глубоко. Прежде всего, ясно, что одному лишь этому Младенцу Симеон дает такое имя. Отсюда должно следовать, что никакой другой младенец не может быть спасителем, способным избавить от греха и смерти, как бы он ни звался и ни выглядел, и кем бы его ни считали. Тот, кто принимает кого-то другого за своего спасителя, обманывает самого себя и остается в грехе и в смерти.Этим именем, которое он дает Младенцу, Симеон, таким образом, заграждает уста всему закону Моисееву и всему священству вместе с жертвоприношениями и прочим богослужением, и предупреждает каждого не принимать ничто подобное за своего спасителя. Ибо тот, кто не имеет ничего другого, кроме закона, жертвоприношений и своих добрых дел, должен вместе с ними отправиться к дьяволу. Этому не поможешь. Ибо, поскольку один сей Младенец называется Спасителем, отсюда следует, что ничто, кроме этого Младенца, не может избавить от греха и смерти.Что же воображают иудеи, принимающие и восхваляющие свои жертвоприношения и десять заповедей как своего спасителя? Что воображает папа и его приспешники, которые делают себе спасителя из мессы, паломничеств, индульгенций и прочих дел? Однако несомненно, что это имя принадлежит лишь сему Младенцу и никому другому, никакому делу или существу на небе или на земле.Вот почему Симеон выражается так точно и определенно, говоря: «Ибо видели очи мои спасение Твое, Твоего Спасителя, которого Ты, небесный Отче, поставил и сделал Спасителем». Ибо мир не может перестать учреждать и создавать спасителей от греха и смерти. Иудей верит, что, если он не ест свинину, соблюдает субботу, обрезан и т. д., это поможет ему обрести благодать у Бога. Монах верит, что, если он проживет всю жизнь в монастыре, это дарует ему спасение. Один держится за одного святого, другой — за другого, чтобы они молились за него и были его спасителями. Особенно при папстве не было меры и конца глупым делам и идолопоклонническому богослужению.Итак, Симеон очень хотел предостеречь каждого от такого и побудить нас принять того, кто является не придуманным спасителем, но кого поставил Сам Бог. Ведь мы всё же должны признать, что нам нужен Спаситель, и если мы примем Его, то не ошибемся, а обретем помощь. Вот почему этот Младенец находится здесь. Бог, небесный Отец, послал Его, дабы Он был нам в помощь и во спасение.Тот, кто имеет этого Спасителя, который является Божиим спасением, может обрести спокойное и безмятежное сердце. Ибо, как бы ни была ужасна смерть, как бы ни был силен грех, и как бы ни был лукав и ядовит дьявол, у нас всё же есть Божие спасение. А это значит, что у нас есть всемогущий и вечный Спаситель, который достаточно силен, чтобы перенести нас из смерти в жизнь, из греха в праведность.Но при этом всё зависит от того, откроем ли мы наши глаза вместе с дорогим Симеоном, посмотрим ли на этого Младенца, возьмем ли Его на руки и поцелуем ли Его, то есть свяжем ли мы нашу радость, наше упование, наше утешение и наше сердце с этим Спасителем. Ибо, если в своих сердцах мы твердо убеждены в том, что сей Младенец является Божиим спасением, посредством которого Бог хочет избавить нас от греха и смерти, это должно привести к тому, что мы будем радостны и не позволим греху и смерти запугать нас. Ибо у нас есть Спаситель от них.Но каким образом помогает этот Младенец? Лишь так, как об этом говорит Иоанн Креститель, ибо Он есть Агнец Божий, который берет на себя наши грехи и за них приносит Самого Себя в жертву на кресте. Поэтому Младенец Иисус — единственный истинный Спаситель, который избавляет от греха и смерти без каких-либо наших дел, лишь Своей смертью и Своим воскресением. Ибо христианин не заслуживает прощение грехов и не получает его благодаря тому, что он благочестив и руководствуется волей Божией, хотя Бог хочет иметь от нас такое послушание. Тот, кто не хочет проявить такое послушание, не повинуется Богу и остается в своих грехах.Итак, это единственное правильное и надежное искусство для того, кто хочет избежать смерти и освободиться от греха. Ему нужно держатся за этого Спасителя, которого поставил Сам Бог, чтобы Он взял на Себя наши грехи. Заплатил за них и тем самым спас нас. Тот, кто держится за Него, может сказать вместе с Симеоном: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыка, по слову Твоему, с миром». Затем смерть и другие беды могут угрожать ему, как им угодно. Но гот, кто уповает своим сердцем на что-то иное, не обретет мира. Его сердце останется боязливым и робким, ибо у него нет никакого спасителя, и поэтому он должен оставаться во грехе и в осуждении.Но нам не следует думать, что Симеон имел какое-то преимущество перед нами потому, что он видел младенца Иисуса своими плотскими глазами и осязал Его своими руками. Ибо его спасло не плотское видение. Многие другие иудеи видели Его и всё же погибли. Но Симеона спасло то, что он веровал, что этот Младенец — Спаситель. Он не мог видеть этого своими глазами, но должен был веровать сердцем, хотя своими глазами он видел лишь младенца, такого же, как и все прочие шестинедельные дети. Если ты поступаешь так же, то Симеон имеет совсем малое преимущество, воистину, не имеет никакого преимущества перед тобой. Ибо, хотя он видел то, чего ты не можешь видеть своими глазами, ты все же веруешь совершенно так же, как веровал он. И эта вера избавляет тебя от греха и смерти точно так же, как она избавляла его. Чего же большего ты можешь желать?В этом также причина проповеди Симеона о сем Младенце. Он не хотел обладать им один, но также взял с собой в компанию других и сказал: «Которое Ты уготовал пред лицом всех народов».Сей Младенец — Спаситель от греха и смерти, и Симеон утешает себя этим. Но он говорит: «Бог сделал это не только ради меня. К обществу помилованных также принадлежат другие. Ибо Бог приготовил это спасение всем народам. Таким образом, сей Младенец будет принадлежать не только мне или Своей матери, Он будет Спасителем не только того или иного человека, но всего мира». Усвой же это вновь: Симеон не проводит совершенно никакого различия между иудеями и язычниками, хотя в отношении богослужения и других дел различие между ними было огромно. Но ему нет дела до того. Он видит, что, когда речь идет о грехе и вечной смерти, никакого различия нет. Иудеи, как и язычники, являются грешниками и заслужили вечную смерть. Им не поможет то, что они обрезаны, называются избранным народом Божиим, имеют и соблюдают закон; тем самым они не освобождаются от греха и смерти. Если они хотят спастись от них, это должно произойти лишь через сего Спасителя.Поэтому он стрижет всех под одну гребенку и говорит: «Бог послал и поставил этого Спасителя для всех народов, как гласит и обетование Аврааму о том, что в семени его благословятся все племена земные». А гот, кто говорит: «все племена земные» или, как Симеон: «все народы», не исключает ни иудеев, ни язычников.Но если все племена благословятся, отсюда следует, что прежде все племена пребывали под проклятием и гневом Божиим. Итак, если этот Спаситель уготован всем народам, также ясно, что все народы не имеют помощи и спасения, если не имеют Его. Поэтому Симеон делает всех равными и говорит: «Иудеи и язычники — осужденные грешники. Если они хотят спастись, это должно произойти лишь через сего Спасителя».Во-вторых, обрати пристальное внимание на эти слова и подумай о том, какое великое утешение они содержат. Все наши борения, скорби и тревоги происходят от того, что мы не можем отрицать, что являемся грешниками и поэтому должны трепетать пред Богом, если сегодня или завтра нам придется умереть. Ибо мы боимся, что тог да Он поступит с нами, как мы того заслужили, и накажет нас за грехи. Мы не можем поверить в то, что Он хочет быть милостивым, простить грехи и совершенно без наших заслуг и достоинств даровать нам спасение. На что же указывают такие мысли, как не на то, что Бог, по существу, становится немилосердным Богом, неумолимым судьей, который не хочет быть снисходительным, но дает волю Своей строгости, дабы наказание свершилось? Так наши сердца думают о Боге, и поэтому они робки, склонны к отчаянию и не знают ни совета, ни помощи, чтобы устоять на суде Божием.Но что же говорит здесь Симеон? Он описывает Бога совсем иначе, чем ты думаешь о Нем в своем сердце. Ибо, если бы Бог желал наказать грешников, а не явить им милость, зачем Ему нужно было бы даровать нам Христа, дабы тог стал нашим Спасителем? Но Симеон говорит, что Бог приготовил, поставил и учредил сего Спасителя, дабы все народы могли обратиться к Нему и обрести спасение через Него.Поэтому воля и намерение Бога состояли в том, чтобы, как говорит и Св. Павел в 1 Послании к Тимофею 2:4: «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины». И здесь речь идет не о спасении во временном плане, но об избавлении от греха и смерти. Ибо для сего предназначен этот Спаситель, которого Бог уготовал для всех народов. Кому же нужно бояться или страшиться такого Бога, который очень хочет, чтобы в вечности у нас всё было хорошо, и поэтому учреждает и дарует всё необходимое?Однако то, что некоторые, и даже большая часть людей, осуждены и не спасаются, зависит вовсе не от того, что Бог этого хочет или что Ему приятно видеть, что людям так плохо. Но это зависит от того, что люди не руководствуются милостивой волей Божией и не хотят принимать того Спасителя, которого Бог послал для того, чтобы Он спас всех. Если бы какой-то богач захотел раздать большие деньги всем нищим в городе, но некоторые не пожелали бы прийти к нему и принять от него деньги, кто был бы виноват в том, что эти нищие остались бедными, а не разбогатели, как прочие? Виноват не богач, а они сами, ибо они были столь ленивы и безразличны, что не пожелали пойти туда, куда их позвали.Именно так происходит в мире. Благочестивый старец Симеон не лжет. Бог приготовил это спасение, дабы все народы обрели его, насладились им и достигли блаженства через него. Что ж делать, если иудеи были так развращены, что не захотели иметь его, как и язычники, а, может быть, и ты сам? Тогда иди своей дорогой и ищи себе других спасителей, и тогда увидишь, что с тобой будет. Ради тебя Бог не будет делать ничего особенного. Если ты хочешь спастись, прими этого Младенца. Если ты веришь, что Бог ради этого Младенца хочет быть милостив к тебе, простить твои грехи и даровать тебе спасение, ты непременно будешь спасен. Ибо это — Спаситель от греха и смерти. Если же ты не желаешь спасения, то есть не принимаешь Его, оставайся под гневом и проклятием Божиим. И тогда не обвиняй в этом никого, кроме самого себя, своего грубого, ужасающего неверия и злобы.Следовательно, Бог не виноват. Ведь Он приготовил спасение, и то, что Он так поступил, является доказательством того, что Он не хочет гневаться или позволить нам погибнуть без помощи. Воистину, более того, Он приготовил его для всех народов, дабы его мог обрести каждый, не только Симеон, Мария, Петр и Павел, но все народы без исключения. Тот, кто нуждается в избавлении от греха и смерти, может прийти, ибо Бог как милостивый Отец приготовил сие.Поэтому остерегайся, чтобы из-за неверия не исключить самого себя и самому не отречься от этого спасения. Ведь Бог не только обещал нам его, но с великой верностью также дал нам его, как проповедует здесь Симеон. Ибо, дабы никто не подумал, что своими словами он подразумевает нечто иное, он делает к ним ясное добавление и прямо говорит, как и почему Бог приготовил это спасение. Итак, он говорит: «Свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля». Смысл здесь представлен ясно и понятно. Во-первых, под всеми народами подразумеваются как иудеи, так и язычники. Во-вторых, для чего приготовлено это спасение? Язычники пребывают в глубокой тьме, ибо, поскольку у них нет Слова Божия, они не могут ничего знать о Боге. Дьявол и Бог для них одинаковы. Ибо они одинаково боятся Бога и дьявола. Воистину, известно, что часто они скорее ищут помощи у дьявола и надеются больше на него, чем на Бога. Поэтому там, где нет знания о Боге, возникают всевозможные грехи, такие как идолопоклонство, богохульство, а также всяческие извращения и пороки. Так обстоит дело с язычниками.Бог готовит это спасение также для язычников, как ясно объявляют слова. Но почему? Может быть, потому, что Он хочет, чтобы они оставались во тьме и осуждает их? Нет, не думайте так о Боге. Это было бы несправедливо по отношению к Нему. Но Бог приготовил сего Спасителя для того, чтобы Он просветил язычников, то есть привел их к Слову Божию и к познанию Бога, и даровал им спасение. Христос сделает это ради язычников, этих великих грешников, и Он сделает это по повелению Бога Отца, ибо Отец желает сего.Бог, в котором нет никакой злобы, гнева или неприязни, но есть чистая милость, доброжелательство, любовь и дружелюбие, должен быть милостивым Богом. Гак говорит и Христос в Евангелии от Иоанна 3:16: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Поэтому мы не можем оказать Богу большего бесчестья, чем если мы думаем о Нем, что Он хочет быть нашим врагом и позволить нам погибнуть во грехе из-за того, что мы согрешили против Него. И всё же, мы замечаем, как прочно и глубоко такое неверие укоренено в наших сердцах. Иначе мы были бы смелее, а наши сердца стали бы более радостными, а не столь робкими и трепещущими.Отсюда также можно понять, как усердно праведный Симеон изучал пророков. Ибо он обладает этим знанием не сам по себе. Но он выяснил время, когда придет Христос, из пророчеств Иакова и Даниила. Из обетования Аврааму он также узнал, что этот Спаситель будет принадлежать всем народам или племенам на земле, дабы искупить их от проклятия и избавить их от греха и смерти. Также он изучал Книгу Пророка Исаии и из нее узнал, что этот Младенец будет светом язычников. Ибо Бог говорит в Книге Исаии 49:6: «Мало того, что Ты, — это Он говорит Христу, — будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли». Должно быть, Симеон внимательно изучал это речение и запечатлел его в своем сердце. Иначе он не смог бы столь искусно включить его в такую краткую проповедь или песнь хвалы. Итак, язычники получат пользу от этого Младенца Иисуса, ибо Он будет их светом, даст им Евангелие и приведет их к знанию о Боге и к вечной радости. Он послан именно для этого.Иудеи не бродили в такой ужасной тьме, как язычники, ибо у них было Слово Божие, и они назывались «народом Божиим». Поэтому для них также сиял чудесный свет, о котором не знали язычники. Что же Христос сделает для иудеев? Или что Бог поручил Ему совершить среди них? Он будет их славой или честью. Ибо, хотя Бог наилучшим образом украсил этих людей Своим Словом, богослужением и всевозможными дарами, унаследованная нечистота всё же прилипла к ним. Поэтому они погрязли в грехе, были во власти смерти и не могли сами освободиться от нее. Этот позор был намного больше их внешней славы. Вот почему Симеон говорит: «До сих пор иудеи в мире имели больше славы, нежели все язычники. Но эта слава была невелика по сравнению с тем позором, который всё еще лежит на них. Теперь же они воистину войдут в славу. Ибо, через этого Спасителя они будут народом Божиим не только на время здесь на земле, но и навеки на небесах. Вот что имеет в виду Исайя, когда он говорит, что Христос восстановит колена Иакова и возвратит остатки Израиля.Итак, здесь перед нами — прекрасная и чудесная проповедь о Христе и о том, что Он исполнит и как мы получим пользу от Него. Здесь мы слышим, как через Него, нашего Спасителя, мы обретем спасение, и как мы можем обрести спокойное и радостное сердце перед лицом смерти и всяческих бедствий и искушений. Сегодня нужно проповедовать об этом, поскольку Евангелие сего праздника и дорогой патриарх Симеон своим пророчеством дает повод для этого.Но что происходит? Папа сегодня занят совсем другими делами. Прежде всего, он освящает воск и свечи. Это чрезвычайно важное дело. Ибо, как иначе умрет христианин, если перед ним не будут держать зажженную освященную свечу? Также пришел бы конец всем бедным роженицам, ибо, как думают люди, их забрал бы дьявол, если бы из таких освященных свечей не делали бы крестики и не прикрепляли бы их к стенам. О, слепцы! Вам следовало бы вместе с праведным Симеоном взять Младенца Иисуса на руки и направлять как умирающих, так и рожениц к Нему как к единственному утешению. Но вместо этого вы хотите заниматься возвышенными делами с восковыми свечами, которые должны изгнать дьявола и отвратить вечную смерть.Далее они устраивают процессию, в которой каждый несет в руке горящую свечу. И сегодня в папских церквях совершаются великолепные богослужения, а это ношение свечей должно обозначать ту процессию, когда Иосиф и Мария шли в храм с Младенцем. Впрочем, есть множество толкований того, что обозначают свечи.Если спросить откуда происходит этот обычай и это богослужение, сами паписты ответят, что в начале это был языческий обряд. В первый день февраля люди в городах и деревнях ходили с зажженными свечами. Затем папа изменил этот обычай и добавил к нему богослужение. Что же можно сказать об этом папе и ибо всех папистах, которые вновь учатся у язычников тому, какое богослужение следует совершать в христианской церкви? Это ослепление — их заслуженная награда за то, что они пренебрегли прекрасной проповедью о Младенце Иисусе, и им нет дела до нее.Поэтому нам нужно усердно благодарить Бога за Его благодать, ибо Он спас нас от такой слепоты, так что теперь мы можем видеть прекрасный и спасительный свет, о котором говорит здесь Симеон.Наш дорогой небесный Отец по Своей милости да позволит нам сохранить этот свет и просветит им нас, утешит нас, обрадует нас и дарует нам вечное блаженство. Аминь.Мартин Лютер. Домашняя постилла. Пер. В. Володина.
 СПб.: Светоч, 2011. С. 635-647

Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype