Скачать шаблон Joomla с JooMix.org

Проповедь на 1 Коринфянам 1,18-25 Текст взят с сайта http://www.lcer.ru/index.php/sermons/item/313-1-korinfyanam-1-18-25 Б.Брюкле

Дорогие братья и сестры!Насколько мне известно, люди, которые выросли в Советском Союзе, хорошо знают сказки Александра Волкова, особенно его пересказ известной работы Франка Баума 'Волшебник Изумрудного города'.
Эту сказку знает каждый ребенок в моей родной стране, и, я надеюсь, что вы все тоже знаете ее.  Если нет, я вкратце перескажу: Однажды, сильный ураган унес девочку и ее собаку, из родного штата и перенес в сказочную страну. Там они встретились со странными и незнакомыми существами – говорящим (и всего боящимся) львом, соломенным Страшилой и Железным Дровосеком.  Девочка была очень доброй, поэтому они все быстро подружились. Объединяет их общая цель – они все ищут что-то определенное. Лев хочет получить храбрость, Страшила – мозги, Дровосек – сердце, а девочка и ее веселый  песик хотят вернуться домой. Девочка узнает, что единственный шанс для них получить то, что они ищут, это – выполнить указы лидера страны, Гудвина Великого и Ужасного. Вы помните, наверно, что жители страны никогда не видели Гудвина, но все боялись его.   Вы помните так же, как развивается история: после того, как друзья выполняют задачи Гудвина, они возвращаются к нему, чтобы он дал им обещанное. Сейчас я прочту несколько строк, повествующих об этой встречи: 'В зале царила торжественная и жуткая тишина, и путников охватил страх: что готовит им Гудвин? Они вздрогнули как от внезапного удара грома, когда среди пустой комнаты заговорил голос: 'Я Гудвин, Великий и Ужасный! Зачем вы беспокоите меня?' Они посмотрели вокруг – никого не было видно. 'Где Вы?' дрожащим голосом спросила девочка. 'Я – везде!' торжественно отвечал голос. 'Я могу принимать любой образ и становлюсь невидимым, когда захочу. Подойдите к трону, я буду говорить с вами!'  (139-140) Но постепенно страх друзей перед Гудвином рассеивается. Вот они уже требуют от него исполнения обещанного. И пока девочка и ее 'товарищи ждали, как ответит Гудвин на их смелый вызов', собачка успела найти маленького человека, спрятанного за стенкой в углу зала. Когда ребята спрашивают его, кто он такой, то слышат в ответ: 'Я – Гудвин, Великий и Ужасный…но пожалуйста, пожалуйста, не трогайте меня!'
Дорогие братья и сестры! Как часто мы встречаем Великих Гудвинов в этой жизни. Очень часто, то, что впечатляет нас, оказывает на нас особое воздействие и влияние. Мы восхищаемся успехами, окружающих нас людей. Может быть, чей-то брат стал крупным бизнесменом, у него - самая лучшая машина и самая красивая девушка. Может быть, чья-то школьная подруга находится во главе местной власти, располагая таким образом всеми нужными связями, дающими ей возможность делать все, что она захочет. Может быть, чей-то друг получает на экзаменах исключительно отличные оценки.  Мы тоже хотим этого.
Но Павел, в нашем сегодняшнем тексте для проповеди, дает понять, что все не так просто, как кажется. Обычные человеческие представления о мире и о 'хорошей жизни' не соответствуют реальности.  Павел борется против обычного, логичного представления о порядке мира. Каково это представление? Мне кажется, что общепринятый взгляд на жизнь, который был известен Павлу, не сильно отличается от мнения людей, живущих сегодня, а именно: - у хорошего человека будет хорошая жизнь, благословенная Богом. А если этот человек очень хороший, как Иисус – то он  будет таким успешным, что народ назовет его чудотворцем, и таким мудрым, что правители будут падать ниц перед ним. И так как в Библии есть моменты, где Иисус творит чудеса, где лидеры народа восхищаются его мудростью, мы могли бы подумать, что как раз жизнь Иисуса является подтверждением обычного человеческого представления об успехе и хорошей жизни. Но такой подход не учитывает ключевой момент в библейском повествовании об Иисусе – его страшную, даже скандальную, смерть на кресте. Мы читаем у Павла: 'Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?' (1.20б)
Если кто-то забудет о кресте, то создаст для себя нового Гудвина, Великого и Ужасного. Если обращать внимание только положительные впечатления об Иисусе - его силу, его нравственность, его умные учения. Если довольствоваться лишь однобокой картиной Иисуса, то легко стать, согласно Лютеру, - 'теологом славы', или, проще говоря, вообще не теологом. Такие люди похожи на оппонентов Павла в Коринфе. Они были самоуверенные – они были мудрые и сильные ученики мудрого и сильного Спасителя.  Они были стойкими в своих теологических убеждениях. Даже если они говорили правду, говорили, что Бог – всегда для человека тайна, что все, в конечном счете, зависит от Него, то своим догматизмом, такие 'теологи славы' показывали, что надеются на свои силы, на свою мудрость.
 О, если бы мы могли сказать, что такие Гудвины живут только в Изумрудном городе (т.е, не в христианском мире), или только в какой-то иной конфессии! Но, наверное, мы знаем и лютеран, которые забывают слово о кресте. Может быть, тогда, по крайней мере, наша община – не такая. Она не забывает о центральности креста, о тайне Божьей силы, явленной в страдании и смерти... но если внимательно присмотреться, отпадет и этот вариант.  Тоже же самое можно сказать о круге нашего общения в общине, в нашей семье… О, как бы не хотелось сознавать, что Гудвин, Великий и Ужасный, живет в каждом из нас. И хотя он может произвести огромное впечатление, но если нам откроется истина, сокрытая на первый взгляд, мы обнаружим, что нет ничего впечатляющего, только лишь простой, маленький человек, который говорит: 'Я – Гудвин, Великий и Ужасный…но, пожалуйста, не трогайте меня!'
 Наши успехи на работе, наши хорошие оценки, правильность наших убеждений, наш порядочный образ жизни – все это может быть  маски, за которыми мы прячемся. Мы – слабые, как это ни тяжело понимать и признавать. По прошествии какого-то отрезка времени, если честно, становится еще тяжелей. После года обучения в семинарии, тем более после трех, не говоря уже о нас, тех, которые уже служат пасторами и доцентами.
Но, дорогие братья и сестры, мы можем осознать и признать наши недостатки, потому что нашу слабость никак не сравнить с силой нашего Бога. И, может быть, мы сможем по-другому относиться к нашим слабостям, осознав, что мы не являемся центром Вселенной. Распятие – вот что в центре. Там, наш Господь, парадоксальным образом, предстает во всей своей божественности и человечности, там Он и страдает, и побеждает. Бога можно увидеть там так, как нигде больше. По Лютеру: недостаточно и вообще бесполезно познавать Бога во всей его славе и могуществе, не познав Его в смирении и в позоре креста… Поэтому, истинная теология требует познания Бога в распятом Христе. Бога можно найти только в страданиях на кресте. Теология славы же сосредоточена на нас и на всяких внешних знаках успеха, силы и мудрости. Но теология креста несет смертельный удар такому подходу, ибо теология креста учит, что главное – это не мы. В первую очередь - это Христос и то,  что Он сделал ради нас. Христос показал на кресте, что Он не для власти в этом мире, а для самого смиренного служения человеку.
Мы также можем оказаться там. Сами по себе, мы выбрали бы другой путь, легкий путь. Но, выбрав нас, Бог возложил и на нас крест. Этим летом (и не только летом), у нас всех есть возможность проповедовать (в словах и делах) Христа распятого. И у каждого из нас будет возможность сознательно нести свой крест. Мы каждый день можем учиться тому, как уступать друг другу и тем самым являться примером смиренного служения для общины. В тоже время, я уверен, что во время отпусков, мы получим от Бога возможность отвыкнуть от практики теологии славы, от представления себя Гудвином, Великим и Ужасным.  Этим летом, давайте помнить о кресте, о тайне Бога, явленной там. И пусть растет в нас значимость этой тайны, потому что 'немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков' (1.25). И слово о кресте станет для каждого из нас – силой Божией.
Аминь.

Top