Скачать шаблон Joomla с JooMix.org

Покаяние и Причастие

Мартин Лютер

 

ПОКАЯНИЕ И ПРИЧАСТИЕ

 

 

 

 

 

 
 I. О ПОКАЯНИИ И ГОСПОДНЕМ ПРИЧАСТИИ В ЦЕЛОМ
1. Хотя я часто проповедовал и писал о таинствах Причастия и Покаяния, ежегодно нам необходимо возвращаться к рассмотрению этих таинств, для блага желающих причаститься, и поэтому мы должны поговорить о них еще раз.
2. Прежде всего, я уже достаточно говорил, что христиане не обязаны причащаться именно в этот праздничный день. Мы имеет право и разрешение приходить в церковь когда бы то ни было, поскольку Бог установил должность священнослужителей, чтобы они могли в любое время служить людям и делиться с ними Словом Божьим и приобщать их к таинствам. Поэтому было бы не по-христиански заставлять людей, страдающих под гнетом смертных грехов, причащаться только в этот день, как делалось прежде и делается и сейчас во многих приходах. С другой стороны, на Господней вечере недопустимо и не может быть допустимым принуждение верующего к участию в таинстве, поскольку оно предназначено только для жаждущей души, которая принуждает сама себя и радуется разрешению придти. А если кого-то нужно заставлять, то в нем нет и надобности.
3. Итак, до сих пор дьявол правил миром, обладая неограниченной властью и полномочиями через папу, повелевая ему принуждать весь мир причащаться. И действительно все прибегали, подобно свиньям, из-за этих папских приказов. Потому-то столько бесчестья и позора было привнесено в это Таинство, и весь мир настолько погряз во грехе, что Господь сильно страдает, думая об этом. Но мы знаем, что нужно не позволять подобным приказам связывать нас, а придерживаться свободы, данной нам Христом. Я говорю это для тех, кто не причащается постоянно, помимо этого ежегодного срока, и для тех, кто приходит причащаться, поскольку таков обычай, и так поступают все. Конечно же, нет никакого вреда в причащении именно перед пасхальным праздником, если только совесть чиста, не связана ни с какими сроками и подготовлена к принятию причастия.
II. О ПОКАЯНИИ
4. Мы должны сказать то же самое в отношении таинства Покаяния. Во-первых, все мы знаем, что Священное Писание говорит о трех видах покаяния. Первый вид – это покаяние Богу, о чем царь Давид говорил: «Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: "исповедаю Господу преступления мои", и Ты снял с меня вину греха моего» (Пс. 31:5). До этого он говорил: «Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего, ибо день и ночь тяготела надо мною рука Твоя; свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху» (Пс. 31:3,4). Таким образом, никто не имеет права обращаться к Богу, пока не исповедуется в своих грехах, о чем говорит и следующий псалом: «Но у Тебя прощение, да благоговеют пред Тобою» (Пс. 129:4). Кто бы ни обращался к Богу, он должен перед этим искренне покаяться, говоря: «Господи, если Ты не милосерден, то все для меня потеряно, насколько бы ни был я благочестив». Каждый святой должен покаяться, о чем ясно говорит упомянутый псалом: «Да уповает… на Господа, ибо у Господа милость…» (Пс. 129:7).
Таким образом, этот вид покаяния учит нас, что мы все в равной мере являемся нечестивцами и грешниками, ибо сказано, если один из нас праведен, то все мы праведны. Если кто-то имеет особое благословение, пусть благодарит Бога и воздерживается от хвастовства. Каждый согрешил по крови и плоти, и если кто низко пал, это не значит, что другой, который покуда крепится, не упадет еще ниже.​
Значит, нет среди нас различий по степени совершенного греха, а только одна милость Божья делает между нами различия.
5. Этот вид покаяния настолько необходим, что о нем нельзя забывать ни на мгновение, и он должен определять всю жизнь христиан, обязанных неустанно славить милость Божью и порицать свою собственную жизнь перед лицом Бога. В противном случае, если христианин осмеливается молить Бога о помощи или хорошей жизни, последует Его осуждение, которое неотвратимо, и никто не в состоянии ему противиться. Поэтому надо непременно прибегнуть к этому видй покаяния, чтобы вы могли защитить себя от смерти и адского пламени. Так вы упредите Бога, чтобы Он не смог судить вас и вынести приговорить, но должен будет явить вам Свое милосердие. Относительно этого вида покаяния, мы, однако, сейчас говорить не будем.
6. Второй вид покаяния – это покаяние перед нашим ближним, и оно названо покаянием, проистекающим из любви, или, как выражаются некоторые, покаянием, проистекающим из веры. В отношении этого вида покаяния мы читаем в Новом Завете: «Признавайтесь друг пред другом в проступках…» (Иак. 5:16). При таком покаянии, какое бы мы ни причинили ближнему зло, мы обязаны признать перед ним наше прегрешение, как учит Христос в Евангелии от Матвея: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу» (Мф. 23-25). При этом Бог хочет, чтобы тот, кто согрешил, просил у другого прощения, а тот, против кого согрешили, обязательно прощал. Этот вид покаяния настоятельно необходим, поскольку Бог не будет милостив и не простит грехи человека до тех пор, пока тот не простит своего ближнего. Таким образом, вера неистинна, пока не приносит нижеследующие плоды: прощение ближних и испрашивание у них прощения для себя. В противном случае человеку не следует обращаться к Богу. Если плод этот отсутствует, вера и первый вид покаяния являются неискренними.
7. Третьим видом покаяния является тот, который предписывает папа, когда грешник кается наедине со священником при перечислении грехов. Сам Бог не приказывает каяться; папа, однако, заставляет людей делать это и, вдобавок, изобрел так много разновидностей грехов, что никто не способен удержать их все в памяти. При таком покаянии советь верующих настолько обременена и подавлена, что это вызывает сочувствие. На самом деле Бог не заставляет вас каяться по вере в Него или из-за любви к вашему ближнему, когда у вас нет желания спастись и обрести его милость. Он не хочет, чтобы вы каялись против собственной воли и желания. Напротив, Он желает, чтобы вы каялись по собственной воле, сердечно, с любовью и даже удовольствием. Итак, Бог не заставляет вас каяться священнику, когда у вас нет желания этого делать и вы не стремитесь к оправданию.
Вот это папа отвергает, и дело обстоит так, словно бы это находилось в ведении гражданских властей и требовалось прибегать к принуждению. Ему безразлично, склонен человек каяться, или нет. Он просто отдает приказание, а кто-то не кается в определенное им время, тот не будет похоронен на кладбище. Однако для Бога безразлично, совершается деяние или нет, коль скоро оно совершается без удовольствия. Уж лучше отложить исполнение обязанностей, чем исполнять их без желания. Раз никто не может придти к Богу иначе, как с радостью и по доброй воле, значит, никто не может заставить человека придти к Богу. Если вы приходите к Богу потому, что так распорядился папа, и для того, чтобы выказать свою покорность ему, вы поступаете неправильно. Увы, для очень многих стало привычным причащаться только потому, что это требуется. В результате эта неделя очень точно названа неделей мучений, поскольку во время нее совесть человека мучается так, что ему можно только посочувствовать из-за полученных душевных ран и разочарований. Более того, Христос Сам мучается от этого принудительного покаяния больше, чем когда Он висел на кресте. Поэтому мы можем воздеть руки и возблагодарить Бога за свое просветление. Ибо хотя мы и не приносим много плодов и мало меняемся, но мы все же обладаем этим истинным знанием. Итак, намного лучше воздерживаться от покаяния и причастия, чем делать это без желания. Тогда, по крайней мере, наша совесть не будет мучиться.
8. Поскольку мы говорим о личном покаянии, никто не может заставить соблюдать его. Тем не менее, покаяние – похвальная и хорошая вещь. Каким бы образом и когда бы вы ни слышали Слово Божье, вы должны не пренебрегать им, а воспринимать его с искренним желанием. Бог послал Слово Свое в мир, так что оно встречается в каждом укромном месте, на каждом углу и, куда вы ни шли, вы везде найдете Божье Слово. Если я проповедую прощение грехов, я проповедую истинное Евангелие, суть которого и заключается в том, что тот, кто верит во Христа, прощен будет. Таким образом, христианский проповедник не может начать проповедь, пока не провозгласит прощение. Христос поступал так же в уроке благовестия, когда Он говорил: «“Pax vobiscum” – Мир вам! Как ваш Господь, Я объявляю вам, что вы имеете мир и прощение грехов». В этом вся суть Евангелия и прощения. Так же, как и в словах, произнесенных на Господней вечере: «И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:26 – 28). Я бы приравнял себя к Господу, если бы говорил, что мне не нужно исповедоваться и слушать проповеди, потому что у меня есть Слово, произнесенное на Господней вечере. Евангелие должно звучать непрерывно из каждых христианских уст. И мы обязаны воспринимать его с радостью, когда бы мы ни слышали его, воздевать руки и благодарить Бога за то, что мы слышим его везде.
9. Поэтому, когда вы приступаете к покаянию, больше внимания уделяйте словам священника, чем своим. То, что вы говорите, – это одно, а то, что говорит тот, кто вас слышит, – это другое. Не переоценивайте то, что вы делаете сами, но будьте внимательны к тому, что говорит он, чтобы понять, что от имени Бога он провозглашает прощение ваших грехов. И не имеет значения, является ли он священником, проповедником или рядовым христианином. Слова, которые он произносит, – не его, но Божьи слова и Создатель не откажется от них, ибо Он словно бы сам их произнес. Таким образом Он ниспослал Святое Слово Свое в каждый уголок этого мира. Обнаруживая его повсюду, мы обязаны принимать его с великой благодарностью и не оставлять втуне.
10. При Покаянии так же, как при Причастии, у вас есть преимущество, которое состоит в том, что Слово обращено к вам лично. Во время проповеди оно предназначается всей общине и, хотя оно касается и вас также, вы в этом не совсем уверены. Но при личном покаянии оно относится только к вам. Разве ваше сердце не наполняется радостью, когда вы узнаете о месте, где Бог готов говорить с вами лично? Если бы у нас был шанс услышать ангела Господня, мы бы непременно побежали хоть на край земли. Не такие же мы глупые, убогие и неблагодарные люди, чтобы не слушать то, что нам говорится Богом? Священное Писание утверждает, что Бог говорит через людей и что сказанное имеет такую же ценность, как если бы Он Сам произнес это. Христос утверждал: «… где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них) (Мф. 18:20). И снова: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:23). Здесь Сам Бог объявляет Свое прощение, так же, как Он Сам крестит ребенка. Так вы действительно утверждаете, что не нуждаетесь в таинстве Покаяния? Хотя вы и слышите то же самое во время Господней вечери, вы не должны вследствие этого отвергать отпущение грехов во время покаяния, особенно в связи с тем, что оно, как было сказано, обращено к вам лично.
11. Помимо этого, вы имеете еще одно преимущество, при покаянии вы можете признаться во всех своих прегрешениях и получить прощение каждого. И даже если бы не было другой причины, и Бог не говорил бы с вами во время этого таинства, я не откажусь от таинства только потому, что во время него я могу раскрыть свое сердце моему брату и рассказать ему о том, что меня отягощает. Ибо прискорбен удел того, чья совесть отягощена страхом, и кто не знает ни совета, ни утешения.
Вот почему так замечательно и благотворно для обоих, когда они собираются вместе и один предлагает другому совет, помощь и утешение, оказанные в братском и доброжелательном духе. Один открывает свои раны, другой лечит их. Поэтому ни за какие богатства мира я не откажусь от таинства Покаяния. Но покаяться нельзя по приказу, это должно быть делом совести каждого. Человек не должен осмеливаться принимать причастие без предварительного покаяния. Нам не следует относиться неуважительно к таинству Покаяния, в противном случае мы не сможем часто слышать Божье Слово и воспринять его глубоко в сердце своем.
12. Я сказал, что при покаянии и прощении необходимо тщательно отграничивать одно от другого, по той причине, что вы уделяете внимание главным образом прощению. Вы каетесь не потому, что так требуется или для того, чтобы выполнить хорошую работу, за которую вас похвалят и простят ваши грехи, напротив, вам нужно каяться потому, что вы хотите услышать Слово Божье и через него получить примирение с Богом. Прислушайтесь к этому и будьте уверены, что Бог говорит через людей и прощает вам ваши грехи. Это, конечно, требует веры.
До настоящего времени было так: слишком многое требовалось от людей, чтобы они получили прощение своих грехов. Это называлось освобождением, хотя на самом деле это означало закрепощение гораздо большее, чем когда-либо. Грехи должны быть полностью искуплены прощением, но паписты выдвигали требование предварительной епитимьи для того, чтобы простились грехи, а это отталкивало людей от веры и покаяния, побуждая их полагаться только на собственные дела.
На самом деле грешникам должно быть сказано одно: имейте Слово, которое я говорю вам от имени Бога, вы должны принять его по истинной вере. Если таковой веры у вас нет, отложите ваше покаяние. Это не означает, что когда ваша вера очень слаба, вы не должны приходить и просить утешения и силы. Если вам трудно верить, признайтесь в этом брату и скажите ему: «Я несомненно знаю, что нуждаюсь в покаяние и прощении, но я обнаружил, что я слишком холоден и слаб в вере». Кому еще ты собираешься признаться в своей слабости помимо Бога? И где ты сможешь найти Его, как не в своем брате? Он может укрепить тебя и помочь тебе, поговорив с тобой. Это верный способ покаяния, по крайней мере, для каждого желающего покаяться в том, что он не может верить.
13. Как уже сказано, должна быть свобода в отношении покаяния, так, чтобы каждый каялся без принуждения и по собственной воле. Но в чем мы должны каяться? В прошлом проповедники сильно обременяли нашу совесть, говоря о пяти чувствах, семи смертных грехах, десяти заповедях и так далее. Но на самом деле вы должны покаяться своему брату прежде всего в грехах, которые, как вы сами чувствуете, больше всего угнетают вас, вызывают самую большую боль и сильнее других отягощают совесть. Нет нужды долго копаться в себе или искать все возможные грехи в своей жизни, просто выберите те, что пришли сразу вам на ум и скажите: «Вот до чего я слаб и так низко я пал. Вот в чем я жажду утешения и прощения». Помните, что покаяние должно быть кратким. Если вы вспомните что-то, в чем забыли покаяться, это не должно вас беспокоить, поскольку вы каетесь не для того, чтобы сделать похвальную работу или потому, что вас вынуждают, но для того, чтобы быть успокоенным словами прощения. Более того, вы можете легко покаяться Богу сами в том, что забыли сказать священнику, или же вы можете получить прощение этих неисповеданных грехов во время Причастия.
Нам нечего волноваться даже в том случае, если какие-то грехи были забыты нами. Они хотя и неисповеданные, однако прощенные, поскольку Бога заботит не то, насколько совершенно ваше покаяние, но Ему важно Слово Его и то, насколько вы доверяете ему. Кроме того, прощение не подтверждает, какие грехи прощены, а какие нет. Это провозглашение того, что Бог милостив к вам. Но если Бог милостив к вам, все грехи ваши должны быть искуплены. Поэтому заботьтесь только о прощении, а не о своем покаянии. Забыли ли вы что-нибудь или нет, уже не существенно, если вы крепко веруете в то, что уже прощены Богом. Именно так мы должны доверять Слову Божьему, несмотря на грех и нечистую совесть.
III. О ГОСПОДНЕЙ ВЕЧЕРЕ
14. В третьем разделе нам следует поговорить о Господней вечере. Мы уже рассуждали выше о том, что никого нельзя принуждать причащаться в какое-то определенное время. Это должно происходить добровольно. Теперь осталось поговорить о двух составляющих Господней вечери. Я уже говорил, что причащающемуся не может быть предложена лишь одна составляющая таинства. Желающий причаститься должен получить причастие целиком. Поскольку мы уже проповедовали и практиковали это достаточно долго и не можем предположить, чтобы кто-либо оказался неспособен понять сказанное. Но даже если отыщется такой тугодум или прикидывающийся настолько несмышленым, что он неспособен уловить правильный смысл, мы простим его, и пусть его как бы и нет среди нас. Если кто-либо слышит Слово Божье так долго, но заставляет нянчиться с собой, как с малым дитем, и при этом продолжает говорить: «Я не понимаю», – ничего хорошего тут нет. Нельзя так долго слушать проповеди и оставаться невежественным, но если вы все же остались слепы, лучше уж вам не принимать причастия. Раз вы не способны понять Слово Божье, являющееся ярким, ясным и определенным, вам не нужно принимать участие в таинстве, поскольку таинство – ничто без Слова Божьего.
Более того, Слово Божье повторяется ныне снова и снова во всем мире, так что даже те, кто противостоит ему, знают его. При этом они вовсе не слабы, а охвачены косностью и ожесточением сердца. Они настроили себя против учения о таинстве, хотя слышат наши доказательства, основанные на Священном Писании и настолько ясные, что на них нельзя ни ответить, ни утверждать противоположное; посему они просто остаются в лоне римско-католической Церкви и стараются заставить нас следовать их примеру. Поэтому, без сомнения, у нас нет более необходимости уступать им или терпеть их, раз они пренебрегают нами и считают истинным то, чему они учат и что практикуют. Мы хотим получать обе составляющие Господней вечери хотя бы потому, что они желают помешать нам в этом. И соображения о том, что таким образом можно причинить обиду, больше неприменимы к таким людям.
Но если бы существовало место, где Евангелие пока не услышано, было бы уместно и по-христиански посвятить себя на время тем, кто слаб, как мы это делали в начале, когда наше дело было еще совсем внове. Теперь, однако, возникло такое противостояние и предпринято столько усилий для преступного подавления Реформации, что наша воздержанность просто недопустима.
15. Как раз прекрасный пример Божьего чудесного управления и руководства и состоит в том, что Господне причастие сопряжено с гонениями, поскольку при учреждении таинства Господь замыслил его как признак и метку, по которым нас можно распознать как христиан. Не будь у нас этой метки, было бы невозможно сказать, где христиане, определить, кто является христианами, и где Евангелие принесло свои плоды. Но когда мы идем к Господнему причастию, люди могут видеть, каковы те, кто слышал Евангелие; более того, они могут рассудить, ведем ли мы христианскую жизнь. Так что это – отчетливая метка, посредством которой нас распознают, посредством которой мы также исповедуем Бога и показываем, что мы не стыдимся Его Слова.
Когда же теперь папа запрещает мне участвовать в Господней вечере и получать обе составляющие причастия: хлеб и вино в соответствии с Евангелием, – это является свидетельством того, что мне предопределено оставаться с Евангелием. Если же он будет гневаться сильнее и попытается убить меня, это повторит ранние дни христианства, когда христиане исповедовали Бога таким же образом – посредством Господней вечери. Наши епископы забыли обе составляющие части вразрез с Божьим постановлением и указанием. Но если мы хотим исповедовать Христа, мы должны получать обе составляющие, так, чтобы люди могли знать, что мы – христиане и пребываем со Словом Божьим. Если по этой причине они убивают нас, мы должны терпеть это, помня, что Бог вернет нас к преизобильной жизни. Поэтому для нас правильным будет претерпевать гонения из-за этого, в противном случае, будь все остальное благополучно, это не станет настоящим исповеданием. Таким образом, мы остаемся на правильном пути, всегда ожидая поношений и даже смерти за Господа, как это было в ранней Церкви.
16. Кроме того, нельзя участвовать в Господней вечере, пока в вас нет уверенности и вы не знаете способа защиты, к которому можете прибегнуть как к обоснованию и доказательству правильности своего поведения. Ибо вам надлежит быть во всеоружии, когда вас атакуют, и быть способными защитить себя Словом Божьим от дьявола и мира. Поэтому не дерзайте причащаться благодаря стойкости чужой веры, ибо вы должны верить сами, так же, как вы должны защищать себя сами, так же, как и я должен сам защищать себя. Поэтому прежде всего вы должны знать слова, сказанные Спасителем при установлении таинства причастия. Они следующие:
«Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:26 – 28).
17. Это слова, которые ни наши противники, ни сатана не способны отменить, и на них мы должны стоять. Пусть паписты делают какие хотят комментарии, мы имеем ясное Слово Божье, утверждающее, что хлеб – это тело Христа, данное нам, а в чаше – Его кровь, пролитая за нас. Причащаться Его тела и крови Он заповедал в память о Нем, но папа повелел, чтобы мы этого не делали.
Хорошо, паписты говорят, что мы вводим в заблуждение мирян, которые не понимают и не способны объяснить эти слова. Но мы отвечаем, нам нужно объяснять столько же, сколько и им; мы должны верить во Христа, исповедовать нашу веру и следовать Божьим наставлениям так же, как и они. Поскольку у нас тот же Бог, который, как они утверждают, и у них. Тогда как же мы должны верить без знания и понимания Его Слова? Раз мне нужно верить, я должен знать слова, которым я верю. Как я могу верить без слов? Более того, я обязан быть стойким, и я должен знать, как защитить себя и как опровергнуть противоположные доводы. Вот совет, как вы можете заткнуть им рот и заставить замолчать. Скажите так: «Моя вера должна быть такой же хорошей, как и ваша, поэтому я должен знать Слово, как и вы». Например, евангелист говорит: «И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» и так далее. Эти слова достаточно ясны, и среди нас нет ни одного глупца, который бы не мог понять, что означает: «… пейте из нее». Пока они не докажут нам, что глагол «пить» здесь означает нечто иное, нежели то, что под этим словом понимают все люди, мы будем считать, что мы все должны пить из чаши. Пусть они делают, что им нравится, мы отвечаем на это, Бог – превыше всех.
18. Подобно этому, совершенно ясны и другие слова Спасителя: «… сие творите в Мое воспоминание» (Лук. 22:19). Скажите мне, кто должен вспоминать Господа? Сказано ли это только для священников или для всех христиан? И что такое вспоминать Господа, как не проповедовать о Нем и исповедовать Его? Если все мы должны вспоминать Господню вечерю, мы обязательно должны получать обе составляющих части причастия: вкушать хлеб и отпивать из чаши. Определенно ни одна из составляющих не может быть отторгнута. Следовательно, нет никакого смысла в том, чтобы скрывать от нас эти слова и говорить нам, что мы не можем их понять до конца. Если мы их не понимаем, для чего же вы здесь? Вы называете себя Пастырями, поэтому вы должны учить нас правильному пониманию этих слов и проповедовать их нам, а вы, благодаря собственной извращенной защите, вынуждаете себя признаваться в своем позоре и кусать собственный язык, произносивший столь позорные речи вразрез с истиной.
19. Итак, вы видите, как нам следует понимать слова, произнесенные Христом при установлении Вечери, и твердо придерживаться их, поскольку в них сосредоточена вся суть веры. Мы все должны знать их, понимать их и срастись с ними, так, чтобы быть способными защитить себя и отразить противника. Когда вы принимаете участие в Господней вечере, слушайте произносимые слова, чтобы быть уверенными в том, что они содержат все сокровища, которых вы твердо придерживаетесь, поскольку они действительно были произнесены для вас. «Примите тело Мое, пейте кровь Мою», – говорит Христос. Почему? Просто отдает нам Себя, чтобы мы поели и попили? Разумеется не так, а для прощения грехов. Это именно то, что поражает нас, и все остальное, что сделано и сказано, не имеет большего смысла, чем тот, что наши грехи прощены. Но если это делается для получения прощения грехов, это также делается и для преодоления смерти. Поскольку там, где нет греха, нет и смерти и ада. А где этого нет, нет и горя, а есть только благословения.
Поэтому вы должны действовать в соответствии с этими словами. Это необходимо, когда вы чувствуете жало ваших грехов, атаки плоти, мира и дьявола. Вы то раздражены и нетерпеливы, то думаете только о деньгах и жизненных заботах, и тому подобное. Это свидетельство того, что вы постоянно атакуемы и временами даже совершаете большие грехи и тогда глубоко падаете и раните свои души. Таким образом, вы – убогие и злые создания, страшащиеся смерти, вечно унывающие и неспособные быть счастливыми. Это означает, что настало время, и у вас есть веские причина пойти исповедаться и доверить свои печали Богу, говоря: «Господи, Ты создал и оставил нам таинство причастия, чтобы мы могли получать прощение грехов. Теперь я чувствую, что нуждаюсь в этом. Я согрешил. Я полон страха и отчаяния. У меня не хватает мужества исповедовать Твое Слово. Я кругом виноват. Поэтому я пришел сегодня в надежде, что Ты исцелишь, успокоишь и укрепишь меня».
21. По этой причине я утверждал, что Господня вечеря дана только тем, кто может сказать, что именно таково их положение, и в состоянии высказать, в чем состоят их тревоги, и кто изо всех сил стремится получить силу и утешение через Слово и таинство. Пусть тот, кто неспособен относиться к Господней вечере таким образом, постоит в сторонке. Это будет лучше, чем поступать как те, кто предательски мучает себя, участвуя в таинстве, не имея понятия, что они делают.
После того, как вы причастились, идите и упражняйте свою веру. Сие таинство нужно для того, чтобы в конце своего пути вы могли сказать, что вам публично объявили о прощении ваших грехов; что вы можете свидетельствовать, что получили тело и кровь Господни, и что вы свидетельствовали об этом перед дьяволом и миром. Когда смерть близка и злая совесть обвиняет вас, вы можете положиться на это и отразить дьявола и грех и таким образом укрепить свою веру и порадовать свою совесть встречей с Богом и исправлять свою жизнь день за днем. Иначе вы были бы нерадивы и холодны, и чем дольше вы оставались бы в стороне, тем более были бы ни к чему непригодны. Но если вы чувствуете себя непригодными, слабыми и недостаточно хорошими, где же вы обретете силу? Надеетесь ли вы ждать до тех пор, пока не станете чистыми и сильными? Тогда несомненно вы никогда не придете и не обретете благословений святого причастия.
22. Господня вечеря предназначена не для мучений, а для утешения и душевной радости. Устанавливая для нас это таинство, Бог не сделал его отравой и мучением для нас. Это уже мы сами сделали из таинства на основании ложных учений, когда мы полагали, что должны принести в качестве жертвы Богу свое благочестие и предать забвению слова, которые были даны нам, чтобы утешить нас, очистить нашу совесть, освежить, порадовать и освободить ото всех огорчений. Именно в этом смысл Господней вечери, и мы должны относиться к ней только как к тому, что содержит милость, прощение и жизнь. Это отрава и смерть для тех, кто дерзко приступает к Причастию, не ощущая своей слабости и бренности или боится выказать их, кто поступает так, как будто они чисты и набожны с самого рождения. Господня вечеря для тех, кто знает о своих прегрешениях и о том, что они далеко не святые, хотя и хотят ими стать. Таким образом, все зависит от этих ощущений, поскольку все мы бренны и грешны, только не все сознаются в этом.
23. Давайте поговорим о том, как мы обязаны подготовить себя к принятию причастия и как вести себя. А именно, о том, что мы должны упражнять и укреплять нашу веру через слова о том, что тело Христово и кровь даны и пролиты во оставление наших грехов. Эти слова исчерпывающе выражают благословения, плоды и пользу Причастия, настолько, насколько мы приступаем к нему осознанно.
А вторая мысль, вытекающая из первой, – это христианская любовь, что также заслуживает внимания. Это наша обязанность – объявить всем о благословении и плоде Господней вечери, и нам следует убедить других в том, что мы причастились с пользой для себя. В настоящее время Причастие получают во время стольких месс по всему миру, но где же мы видим хотя бы малые плоды от этого?
24. Плод причастия состоит в том, что коль скоро мы вкушали и пили плоть и кровь Господа Христа, мы в свою очередь должны предложить себя для еды и питья и говорить те же слова своим соседям: возьмите, мол, вкусите и пейте. Но это, конечно же, шутка. Если говорить серьезно, то мы должны предоставить в их распоряжение всю нашу жизнь, как это сделал Христос со всем, что Он имел. Сделать это, как бы говоря: «Я сам и все, что я имею, отданы вам. Чем я владею, и вы будете владеть, а когда вы в нужде, и я буду в нужде. Возьмите мою жизнь и спасение, чтобы ни грех, ни смерть, ни ад, ни любая беда не смогли победить вас. Пока я жив и праведен, и вы будете праведны и живы».
Это именно те слова, которые Спаситель говорит нам. Мы должны взять и, в свою очередь, отдать своему ближнему: «Смотри мой дорогой брат, я обрел Господа, Он – мой, и у меня есть все, даже более, чем достаточно. Теперь возьми то, что я имею. Это будет твое, я отдаю это в твое распоряжение. Если понадобиться умереть за тебя, я сделаю даже и это». Цель, поставленная перед нами в Господней вечере, и состоит в том, чтобы в нас появилось такое стремление в отношении наших ближних.
25. Конечно, мы никогда не станем так совершенны, чтобы передать в распоряжение ближних свои души, тела, имущество и честь. Мы все еще живем во плоти, и это так сильно действует на нас, что мы неспособны своей жизнью оправдать Божью любовь так, как следовало бы. В связи с этими нашими недостатками Христос и основал таинство Причастия для нашей подготовки, чтобы в нем мы могли получить то, что в нас отсутствует. Что вы будете делать, когда обнаружите в себе пропажу того, что мы описали? Вы должны хотя бы придти и сказать Ему: «Смотри, вот оно, в чем я нуждаюсь. Ты отдал
Себя мне так щедро, а я не могу сделать то же по отношению к своему ближнему. Об этом я глубоко сожалею и молюсь о том, чтобы позволил Ты мне достаточно вырасти и окрепнуть в вере, чтобы я мог совершить это». Хотя для нас и невозможно достичь совершенства, мы, тем не менее, печалимся об этом и не должны отчаиваться, когда у нас не получается. Важно, чтобы желание обрести это оставалось в наших сердцах.
26. Жертва достатка неравноценна даже мельчайшей части любви и благочестия. Я несомненно могу отдать своему соседу добро и могу послужить ему своим трудом. Я могу быть ему полезным, давая советы и заступаясь за него. Я могу посетить его и утешить его, когда он болен или скорбит, накормить его, когда он голоден, освободить его, когда он связан, и тому подобное. Однако взвалить на себя бремена соседа – намного тяжелее всего этого. Тем не менее, нас всегда будет угнетать то, что мы никогда не сможем сделать это так же безупречно, как Христос. Он – яркое, сияющее солнце без единого пятна, и если сравнивать с Ним себя, то мы – только мерцающий огонек зажженной лучинки. Он – раскаленная печь, полная огня и совершенной любви, и Он удовлетворен уже тогда, когда мы зажигаем маленький фитиль и хоть как-то способствуем любви сиять и согревать.
Эти недостатки мы все видим и чувствуем в каждом из нас. Но никогда не позволяйте никому говорить: «он – не Христос». Напротив, взгляните, что Господь делал, когда так часто страдал от заблуждений и упрямства Своих учеников. Он не осуждал их, а терпеливо сносил их слабости. Он сказал им: «… куда Я иду, вы не можете придти» (Ин. 13:33). Подобное же Он сказал Петру: «… что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после» (Ин. 13:7). Через такую любовь Он передал нам Свою праведность, правосудие, силу, отмщение и наказание, Свою власть над нами и нашими грехами. Он мог бы несомненно наказать нас за нашу глупость, но Он лишь сказал: «Вы делаете неправильно, вы не знаете». Он не прогнал нас прочь, а утешил. Поэтому я и говорю, что способность поддержать ближнего, когда он слаб в вере или любви, – это немалое проявление вашей любви.
27. С другой стороны, то, что Христос так мягко обращался со Своими учениками, не позволяет нам оправдывать человеческие слабости или грехи. Поскольку позже Он говорит Петру: «… что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после». Здесь Он просто дает отсрочку для проявления слабости, дает время, пока Он ее терпит. Это тоже самое, как если бы Он сказал: «Я буду терпеть твое непонимание и слабую веру для твоего блага и оставлю тебя в покое, пока ты не поймешь сам, что должен поступать лучше, но не для того, чтобы ты в конец обленился и успокоился».
28. Поэтому, причастившись, мы не должны позволять себе лениться, а должны быть усердными в возрастании любви, утешения наших близких в их горестях и предоставлении им помощи, когда у них несчастье и им требуется поддержка. Если вы не поступаете так, вы не христиане или очень слабые христиане, хотя и хвастаетесь тем, что причастились телом и кровью Господней.
29. Если же вы уверены в пользе частичного Причастия, то нет лучшего способа подтвердить ее, чем понаблюдать за своими отношениями с ближними. Вам нет нужды говорить о великой набожности, которую вы имеете, или о том, что слова, произносимые во время таинства, живут в ваших сердцах. Это все хорошие слова, но они не дадут вам уверенности, они могут обмануть вас. Однако вы будете уверены в том, воздействует ли таинство на ваше сердце, если понаблюдаете за своим отношением к ближним. Если вы обнаружите, что Слово и таинство смягчили вас и растрогали до такой степени, что вы стали дружны со своими врагами, заботитесь о благосостоянии ближнего и помогаете ему переносить его страдания, тогда все в порядке.
Другое дело, если вы этого не обнаружили, и по-прежнему колеблетесь, даже если причащаетесь сотню раз в день с преданностью такой великой, что она вызывает слезы умиления. Ибо такая вызывающая умиление набожность на самом деле опасна и ничего не стоит в глазах Господа. Поэтому мы, прежде всего, должны быть уверены в себе, как писал апостол Петр: «…старайтесь делать твердым ваше звание и избрание» (2 Пет. 1:10). В Слове и таинстве сомневаться нельзя, поскольку Сам Бог вместе с ангелами и святыми подтверждают их. Вопрос не в этом, а в вас самих, – предоставляете ли вы такое же свидетельство. Поэтому даже если все ангелы и целый мир подтвердят, что вы причастились с пользой, их свидетельство будет слабее, чем свидетельство, которое вы предоставите сами. А этого вы не сможете сделать, пока не рассмотрите свое поведение: приносит ли причащение плоды, сияет ли оно в вашей жизни, меняет ли оно вас самих.
30. Теперь, если плоды не появились, если вы чувствуете, что остались такими же, как и были, и не печетесь о своих ближних, тогда вы начинаете понимать, что это нехороший признак, и пересматриваете свое отношение к причастию. Даже святой апостол Петр ощущал подобное, хотя он был благочестив, готов был умереть за Господа и совершил много прекрасного ради Христа. Что же тогда вы будете делать? Если вы еще испытываете пагубные желания, гнев, нетерпение и тому подобное, то вы опять в затруднении, и это должно заставить вас обратиться ко Христу и признаться Ему, говоря: «Я принимал неполноценное причастие и остался прежним, и не приношу плода. Мне дано великое сокровище, а я остаюсь косным и бездействую. В этом я глубоко раскаиваюсь перед Тобой. Если Ты даруешь мне опять это сокровище, сделай так, чтобы теперь оно принесло плоды и новую жизнь внутри меня, проявившись перед моими ближними». Теперь, когда вы стали понемногу осознавать свое положение, вы будете постоянно становиться сильнее и с каждым днем творить больше добрых дел для вашего ближнего.
31. Эта жизнь – не более, чем жизнь веры, любви и святого благочестия. Но эти три составляющие никогда не будут в нас совершенными, пока мы живем здесь, на земле, и никто, кроме Христа, не обладает ими в совершенстве. Он – солнце, и дан нам для примера, которому мы обязаны следовать. Среди нас всегда окажутся и слабые, и сильные, и те, кто еще сильнее; одни могут меньше страдать, а другие больше, и все мы должны стараться подражать Христу. Жизнь – это постоянный путь от веры к вере, от любви к любви, от терпения к терпению, от несчастья к несчастью. В ней нет праведности, а есть оправдание, нет чистоты, а есть очищение. Мы еще не прибыли к конечной цели, но мы все в пути, и некоторые впереди других. Бог удовлетворен, найдя нас занятыми духовным трудом и полными добрых намерений. Когда Он будет готов, Он придет мгновенно, укрепит нашу веру и любовь и сразу возьмет нас из этой жизни на небеса. Но пока мы живем здесь, на земле, и должны помогать друг другу, как и Христос помогал нам, видя, что нет среди нас совершенных.
32. Христос показал это нам не только Своим примером и Словом, но Он также запечатлел это в нас посредством хлеба и вина, вкушаемых у алтаря. Мы верим, что это – истинные тело и кровь Господни. Здесь мы видим одно, а верим в другое, о чем свидетельствует наша вера. Когда мы слышим Слово и причащаемся, мы слышим простые слова и участвуем в простом действии, хотя этим мы обретаем жизнь и все сокровища, даже Самого Бога. Также и любовь запечатлена в этих составных частях причастия. Возьмем, к примеру, хлеб. Пока зерна пшеницы находятся в хранилище, каждое из них отделено от другого и не смешивается с остальными, но когда они помолоты, они становятся единым телом. То же касается и вина. Пока ягоды не раздавлены, каждая сохраняет свою форму, но, будучи раздавленными, они становятся однородной массой, дающей сок. Вы не можете сказать, что эта мука сделана из того зерна, а эта капля вина – из тех ягод, поскольку отдельное стало частью целого, и так появились хлеб и вино.
Вот что говорил по этому поводу святой апостол Павел: «Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба» (1 Кор. 10:17). Мы вкушаем плоть Господню по вере в Его Слово, которое душа принимает и радуется. В этом же смысле мой ближний вкушает меня. Я даю ему мое имущество, мое тело и жизнь, и все, что имею, и позволяю ему использовать все по его усмотрению. Так же и я нуждаюсь в своем ближнем. Я так же беден и притесняем, поэтому нуждаюсь, чтобы и он помог и послужил мне в свою очередь. Так мы переплетаемся один с другим, помогая друг другу, как Христос помогал нам. Вот что означает: есть и пить друг друга в духовном смысле.
33. В заключение скажу в отношении Господней вечери, что когда мы причастились, мы обязательно должны уделить внимание любви, и таким образом уверить себя в том, что мы получили причастие с пользой, и в то же время подготовили свидетельство для других, чтобы не случилось так, что мы после таинства остались неизменными. Поэтому, как я уже сказал, мы должны повернуться от наших набожности и мыслей к отношениям с нашими ближними и испытывать себя в этом зеркале со всей серьезностью. Поскольку слово Божье и дело не являются бесполезными, но предназначены, чтобы вразумить нас, освободить от греха, смерти и дьявола, страха и сделать нас слугами самого незначительного человека на земле, и это даже без малейшей жалобы с нашей стороны, радующимися, когда находим кого-то, кто нуждается в нашей помощи и боящимися только того, что, после обретения столь многого, мы можем не использовать все это.
34. Если Господня вечеря хоть в чем-то не достигла чаемого, есть повод опасаться, что ей нанесен ущерб. Тем не менее, если результат невелик, мы должны отвергать не тех, кто несовершенен и слаб, но тех, кто ленив и нахален, кто воображает, что уже сделал немало, приняв участие в неполноценном таинстве. Перемена должна произойти в вас, и должны быть тому свидетельства, тогда вы сможете воспринимать через составные части таинства, что Бог с вами, и ваша вера будет обязательно расти и крепнуть. Вы можете ощутить свой рост по тому, что стали более радостными и смелыми, чем прежде. Раньше, когда мы слышали о смерти и думали о грехе, мир казался нам слишком тесным. Если теперь мы воспринимаем все иначе, так это не из-за нашей собственной силы, поскольку в прошлом мы не могли достичь столь многого, хотя бы мы приложили много больше усилий. Точно так же, вы можете почувствовать, добры ли вы с тем, кто уязвил вас, и милосердны ли вы к тому, кто болен. Таким образом вы можете определить, произвела ли Господня вечеря какие-нибудь плоды в вашей собственной жизни. Если вы ничего не чувствуете, обращайтесь к Богу и говорите Ему о ваших недостатках и затруднениях. Мы все должны делать это, пока живем, поскольку сказано, что нет среди нас совершенных. А теперь по нашей теме сказано достаточно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Текст переведен на русский язык фондом "Лютеранское наследие" в 2003 году

Top