Скачать шаблон Joomla с JooMix.org

Модели веры.

IX. О последних вещах
 
 
 
 
Когда в завершении догматики излагается эсхатология, "учение о последних вещах", это не должно вести к ошибочной мысли о том, что название "последние вещи" относится лишь к окончательному будущему отдельного человека или церкви и человечества. На самом деле эсхатология интегрирована в догматику вообще и относится не только к тому, что произойдет однажды, но и к христианской вере сейчас. Можно показать яснее, каким образом это возможно, если рассмотреть некоторые из затронутых ранее пунктов, в которых реальность последних времен и вечной жизни различным образом предвосхищается в рамках земного существования. Прежде всего мы рассмотрим следующие пункты: Христово воскресение - крещение - причастие - Закон и Евангелие - оправдание.
Основой надежды христиан на вечную жизнь является воскресение Христа. В нем доказательство победы Христа над смертью. Благодаря этому сокрушению власти смерти над человеком, может осуществиться его предназначение при сотворении, то есть переход после земной жизни к вечной жизни в общении с Богом. Одно из последствий грехопадения состоит в том, что человек смертен, подвержен тлению. Поэтому спасение не было бы подлинным спасением, если бы оно не освобождало от рабства смерти и не было бы связано с даром бессмертия. Христос подчинился смерти, чтобы мы были свободны от ее господства, чтобы "смерть нам не повредила", как сказано в молитве на погребение. Поэтому воскресение Христа означает победу над смертью не только для Него Самого, но оно совершилось ради всего человечества. В Новом Завете Он назван "первенцем из умерших"; это значит, что другие последуют за Ним при Его пришествии в последний день (1 Кор. 15:20; Деян. 16:23; Кол. 1:18; Откр. 1:5).
Явление Иисуса ученикам после воскресения показывает частичный переход от земной, плотской жизни к небесной форме бытия. Он являлся телесно в течение 40 дней, но тело, в котором Он воскрес имело не совсем такие свойства, как то, которое положили в гробницу. Оно было "духовным" (Geistleib), так что Он мог проходить через запертые двери или внезапно исчезать из вида перед учениками. Но с момента вознесения Он полностью переходит к небесной сфере, к жизни одесную Бога. Произошедшее с Иисусом уникально, но также оно является прообразом того, что произойдет при воскресении мертвых, так как речь идет о переходе от земной формы бытия - к небесной. "Сеется тело душевное, восстает тело духовное", 1 Кор. 15:44 (ср. стихи 42-57).
При рассмотрении крещения в связи с Рим. 6 говорилось о том, что устанавливается связь крещаемого с тем, что произошло с Иисусом Христом в Его смерти и воскресении. Крещение означает умерщвление ветхого человека и воскресение нового. Тем самым оно является предвестием происходящего в покаянии, но также указывает вперед, на переход из смерти в жизнь, который произойдет через телесную смерть и воскресение в последний день. Смерть в физиологическом смысле слова означает окончательное умирание для греха, нападки которого на человека прекращаются со смертью. Новый человек становится полной реальностью лишь с наступлением вечной жизни. Таким образом, крещение указывает вперед, на окончательное предназначение и будущее верующего.
Причастие также имеет эсхатологическое содержание, поскольку оно является предвкушением небесной трапезы и означает приготовление к участию в общении со Христом, которое относится к вечности, к причастности к небесному телу, в которое однажды будут облечены верующие (Фил. 3:21). Вечная жизнь реальна уже сейчас, через веру, но она не однозначно господствует в христианине, а растет и укрепляется словом и таинствами. В древней церкви причастие иногда называли "лекарством бессмертия" (farmakon athanasias): оно служит укреплению веры и надежды на вечную жизнь.
Слово Божие как Закон и Евангелие указывает вперед, в вечность. Закон Божий есть Его вечная воля: его нормы действуют и при окончательном подведении итогов. Последний суд проходит по явленному закону, который вечно действителен. Поэтому, совесть человека, его знание требований Закона, указывает за пределы временной жизни с ее недостаточным осуществлением права и справедливости. Иногда предпринимались попытки создать человеческое представление о суде и вечности на основании нравственного сознания. Само представление о совершенной справедливости указывает вперед, на бытие, в котором она полностью реализована. Эммануил Кант находил решающее "доказательство бытия Бога" в подобных рассуждениях, в так называемом практическом постулате: должен существовать кто-то, заслуженно вознаграждающий праведных и наказывающий неправедных, поэтому необходимо предположить, что Бог существует, и что Он однажды свершит окончательное правосудие и изгладит несправедливость земной жизни.
Евангелие имеет эсхатологическое значение, так как оно повествует о спасении, которое предполагает вечное блаженство человека, а не только освобождение, осуществившееся в рамках земной жизни. Евангелие дарует прощение, действительное перед Богом, оправдание на последнем суде.
С другой стороны, содержание Евангелия - это провозглашение пришествия и осуществления царства Божия. В экзегетических исследованиях много обсуждали, является ли царство Божие прежде всего присутствующим сейчас, или эсхатологической величиной. Простое решение, не искажающее библейских высказываний, состоит в том, что оно осуществляется подготовительным образом через проповедь Евангелия, и тем самым через церковь на земле, но становится совершенным лишь в небесном мире, когда царство Божие придет в силе (Мк. 9:1), в тот момент, когда Сын Человеческий явится как Господь мира.
В обоих этих отношениях, как освобождающий приговор в последнем Божием суде и как проповедь о царстве Божием, Евангелие также охватывает эсхатологическое будущее.
Одно из последствий сказанного состоит в том, что оправдание верой обозначает то, что завершается лишь в вечности. Реальное изменение, связанное с оправданием, возрастание нового человека, в течение земной жизни едва началось; христианская жизнь указывает вперед, к совершенству в вечности, которое ныне неизвестно, но предвещается общением веры со Христом (1 Ин. 3:2).
Приведенные примеры могут показать, что эсхатология интегрирована в вероучение вообще. При обращении к высказываниям Библии об окончательном будущем человека и мира, мы увидим, что эсхатология - в собственном, футуральном значении слова - конкретизируется прежде всего в следующих темах и аспектах вероучения: смерть - вопрос о промежуточном состоянии между смертью и последним днем - возвращение Христа - воскресение мертвых - последний суд - двойной исход; вопрос о "восстановлении всего" - кончина мира - вечная жизнь.
Смерть
То, что человек как личность или дух (душа) продолжает жить после смерти, является неоспоримой предпосылкой в Новом Завете, Сам Христос говорит об этом в беседе с саддукеями, отрицавшими воскресение мертвых. Бог Авраама, Исаака и Иакова "не есть Бог мертвых, но живых" (Мф. 22:23-33). В другой раз Он говорит ученикам, что они не должны бояться тех, кто может убить тело, но не душу (Мф. 10:28). Апостол Павел рассматривает смерть христианина как переезд из хижины земного тела и как переход к жизни в общении со Христом (2 Кор. 5:1-8; 1 Фесс. 4:17).
Идея бессмертия души была сильно развита уже в эпоху греческой античности. Красноречивый пример этого - диалог Платона "Федон", в котором он вкладывает в уста Сократа в день смерти аргументы в пользу бессмертия души. Он представляет смерть освободителем из темницы тела, тогда как душа продолжает жить, благодаря своей связи с вечным миром идей. Это совершенно иные мысли, нежели те, которые мы находим в Библии, но на протяжении веков христианскую веру в воскресение как правило связывали с идеей бессмертия души, хотя последнее понятие обычно обретало новое содержание. Такое сочетание правомерно, поскольку христианская вера также рассчитывает на продолжение существования после смерти, но связь с философской идеей бессмертия иногда также заслоняла своеобразие христианской надежды на вечность .Согласно Библии, душа человека бессмертна не так, как бессмертен Бог, но она имеет это свойство вечности лишь потому, что Бог сотворил ее такой (ср. также 1 Тим. 6:16). Вечная жизнь также рассматривается не как естественная возможность, но как дар Божий во Христе Иисусе (Рим. 6:23).
Что касается более подробного толкования содержания смерти и состояния после смерти, в богословской традиции существует несколько различных взглядов, в основном в соответствии с двумя основными линиями:
а. Смерть означает разделение души и тела. Тогда как тленное тело превращается в прах, "душа" переходит к новому бытию, либо в общении с Богом, либо в царство мертвых. При воскресении мертвых в последний день, при пришествии Христа, мертвые пробуждаются, душа и тело соединяются. Весь человек предстает перед судом Божиим в образе, сущности которого никто не знает (Мф. 10:28; 22:32 с параллельными местами; 2 Кор. 5:1-8; 1 Фесс. 4:13-17; 1 Кор. 15:35-). Наглядные образы восставших из гробниц следует считать тем, что они есть: наглядные образы того, что мы не можем себе представить в рациональном или научном смысле слова.
б. Второе толкование сущности смерти основано на том, что с наступлением смерти и тело, и душа полностью прекращают существование. Судьба души та же, что и судьба тела, то есть она распадается с момента угасания жизни. Воскресение, которое произойдет в последний день есть полностью новое творение, в котором появляется новый человек. Для того, чтобы не прерывать преемственности с живущим на земле человеком, эта теория иногда видоизменяется с помощью идеи о том, что один и тот же человек положен в гробницу а затем воскресает. Основу этой теории можно обобщить, сказав, что она не приписывает христианству веры в бессмертие души в обычном смысле слова, но веру в воскресение тела. Исходя из этих положений трудно найти аргументы в пользу утверждения о единстве личности земного человека и человека, воскресшего в последний день. Приведенные ранее тексты, говорящие о смерти, как о переселении из земного тела и как о переходе к бытию в общении со Христом также противоречат данному толкованию.
Промежуточное состояние
Как уже упоминалось, Новый Завет определенно говорит, что смерть - это не исчезновение, а переход к новой жизни. На вопрос о так называемом промежуточном состоянии между смертью отдельного человека и его воскресением в последний день не дается подробного ответа; он по существу остается открытым. Распространенное в современной теологии решение проблемы промежуточного состояния исходит из того, что для мертвых уже не существует времени. В соответствии со сходной идеей, состояние до последнего дня можно сравнить со сном, когда при пробуждении у человека нет никакого представления о том, сколько времени прошло после погружения в сон. Тогда можно прямо применить то, что говорилось о жизни после смерти к состоянию после последнего дня.
Однако, представляется, что Новый Завет едва ли поддерживает мысль об отсутствии времени., когда речь идет о состоянии после смерти и до последнего дня. Усопшие все еще принадлежат к "веку сему". Лишь с наступлением последнего дня начинается то, что названо будущим веком, даже если его "силы" действуют уже сейчас (Евр. 6:5). Выражение "будущий век" показывает, что вечность также иногда описывается в категориях времени. Никейский Символ Веры говорит о "жизни будущего века" (vita venturi saeculi). Однако, ничего не сказано ни о том, каким образом будет продолжаться время, ни о сознании времени. Это подчеркивает образ сна, который часто используется в Новом Завете; спящий не сознает времени. Описание "пробуждения" к жизни в последний день также соответствует образу смерти как сна.
Другое понимание "промежуточного состояния", соответствующее первому толкованию смерти (пункт а.), исходит из того, что бытие после смерти наполнено содержанием, представляет собой реальное общение со Христом, или переход в место изгнания, которое в Новом Завете называется царством мертвых. Согласно этому толкованию, воскрешение мертвых на последнем суде является подтверждением состояния, которое в определенном смысле наступило уже после смерти.
В пользу последнего ответа на вопрос о промежуточном состоянии выступают высказывания, описывающие участь христиан после смерти как активное ожидание (Откр. 6:10) или жизнь с Господом (Фил. 1:23; 1 Фесс. 4:17); ср. также притчу о богаче и Лазаре, Лк. 16, и слова Иисуса к разбойнику на кресте, Лк. 23:43.
Возвращение Христа
Новый Завет очень ясно говорит о возвращении Сына Человеческого, на облаках небесных, с силой и славой. При Его вознесении сказано, что его возвращение увидят так же, как и восхождение на небеса. Он соберет Своих избранных от четырех сторон света; мертвые во Христе и верные, оставшиеся в живых, встретят Его в воздухе, для того чтобы затем всегда быть с Ним (Мф. 16:27; 24:30-; 25:31; 1 Фесс. 4:16; Откр. 1:7). Скрытое ныне господство Христа над миром станет тогда явным; царство Божие станет реальностью; восторжествуют справедливость, истина и мир, которых никогда не смогут дать земные утопии. И Apostolicum и Nicenum говорят о возвращении Христа, чтобы судить живых и мертвых. В последнем Символе Веры на это указывает добавление: "и царствию Его не будет конца". Эти слова появились для того, чтобы опровергнуть идею Маркелла Анкирского о том, что царство Сына войдет в царство Отца, и тем самым прекратятся отношения между Отцом и Сыном в Троице (ср. Kelly, Early Christian Creeds, 266; 338-).
Воскресение мертвых
Воскресение в последний день связано с возвращением Христа. "Наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло - в воскресение осуждения" (От Ин. 5:28-). При Его пришествии те, кто принадлежит Ему, получат новую жизнь через Него, сказано у апостола Павла (1 Кор. 15:23). В ответ на вопрос о том, как воскреснут мертвые, приводится пример зерна, которое умирает в земле, но дает всходы будущего растения. Небесное тело имеет такое же отношение к земному, как растение - к семени. "Бог дает ему тело, как хочет" (1 Кор. 15:35-). Духовное, небесное тело становится новым, данным Богом одеянием для соединенной со Христом души, "вечной обителью на небесах" (2 Кор. 5:1-5).
В Апостольском Символе Веры говорится о "воскресении плоти" (resurrectio carnis, что в ряде новых переводов передается как "воскресение мертвых", подобно выражению, употребляемому в Nicenum). Слово "плоть" используется здесь в ином значении, чем когда апостол Павел противопоставляет плоть и дух; здесь оно равнозначно нашей плотской природе. Имеется в виду, что воскресение также включает тело, что освещается подробно в рассуждениях 1 Кор. 15, где сказано, с одной стороны, что"плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия" (ст. 50), а с другой стороны, отношение между земным и небесным телом объясняется по аналогии с тем, что и на земле существуют различные виды плоти (ст. 39-). Используя другое выражение апостола Павла, при воскресении верующему даруется "духовное тело" (ст. 44).
Упоминание тела в связи с воскресением также говорит о том, что воскресение не только является событием последнего дня, но и имеет отношение к нынешней земной и телесной действительности. Через веру во Христа воскресение существует уже здесь, что видно из слов Иисуса Христа Марии при воскрешении Лазаря: "Верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек". ( Ин. 11:24-). "Resurrectio carnis", вера в воскресение плоти, стала защитой христианства от платоновских и гностических идей о спасении как освобождении духа, который один связан с миром идей, из темницы тела.
Последний суд
Возвращение Христа связано с последним судом в словах Символа Веры: "и вновь грядущего, чтобы судить живых и мертвых". В Новом Завете красноречиво говорится о том, как в день суда Сын Человеческий воссядет на престоле славы Своей, пред которым соберутся все народы, и Он отделит благих от злых, как пастырь отделяет овец от козлов (Мф. 25:31-46; ср. также Мф. 16:27; 2 Кор. 5:10; Откр. 2:23; 20:11-15). При этом подразумевается, что воскресение для суда относится ко всем людям, а не только к верующим во Христа, тогда как воскресение к жизни относится лишь к тем, кто принадлежит Христу. Может показаться удивительным, что критерием для отличия благих от злых в описании суда в Мф. 25 является исполнение дел любви или пренебрежение ими. В других случаях подчеркивается, что именно вера, а не дела являются решающими для оправдания в Божием суде. Однако, между этими двумя аспектами не существует противоречия; лишь в вере и через веру вырастают добрые дела в подлинном смысле слова; далее, добрые дела, которые восхваляются в сцене суда, являются внешними видимыми признаками истинной веры; именно поэтому их можно использовать в качестве критериев. Христос, говорящий о Себе, что Он пришел не судить мир, но спасти его, в то же время говорит: "Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день" (Ин. 12:48). То что суд происходит по делам, также следует из слов в Откр. 20:11-15, о "книге жизни", которая будет открыта на последнем суде (ср. также 2 Кор. 5:10). Это не отвергает, но подтверждает учение о примирении и праведности через веру. Возможно, также следует подчеркнуть, что в описании суда в Мф. 25 выделяется мысль о том, что приговор вызывает удивление присутствующих.
Двойной исход, участие в Царстве Божием или осуждение к погибели, недвусмысленно считается в Новом Завете частью откровения славы Божией. Речь идет не только об окончательной участи отдельных людей, но и о приговоре относительно человечества, народов, собранных перед престолом Божиим. Говорится не только о небесном пире, но и о "тьме внешней" (Мф. 8:12), не только о святом городе, но и о "Геенне огненной" (Мф. 5:22). Иногда предпринимались попытки отойти от этих трудно постижимых последствий новозаветных мыслей о суде, дополняя их представлением о продолжении развития, когда нечестивые, очищаются через наказание, и в конце все достигают предназначения человечества (восстановления всего, apokatastasis panton). Впервые эти идеи развиты у Оригена, в измененном виде они были приняты многими богословами более позднего времени, но также были объявлены несовместимыми с тем, что сказано в Новом Завете.
Кончина мира
Библейская эсхатология охватывает не только окончательную участь человечества, но и кончину мира, которая описана как уничтожение неба и земли пожирающим огнем (Лк. 21:33; 2 Пет. 3:10-13; Пс. 101:27). Когда в этом контексте говорится о небе, следует отметить, что этот термин имеет различные значения в Библии. Он может, как в данном случае, указывать на видимое небо с небесными телами, но в другом контексте он обозначает обитель Бога, не локализованную духовную сферу, которая также называется Царством Божиим или "Царством небесным" (he basilea ton ouranon).
Вечная жизнь
Когда апостол Павел в 1 Кор. 2:9 говорит: " Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его", он имеет в виду Евангелие, явленное во Христе, "тайную премудрость Божию". Однако, в сущности, это слово можно отнести и к вечной жизни, исполнению Евангелия, разнообразно описанному в Библии, как "наследие святых во свете" (Кол. 1:12) , или словами Псалмопевца о "радости пред лицом Божиим" (Пс. 15:11).
© Перевод: В. Володин, 1999
Top