Как проповедовать Христа в эпоху постмодернизма

Понятие «постмодернизм» (или «постмодерн») обозначает такую ситуацию в культурном самосознании, которая сложилась к концу XX столетия. Буквально в переводе на русский язык этот термин означает «послесовременность» и характеризует эпоху, наступившую после эпохи модерна. В русском языке понятие «модерн» означает определенный (или, скорее, неопределенный) промежуток времени конца XIX - начала XX века. Модернизмом называли авангардные течения, отрицавшие реализм как ограничение творчества ненужными рамками и утверждавшие принципиально иные ценности, которые векторно направлены в будущее. Таким образом, существует последовательная связь модернизма и постмодернизма как определенных стадий развития культурного самосознания общества.
   Что же такое постмодернизм? Постмодернизм определяется как тенденция в культуре последних десятилетий (число которых вызывает споры), затронувшая самые разные области познавательной деятельности человека, в том числе философию и религию. Основной характеристикой постмодернистской ситуации стал решительный разрыв с традиционным обществом, и сложившимися культурными стереотипами этого общества. Все подвергается рефлексивному пересмотру, все оценивается не с позиций традиционных ценностей, а с точки зрения эффективности. Главное – насколько все эффективно, ценности – понятие относительное. Постмодернизм характеризуется как эпоха радикального пересмотра базисных установок в обществе и культуре, отказа от традиционного мировоззрения, эпоха разрыва со всей предшествующей культурой.
   Всех представителей постмодернизма объединяет стиль мышления, в рамках которого отдается предпочтение не постоянству знания, а его нестабильности, вариативности; ценятся не абстрактные, а конкретные результаты опыта; утверждается, что действительность сама по себе недоступна для нашего познания; делается акцент не на абсолютности истины, а на ее относительности. Поэтому на окончательную истину не может претендовать ничто – ни религия, ни любая философская или естественнонаучная система, ибо всякое понимание является всего лишь человеческим истолкованием, которое никогда не бывает окончательным. Кроме всего прочего, на человеческое истолкование событий оказывают существенное влияние такие факторы, как социально-классовая, этническая, расовая, родовая, религиозная и т.д. принадлежность конкретного человека.
    Наиболее характерной чертой постмодернизма, по выражению известного философа-экзистенциалиста Льва Шестова, является негативизм, «апофеоз беспочвенности». Все, что до эпохи постмодернизма считалось устоявшимся, надежным и определенным (человек, разум, религия, философия, культура, наука, прогресс), все было объявлено несостоятельным и неопределенным, все превратилось в слова, относительные рассуждения и тексты, которые можно интерпретировать, понимать и «деконструировать», но на которые нельзя опереться в человеческом познании, существовании и деятельности, в силу именно их относительности и вариативности..
    Безусловно, постмодернизм никак не мог обойти своим вниманием религию, в частности – христианство. В эпоху постмодерна переосмысливаются практически все основополагающие догматы христианского вероучения. В современной протестантской теологии выделяются такие доктрины, как «теология кризиса» К. Барта, теология «демифологизации Нового Завета» Р. Бультмана, «универсальная теология» П. Тиллиха, «теология надежды» Ю. Мольтмана и многие другие доктрины, которые, однако, объединяет одно: переосмысление основных догматов традиционного христианства и принципиально новое истолкование места и роли христианства в мире.
    Например, в теории, выдвинутой Рудольфом Бультманом (1884 – 1976), ставится задача демифологизировать Новый Завет. Он исходил из того, что, поскольку события, описанные в Библии, вступают в противоречие с данными современного ему естественнонаучного и гуманитарного знания, то следует отказаться от дословного восприятия описания библейских событий и сосредоточить свое внимание на выявлении более глубоких истин, содержащихся в Священном Писании. Только тот, кто пробился сквозь все наносное и не имеющее значения к этим истинам, тот и постигает истинное ядро веры.
    Весьма нетрадиционно подходит к трактовке религии представитель теологии кризиса Карл Барт (1886 - 1968), который вообще считал устоявшиеся религиозные формы лишь порчей веры.
    Не менее радикально переосмысливает соотношение веры и религии Пауль Тиллих (1886 – 1965), утверждавший, что только вера в непознаваемого Бога, которая радикально отличается от религии, может спасти человеческую экзистенцию. Традиционная религия рассматривалась им как иго, которое необходимо сбросить для того, чтобы постичь истинную веру.
    Дитрих Бонхеффер (1906 – 1945) отвергал основной тезис традиционного христианства о противоположности и несовместимости земного греховного и святого сверхъестественного. Такое противопоставление, по его мнению, изменяет смысл христианства, в котором Христос, будучи Богочеловеком, воплощает в себе единство этих двух миров.
    Однако, как утверждал Экклезиаст, нет ничего нового под солнцем, и все новое есть лишь забытое старое. Постмодернизм, отвергая все утвержденные формы религиозности, тем не менее, привносит в христианство старую как мир идею о том, что все религии одинаково ведут к Богу. Просто это разные пути. Одному человеку подходит один путь, другому – другой. Главное, чтобы религия соседа не мешала тебе лично. В связи с этим перед нами, христианами, встает важнейший вопрос: как нам проповедовать Христа в эпоху постмодерна?
    Прежде всего, нужно помнить, что христианство – это Божье откровение, которое выходит за пределы границ любой эпохи, когда-либо существовавшей в человеческой истории. Бог действительно действует в истории, но Его откровение не находится под влиянием истории. Его Откровение не зависит от капризов человеческого разума, однако оно действительно всякий раз может быть переосмыслено для того, чтобы быть лучше воспринятым в каждую новую эпоху. Повторю: не для того, чтобы Откровение изменилось и превратилось в нечто иное, противоположное проповедуемому ранее. А для того, чтобы люди нового времени могли постигать это непреходящее Откровение в привычной и удобной для себя форме.
    Это утверждение подразумевает, что христианам необходимо по-новому переосмыслить Откровение, потому что именно в нем есть ответ на вопросы современности. В нем всегда есть ответы на вопросы любой эпохи. Для этого необходимо знать, что именно волнует современное общество, и отвечать именно на эти вопросы, а не на вопросы, волновавшие предыдущие поколения. Что очень часто практикуется в наших церквях.
    Мы знаем, что постмодернизм раскритиковал человеческие попытки представить истину как рациональное и логически последовательное утверждение. Однако в этом есть несомненный плюс для христианского миссионера, потому что на основании Божьего Откровения мы можем открыто провозглашать что эта постмодернистская установка совершенно верна. Что истина – это Сам Иисус Христос (Ин.14:6), а не некое рациональное и логически последовательное умозаключение, что было так свойственно для предыдущих эпох. Следовательно, истина кроется не в рациональных и логических утверждениях, не в точно выверенных теологических формулировках и символах, а в богочеловеческой личности Христа. Это совершенно постмодернистский подход, близкий человеку эпохи постмодерна. Однако именно это утверждает и Откровение, которое мы находим в Священном Писании.
    Очень важно помнить, что монополией на истину не может обладать ни одна христианская конфессия или деноминация. Более того, попытка претендовать на такую монополию в эпоху постмодерна вызывает инстинктивное неприятие у человека этой эпохи. Потому что истина находится не в принципах, не в самых правильных конфессиональных догматах и богословских определениях, и даже – держитесь! – не в исповеданиях веры, а исключительно в личности Иисуса Христа. Истина – это Сам Христос, а не рассуждения о Христе.
   Таким образом, постмодернизм как никакая другая система заставляет нас быть служителями именно Откровения, а не конфессии. Служителями Христа, а не религии. Конфессиональная принадлежность – это установки прошлой эпохи (эпохи модерна). Они все еще присутствуют в нашей жизни, без них пока никак не обойтись (это надо признать), но они уже не имеют того влияния на мультикультурное и мультирелигиозное общество, как это было в прошлом, во времена государственных религий. В современном постмодернистском мире трудно проповедовать истину как одну из многих конфессий. Зато легко можно проповедовать Истину как Личность вне конфессий.
    Быть служителями Откровения Иисуса Христа в эпоху постмодерна подразумевает, что мы уже не смотрим на других христиан через призму конфессиональной принадлежности (а – следовательно – конфессиональной ограниченности), но через призму Откровения о свободе в Иисусе Христе. Тот, кто раньше поймет это, тот и будет иметь успех в миссионерской деятельности.
    Что еще важно? Любовь - это то качество, которое легче всего воспринимает человек эпохи постмодерна. Но любовь не заключается в словах, она заключается в делах. Уставший от всевозможных технологий, от множества теорий и мнений, от бесконечных религиозников самого разного толка, претендующих на то, что истина только у них, человек ищет живых отношений. Люди в эпоху постмодерна устали от слов, которых слишком, слишком много, им нужны дела. Истинное благое дело любви на земле может совершить только Церковь Иисуса Христа. Церкви Иисуса Христа эпохи постмодерна необходимо пересмотреть свою евангелизационную направленность и перевести ее из плоскости информационной нагрузки в плоскость дружеских человеческих отношений, отношений любви. Предлагать людям не нормы и правила, не некие «духовные законы», а любовь, понимание и поддержку. Что, собственно, и делал Сам Господь Иисус Христос.
    В век постмодернизма и плюрализма успех христианской проповеди в большей мере, чем когда бы то ни было, зависит от личности, а не от интеллекта как такового. Это не отрицает значение христианского образования, наоборот – повышает его значение, однако переводит его из сферы чистой академичности в сферу практического применения.
    Нужно, понять, что современный человек перегружен самой разной информацией, и мы мало что можем к этому добавить. Нам необходимо с помощью конкретных примеров собственной жизни отстаивать веру перед конкретным человеком, а не перед неким абстрактным разумом, лишенным телесной оболочки. Никто не слушает сегодня, что мы говорим, все смотрят на то, что мы делаем. Проповедники Христа могут и обязаны показать людям разительный контраст между характерным для современного мира сползанием в пучину равнодушия, потери идеалов, ценностной дезориентации и отчаяния - и подлинной радостью и любовью, которые дает верующим только Господь Иисус Христос.
 
Игорь Журавлев
Top
разработка электроники, инжиниринг. пожарная сигнализация Петербург Skype