Explore

ПРЕДИСЛОВИЕ К SYMPHONIAE INCUNDAE Г. РАУ М. Лютер

1538 г.

© Евангелическое Лютеранское Служение, перевод (пробный вариант), 2003

Перевод выполнен по изданию: «MARTINVS LVTHER MVSICAE STVDIOSIS. 1538» // D. Martin Luthers Werke. Kritische Gesamtausgabe. Schriften. 50. Band, S. 368a-374a. Weimar, 1914 («Веймарское издание»).

Редакторское вступление заимствовано из американского издания сочинений М. Лютера: Luther’s Works. American Edition. Vol. 53 © 1965 by Fortress Press, Philadelphia.

Перевод с латинского А. Зубцова
Музыкальный редактор Д. Шкурлятьева

От переводчика

Священное Писание цитируется по Синодальному переводу. Слова переводчика и редакторов, добавленные для ясности, заключены в квадратные скобки. Примечания принадлежат редакторам американского издания «Luther’s Works. American Edition», переводчику и музыкальному редактору.

 



МАРТИН ЛЮТЕР — ПРЕДАННЫМ ЛЮБИТЕЛЯМ МУЗЫКИ

1538 г.



Приветствие во Христе! Я хотел бы от всей души восхвалить и поручить благоволенью всех людей сей божественный и превосходнейший дар — музыку, однако множество и величие его достоинств и высоких качеств настолько переполняет меня, что не знаю, с чего мне свою речь начать, чем ее кончить и как ее построить, и даже если собрать воедино все мои хвалебные слова, я все равно останусь хвалителем пресным и убогим. Да и кто сможет всё охватить? Даже если захочешь охватить всё, покажется, что не охватил ничего. Во-первых, если рассмотришь этот предмет, то найдешь, что музыка была сотворена еще в самом начале мирозданья вместе со всеми творениями и сообщена каждому из них в отдельности и всем совокупно. Ибо ничто не бывает без звука или гармонии, так что даже воздух, сам по себе невидимый и неосязаемый, неуловимый для всех органов чувств и менее всего музыкальный, кажущийся совершенно немым и вообще несуществующим, во время движения все же обретает звук, становясь слышимым и тогда же осязаемым. Тем самым Дух указывает на удивительные тайны, о которых здесь неуместно будет говорить. Но еще удивительнее музыка в существах одушевленных, особенно у пернатых, так что музыкальнейший царь и божественный psaltes  Давид с великим изумлением и ликующим духом прославляет эту удивительную искусность и уверенность пения пернатых, говоря в Псалме сто третьем [ст. 12]: «При них обитают птицы небесные, из среды ветвей издают голос».
Однако перед человеческим голосом музыкальность всего остального меркнет, настолько преизобильной и одновременно непостижимой явилась в этом щедрость и премудрость преблагого Создателя. Философы мучительно старались понять это дивное умение человеческого голоса, каким образом воздух, выталкиваемый столь легким колебанием языка и еще более легким колебанием гортани, по воле управляющей души, производит безграничное разнообразие голоса и членораздельную речь, причем делает это столь сильно и энергично, что в разных местах вокруг все люди могут не только отчетливо слышать ее, но и понимать. Но сколько философы ни трудятся, они так и не могут разобраться и, удивляясь, остаются в недоумении. Среди них до сих пор не нашлось никого, кто смог бы определить и установить, что это за трепет воздуха , каковы начала  или первоэлементы человеческого голоса, например смеха (не говоря уже о плаче). Дивятся, но не понимают. Впрочем эти размышления о безграничной премудрости Божьей, проявившейся в этом творении, оставим людям более способным и менее занятым, — мы лишь вскользь касаемся этой темы.
Здесь следовало сказать о пользе этого великого дара. Но даже этот его аспект, ввиду его безграничной разнообразности и полезности, намного превосходит самое красноречивое красноречие самых красноречивых ораторов. Мы можем сказать здесь только одно, подтверждаемое опытом: музыка — первое после Слова Божьего, что заслуживает прославления, она — госпожа и властительница человеческих настроений (о животных сейчас говорить не будем), повелевающих людьми, словно господа, а часто захватывающих и стремительно увлекающих их за собой. Более высокую похвалу музыке придумать невозможно (по крайней мере, нам). Если хочешь ободрить печалящихся или устрашить веселящихся, воодушевить отчаявшихся, смирить возгордившихся, успокоить влюбленных, примирить ненавидящих (да и кто сочтет всех повелителей человеческого сердца, то есть, переживания, порывы или настроения, все добрые или недобрые побуждения?), можно ли найти что-либо более действенное, чем музыка? Сам Дух Святой оказывает ей почтение, как орудию Своего служения, свидетельствуя в Своих святых писаниях, что при ее посредстве нисходили на пророков Его дары — расположение ко всякому доброму делу, как видно на примере Елисея [4 Цар. 3:15 сл.], а также изгнание ею сатаны, то есть, всевозможных злых побуждений, как показано на примере Саула, царя Израильского [1 Цар. 16:23].
Поэтому не напрасно отцы и пророки ничто так не желали сочетать со Словом Божьим, как именно музыку. Вот откуда столько песен и псалмов, в которых одновременно действуют в душе слушающего и слова, и звук, в то время как у прочих живых существ  и в предметах  всё изображается только музыкой без слов. Ведь только человеку, в отличие от всех прочих существ, дано присоединять к звуку речь, дабы он знал, что Бога нужно хвалить словами и музыкой, т. е. проповедью с помощью звуков, а также соединением приятных мелодий со словами. Одно сравнение людей друг с другом уже покажет тебе, насколько многогранен и разнообразен славный Создатель в распределении музыкальных дарований, насколько отличается один человек от другого голосом и речью, так что один другого удивительным образом превосходит. Оттого невозможно найти двух людей с абсолютно одинаковым голосом и манерой речи, хотя, как видим, люди нередко обезьянничают и копируют друг друга.
Если же человек присовокупит ученость  и искусственную музыку, исправляющую, облагораживающую и утончающую музыку природную, тогда можно ощутить (хотя и не постичь) абсолютную и совершенную премудрость Бога в этом дивном Его создании — музыке. Здесь особенно прекрасно, когда один голос выводит свой напев, а тем временем многие голоса вокруг дивно играют, резвятся и приятнейшими переливами украшают его , словно водят рядом с ним некий божественный хоровод, и тем, кого это хотя бы немного трогает, кажется, что нет в этом мире ничего удивительнее. А кого это не трогает, право же, те ничего не смыслят в мусических искусствах и достойны слушать лишь какого-нибудь грязного пасквилянта  или музыку свиней.
Однако предмет сей слишком обширен, чтобы кратко можно было описать всю его полезность. Тебя же, благочестивый юноша, прошу любить и жаловать это благородное, полезное и приятное творение Божье, которым уврачуешь ты свои душевные волнения вопреки постыдным желаниям и порочным сообществам. Также приучись в творении этом узнавать и прославлять Творца, остерегаясь и избегая развращенных личностей, злоупотребляющих красотой природы и искусства, подобно бесстыдным поэтам, ради безумного любострастия своего. Будь уверен, что это дьявол наущает их идти против естества: несмотря на то, что дар сей хочет и должен воспевать единого автора своего — Бога, эти сыны прелюбодеев, похищая дар Божий, с его помощью воздают поклонение врагу Божьему — противнику естества и сего приятнейшего искусства.

Благополучия тебе в Господе.

 

 

От редактора «Американского издания»

Виттенбергский издатель и типограф Георг Рау (Georg Rhau, 1488-1548), человек дальновидный, одаренный богатым воображением и завидной энергией, внес важный вклад в процесс становления лютеранской музыки. Рау сам был музыкантом и композитором. Некоторое время он служил кантором «Thomasschule» в Лейпциге, став таким образом одним из ранних предшественников И.-С. Баха на этом посту. К открытию знаменитого «Лейпцигского диспута» между Лютером и Экком в 1519 г. Рау написал мессу для двенадцати голосов. Примерно тогда же он стал последователем Лютера. Переехав в Виттенберг в 1523 г., Георг Рау открыл типографию, выпустившую в свет целый ряд сборников литургической музыки для лютеранского богослужения. В период с 1538 по 1545 гг. он опубликовал двенадцать тщательно отредактированных сборников, содержавших полный репертуар месс, вечерен, антифонов, респонсориев и гимнов на латинском и немецком языках, написанных лучшими композиторами того времени. Первые два тома этой замечательной серии назывались «Symphoniae iucundae» («Приятные симфонии ») и «Selectae Harmoniae quatuor vocum de passione Domini» («Избранные гармонии Страстей Господних для четырех голосов»). В первом томе содержались пятьдесят два мотета для воскресений церковного года, во втором — мотеты и прочие хоральные произведения для Великого поста. Предисловия к этим двум сборникам были написаны Лютером и Меланхтоном соответственно.google-site-verification: google78f49f06a6c2b252.html

ПЕСНЬ В БИБЛИИ И ПЕНИЕ ОБЩИНЫ У МАРТИНА ЛЮТЕРА И ПАУЛЯ ГЕРХАРДТА Х.Ахенбах

 

 

 

Древнейшая песнь Библии принадлежит Ламеху: “Я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне…” (Быт 4:23-24). Это высказывание говорит о силе, преисполняющей мужа и о его несгибаемой воле. Вероятно, этой песней Ламех хочет понравиться своим двум женам: Аде и Цилле.

В песне можно сильнее, чем на словах, выразить все радости и горести, лежащие на сердце. Песни – неотъемлемая часть свадебных пиршеств (Иер 25:10) и праздников (Ам 6:5), а при дворе они были ежедневным развлечением (2 Цар 19:35). С песнями и музыкой провожали отправлявшихся в путь друзей (Быт 31:27) и приветствовали вернувшихся победителей. Воодушевление женщин при возвращении Давида с победы над Филистимлянином было настолько сильным, что пошатнуло трон под Саулом: “Саул победил тысячи, а Давид – десятки тысяч!” (1 Цар 18:6-7). Наряду с песнями радости упоминаются и песни-притчи (Пс 68:12). “Песнь песней Соломона” дает нам представление о песнях любви у израильтян. Также рассказывается о песнях, сопровождавших работу при выкапывании колодезя (Числ 21:17-18), или для топчущих в точиле (Иер 25:30). – Усопших оплакивали в песнях-плачах (2 Пар 35:25).

Торжественные песни победы Моисея (Исх 15:1-19) и Деворы (Суд 5) имеют большее значение: они выражают не только огромную жизненную силу или глубокую печаль. У этих песен есть адресат, к которому они направлены: “Я Господу, я пою, бряцаю Господу, Богу Израилеву” (Суд 5:3). Или: “На тебя, Господь, уповаю; да не постыжусь вовек” (Пс 70:1). Да, это звучит как призыв к прославлению, когда мы читаем в псалме 99: “Воскликните Господу вся, земля! Служите Господу с веселием… Он сотворил нас, и мы – Его, Его народ и овцы паствы Его”.

Мы можем спросить: для чего нужен этот “призыв к прославлению”? Нуждается Господь в прославлении? Или Он даже рассчитывает на него? На этот вопрос Библия дает однозначный ответ “да”! Когда царь Езекия ищет избавления от смерти, он бросает упрек Богу, что Он забыл его, бросая теперь в беде. “Ибо не преисподняя славит тебя, не смерть восхваляет Тебя… Живой, только живой прославит Тебя, как я ныне” (Ис 38: 18-19). Прославление и благодарение – часть общения с Богом. И если истинно, что эта связь непрерывна, тогда прославление и благодарение не могут не звучать на богослужениях. Большая часть псалмов была частью ритуала святости. Также и во время ночи: “Благословите ныне Господа, все рабы Господни, стоящие в доме Господнем, во время ночи” (Пс 133:1).

Сегодня богослужение вновь ставится в центр церковной жизни, и это требование должно отчетливо проявляться: богослужение означает “служение Богу”, во время которого мы Его прославляем и воздаем Ему благодарение. Как певец на сцене после исполнения нуждается в аплодисментах, ведь для его искусства это жизненно важно, так и Бог нуждается в нашем прославлении и нашей благодарности: “Восплещите руками, все народы, воскликните Богу гласом радости” (Пс 46:2). Прославляя и благодаря, мы препоручаем себя в Его власть Творца и Его заботам о совместной жизни народов (Пс 104:45). Итак, восхваление Бога и благодарение Богу в наших песнопениях – не столько вопрос музыкальных способностей или эстетического наслаждения для органов слуха, сколько необходимый, основополагающий элемент на каждом богослужении. Пока звучит это прославление, живет надежда для нашего мира. Приходя в воскресное утро на богослужение и присоединяя свой голос в хор прославления, люди активно включаются в сохранение мира.

Из этого тет-а-тета “Бог – человек”, из этого диалога, который был приведен в движение Самим Господом, когда Он спросил: “Адам, где ты?” – из того отношения следует и жалоба человека: “Спаси меня, Боже; ибо воды дошли до души моей. Я погряз в глубоком болоте, и не на чем стать; Я изнемог от вопля, засохла гортань моя” (Пс 68:2-4). Таким обессиленным, одиноким и беспомощным предстает здесь человек перед Богом в своем ничтожном бытии. И все же из этой одной человеческой судьбы произошла песнь, которая может быть близка многим страждущим последующих поколений.

Отличительным признаком псалмов Библии является то, что жалоба и восхваление соединяются друг с другом. Особенно наглядно это видно в псалме 12: он начинается с жалобы: “Доколе, Господи, будешь забывать меня в конец?” В середине располагается просьба о внимании: “Призри, услышь меня, Господи, Боже мой”. И в заключение следует заверение в верности: “Я же уповаю на милость Твою… Воспою Господу, облагодетельствовавшему меня”. – Такая структура присуща всем псалмам. Более поздние стихосложения восприняли этот образец, и поныне наши духовные песнопения имеют такой же порядок.

Как мы читаем в Ветхом Завете, что “покрыло небеса величие Его” (Авв 3:3), и вся вселенная в великолепии своем является абсолютным восхвалением (Пс 148), теперь в Новом Завете становится всем людям очевидно через явление Сына Божьего: “И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение” (Лк 2:13-14). Однако уже и теперь существует взаимосвязь между общиной здесь и ангелами у Трона небесного. Особенно отчетливо это показано нам в Откровении – к мощным хвалебным гимнам на небесах присоединяются и люди на земле (Откр 4:8-11; 14:3; 15:3-4); и в завершение все, что на небе и на земле, соединяется в одноголосый хор во славу Триединого Бога (Рим 11:33-36; 1 Тим 1:17; Откр 5: 9-14).

 Мы знаем, что наш реформатор Мартин Лютер заново открыл   Библию. Особенно он любил гимны. Поскольку он скептично  относился ко всем принятым установлениям в      
 “Вопросах   церемониала", то считал, что               
недостаточно перевести латинскую мессу на немецкий язык, как это сделал Томас Мюнцер. “Текст и ноты, мелодия и жесты – и то, и другое должно звучать на родном языке и голосе, иначе все это подделка, обезьянничанье”, – считал Мартин Лютер. “Ведь музыка
– дар, подарок Божий. Она изгоняет диавола и людей веселит… Я присуждаю музыке после теологии
следующее место и воздаю высочайшие почести”.
И Лютер не теоретизирует. Часто можно было слышать, как он пел своим высоким баритоном. Ученики виттенбергского доктора рассказывали позднее, как он ехал в своей повозке и радостно распевал песни. Когда потребовалось разработать новый порядок
богослужения, Лютер поставил задачу: песнопения, которые он считал нужными или совершенно новые песни не должны содержать непривычных или придворных выражений, а иметь ясный, по возможности, соответствующий псалмам стиль. Теперь нужно было найти поэтов и музыкантов для осуществления этой задачи. Но как раз в них и была нехватка.


Все усилия Лютера по поиску не принесли успеха.
И тогда он сам принялся за работу, хотя и был убежден, что поэт из него – “ничтожный и презренный”.
Внезапно у него появились и слова, и мелодии, и он стал великим автором, “виттенбергским соловьем”, как назвал его Ганс Сакс, поэт-современник из Нюрнберга. И в этом есть нечто трогательное: человек, у которого достаточно других забот, теперь еще и сочиняет стихи, потому что не смог найти никого, кому можно было бы поручить эту работу. Лютер хотел лишь одного: попасть в тон народа. Так он просто забрал у диавола “приятную поэму и приятный стих” и одухотворил повседневные мелодии, чтобы общины больше не пели “так лениво и безучастно”. Так, начав с навязанных ему требований по новому порядку богослужения, Лютер стал народным поэтом и певцом, каких еще не видел немецкий народ.

Самым значительным поэтом – автором песен христиан-протестантов стал Пауль Герхардт. За свою жизнь он сочинил 134 песни, из них 26 вошли в Сборник евангелических песнопений. Пауль Герхардт перенес в жизни много испытаний, однако его упование на Бога осталось незыблемым. Вновь и вновь он поет Ему в своих песнях.

Одна история рассказывает, что вскоре после свадьбы его жена не нашла в доме ничего съестного. Она попросила у мужа один кройцер, чтобы купить хлеба. Но и у него больше не было ни одной монеты, и он сказал жене: “Я хочу преподнести тебе блюдо, которое никогда не испортится!” Через некоторое время он вышел из своего кабинета и прочел ей новую песню “Предай свое хожденье, и все, чем дух скорбит…”.

К нам в Петрикирхе пришла молодая женщина с просьбой о поминальной молитве по ее усопшей матери. И на молитвенном служении мы спели эту прекрасную песнь-утешение Пауля Герхардта. После молитвы дочь рассказала нам со слезами на глазах, что в последние дни ее мать много пела, и эту песню тоже. Она уже не могла говорить, она и ушла из этого мира… в мир иной с пением.

Какое огромное богатство оставила “песнь” в истории веры. Потому мы имеем полное основание – именно как лютеране – быть Церковью “поющей”.


МУЗЫКА И МАРТИН ЛЮТЕР

Композиторы протестантской Германии, в том числе и Бах, следовали заветам Лютера, прославляющего музыку как "бесценное, врачующее, радостное Божье творение", как "дар Господний". В библиотеке Баха находилось несколько изданий полного собрания сочинений М. Лютера, содержащие свыше 5 тысяч хоралов. Библия на двух языках - немецком и латинском - была его настольной книгой. Вполне закономерно, что протестантский хорал стал неотъемлемой составной частью музыкального языка И.С. Баха и других композиторов. Хоралы входили в духовный мир человека как естественный, необходимый, органично вросший в психику и сознание элемент мироощущения.

Ма́ртин Лю́тер (нем. Martin Luther  10 ноября 1483, Айслебен, Саксония — 18 февраля 1546, там же) — христианский богослов, инициатор Реформации, переводчик Библии на немецкий язык. Его именем названо одно из направлений протестантизма.

558px-Luther46c (558x600, 62Kb)

Лютер в 1529 году

 

В историю немецкой общественной мысли, Лютер вошёл и как деятель культуры — как реформатор образования, языка, музыки. В 2003 году по результатам опросов общественного мнения Лютер стал вторым великим немцем в истории Германии. Он не только испытал на себе влияние культуры Возрождения, но в интересах борьбы с «папистами» стремился использовать народную культуру и многое сделал для её развития. Большое значение имел выполненный Лютером перевод на немецкий язык Библии (1522—1542), в котором ему удалось утвердить нормы общенемецкого национального языка.

Лютер хорошо знал историю и теорию музыки; его любимыми композиторами были Жоскен Депре и Людвиг Зенфль. В своих трудах и письмах он цитировал средневековые и ренессансные трактаты о музыке (трактаты Иоанна Тинкториса почти дословно).

Лютер — автор предисловия (на латыни) к сборнику мотетов (разных композиторов) «Приятные созвучия… для 4 голосов», выпущенному в 1538 немецким издателем Георгом Рау. В этом тексте, неоднократно переиздававшемся в XVI веке (в том числе в немецком переводе) и получившем (позднее) название «Похвала музыке» («Encomion musices»), Лютер даёт восторженную оценку имитационно-полифонической музыке с основой на cantus firmus. Кто неспособен оценить божественную красоту такой изысканной полифонии, «тот недостоин называться человеком, и пусть слушает, как кричит ишак и хрюкает свинья». Помимо того, Лютер написал предисловие (на немецком) в стихах «Frau Musica» к небольшой поэме Иоганна Вальтера (1496—1570) «Lob und Preis der löblichen Kunst Musica» (Wittenberg, 1538), а также ряд предисловий к песенникам разных издателей, вышедшим в 1524, 1528, 1542 и 1545 годах, где излагал свои взгляды на музыку как исключительно важную, неотъемлемую составляющую обновлённого культа.

Lucas_kranakh (294x405, 44Kb)

Мартин Лютер. Портрет работы Лукаса Кранаха Старшего 1526

 

В рамках богослужебной реформы ввёл общинное пение строфических песен на немецком языке, позже названных обобщённо протестантским хоралом.

Предположительно с 1523 года Лютер принял непосредственное участие в составлении нового обиходного репертуара, сам сочинял стихи (чаще пересочинял церковные латинские и светские прототипы) и подбирал к ним «благопристойные» мелодии — как авторские, так и анонимные, в том числе из репертуара римской католической церкви.

Вопрос о том, насколько велик персональный вклад Лютера в музыку протестантской церкви, на протяжении веков неоднократно пересматривался и остался дискуссионным. Некоторые церковные песни, написанные Лютером при активном участии Иоганна Вальтера, вошли в первый сборник четырёхголосных хоральных обработок «Книжечка духовных песнопений» (Виттенберг, 1524). В предисловии к нему (см. приведённое факсимиле) Лютер писал:

462px-Walther-gesangbuch-1524-vorrede (462x600, 136Kb)

 

 

Предисловие Мартина Лютера к первому сборнику протестантских хоралов, так называемому «Виттенбергскому песеннику» (1524)

То, что пение духовных песен хорошее и богоугодное дело, очевидно всякому христианину, ведь не только пример пророков и царей Ветхого завета (которые славили Бога песнями и инструментальной музыкой, стихами и на всевозможных струнных инструментах), но и особый обычай псалмопения был известен всему христианству с самого начала. <…> Поэтому для начала, чтобы поощрить тех, кто может сделать это получше, я вместе с несколькими другими [авторами] составил несколько духовных песен. <…> Они положены на четыре голоса потому только, что я очень хотел, чтобы молодежь (которой так или иначе придется обучаться музыке и другим подлинным искусствам) обрела нечто, с помощью чего она могла бы отставить прочь любовные серенады и похотливые песенки (bul lieder und fleyschliche gesenge) и вместо них научиться чему-то полезному, и притом чтобы благо сочеталось со столь желанной для молодых приятностью.

Хоралы, которые традиция приписывает Лютеру, вошли и в другие первые сборники (одноголосных) церковных песен протестантов, которые были напечатаны в том же 1524 году в Нюрнберге и в Эрфурте.

Автограф знаменитой церковной песни Мартина Лютера «Ein' feste Burg»

Luther's_Ein_Feste_Burg (546x470, 129Kb)

Известнейшие хоралы, сочинённые самим Лютером — «Ein feste Burg ist unser Gott» («Господь наш — оплот», сочинён между 1527 и 1529)

и «Von Himmel hoch, da komm ich her» («Схожу с высот небесных я»; в 1535 сочинил стихи, подложив их под шпильманскую мелодию «Ich komm’ aus fremden Landen her»; в 1539 сочинил к стихам собственную мелодию). Всего Лютеру ныне приписывают сочинение около 30 хоралов. Стремясь к простоте и доступности богослужения, Лютер установил новое общинное пение строго диатоническим, с минимальным распевом (использовал преимущественно силлабику) — в противовес григорианскому хоралу, в котором много пышной мелизматики, требующей профессионализма певчих. Месса и службы оффиция (прежде всего вечерня с магнификатом), унаследованные от католиков, распевались как на стандартные латинские тексты, так и по-немецки. При этом заупокойную мессу и другие пышные ритуалы, которые практиковались католиками в богослужении об умерших, Лютер упразднил.

Труды, важнейшие для понимания богослужебной реформы Лютера,— «Формула мессы» («Formula missae», 1523) и «Немецкая месса» («Deutsche Messe», 1525—1526). В них даны 2 литургические формы (на латинском и немецком языках), которые не были взаимоисключающими: латинские песнопения могли совмещаться с немецким хоралом внутри одной службы. Богослужение полностью на немецком языке практиковалась в небольших городах и деревнях. В крупных городах, располагавших латинскими школами и университетами, макароническая протестантская месса была нормой.

Лютер не возражал против использования в церкви музыкальных инструментов, в особенности органа.

Протестантский хорал сыграл важную роль в развитии немецкой музыки. Через Протестантский хорал в профессиональную музыку широко влились мелодии народных песен. Большое распространение получили жанры хоральной обработки и хоральной прелюдии; обработки Протестантских хоралов, предназначавшиеся для органа, создавались многими композиторами, в т.ч. И. С. Шейдтом, И. С. Бахом; в числе авторов хоральных прелюдий для органа - И. Пахельбель, Г. Бём, Д. Букстехуде, И. С. Бах.

Библейские цитаты

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…